?

Log in

No account? Create an account
Предыдущий пост Поделиться Следующий пост
"Секреты дома Йорков"/8
sigrig
mirrinminttu
Сейчас я сделаю ужасное признание: ни одна из существующих версий, пытающихся как-то объяснить поведение герцога Кларенса по отношению к своему братцу-королю, не кажется мне убедительной. Поэтому от г-жи Салмон я ожидала многого. Но не дождалась.



Кто-то отмахивается, что "Джордж - это Джордж". Дескать, что с дурака возьмёшь. Джон Эшдаун-Хилл, насколько помню, списал всё на воспитание. Типа, перелюбили/недодрессировали. Проблема в том, что та небогатая фактическая информация, которая о Кларенсе есть в широком доступе, рисует человека, ведущего себя прилично в домашней жизни, хорошо управляющегося со своими обязанностями, и чрезвычайно преданного своей жене и детям. То есть, глупость, неблагодарность и капризы на ровном месте как-то в эту линию поведения не укладываются.

Естественно, г-жа Салмон в эту фигуру впилась с аппетитом. Но и она ничего нового, видимо, не нарыла, даже в сомнительных местах.

Она отмечает, что щедрость Эдварда по отношению к брату не имеет прецедентов в английской истории. То есть, так считают Кендалл в своём "Warwick the Kingmaker", и Майкл Хикс в "False, Fleeting, Perjur'd Clarence", на которых она ссылается.

Правда, никакой проблемы в объяснении поведения Джорджа г-жа Салмон не видит. По её версии, именно Джордж был старшим выжившим сыном Ричарда Йорка и Сесилии Невилл. То есть, бастарда Эдварда-короля он ещё кое-как перенести мог - по приказу отца. Но бастарда Эдварда, женившегося на собственной единоутробной сестре, он признавать своим королём не собирался.

Ссора с Варвиком объясняется автором двумя причинами. Во-первых, Кларенс вовсе не хотел возвращения и возвышения Ланкастеров, потому что при них он оказался бы уж совсем в жалком положении. Во-вторых, его прельстила выгода добрых отношений с Эдвардом, который был готов за такое отношение платить. Выбрать было легко.

Не видит автор ничего необычного и в том, что Эдвард был щедр к братьям. "По английским законам, Кларенс и Глостер были большим, чем просто герцогами. Один из них был законным королём, а другой - его наследником".

В этом свете, становится более понятным обвинение Джорджа в государственной измене. Вслед за Хиксом, она утверждает, что акт о государственной измене герцога Кларенса выглядит неубедительно. Мало того, часть обвинений попадает под ранее выданные пардоны, часть вообще не попадает под статью. Но вот если Джорджу удалось спрятать сына вне страны, то это было настоящей государственной изменой. Именно поэтому Кларенс и был осужден.

Что касается Ричарда нашего Глостера, то он, констатирует г-жа Салмон, был в ярости, и поклялся отомстить. Но - его же связывала верность. Ещё раньше, г-жа Салмон высказалась в том смысле, что мотто герцога Глостера содержит двойной смысл, как бы заявляя, что если бы не цепи верности, он бы действовал по-другому. И верность эта была вовсе не брату, а отцу, его решению, его воле.

В любом случае, после смерти Кларенса, герцог Глостер стал носить траур, и практически покинул двор Эдварда. Одновременно, он полностью погрузился в "дела своей страны", как выражается гжа Салмон. Совпадение? Не думаю, - утверждает она. После смерти Кларенса, Глостер почувствовал себя в опасности, и старался укрепить тот домен, в который его брат вообще никогда не совался. И стал бояться Вудвиллов, для которых представлял прямую опасность. Но ещё больше он боялся выкрутасов своего брата, который был виновен в истреблении английской аристократии вообще, и Кларенса в частности. И Десмонда тоже.

Г-жа Салмон находит историю о том, что Элизабет выкрала кольцо мужа, чтобы запечатать приказ о казни Десмонда, слишком невероятной. Более похоже на правду то, что с Десмондом свёл счёты сам Эдвард. Поэтому личностью, повинной в смерти лорда Десмонда, о которой позднее Ричард Глостер упомянет в переписке, был сам король, а не его жена.

Г-жа Салмон цитирует, что земельные операции Ричарда Глостера на севере вызывают у историков изумление. Но если посмотреть на них с точки зрения подготовки к войне за корону (о том, что здоровье Эдварда становится всё хуже, было известно с самого французского похода), то энергия Глостера выглядит логичной.

Дальше она будет рассматривать на многих десятках страниц "шокирующую узурпацию Ричарда III", так что прервусь здесь.

_____________________

Как видите, и эта часть книги - практически просто блок информации для читателя. С единственной своеобразной добавкой на любимую тему "бастард Эдвард и его сестра-жена".

Единственное, что я для себя вынесла с этих страниц - неожиданную мысль о том, что никто (включая меня) не попытался осмыслить разрыв Кларенса с Варвиком в свете потрясения реставрацией Ланкастеров. И не потому, что он от этого проиграл корону. А потому, что ожидалось прибытие женщины, персонально ответственной за варварскую смерть его отца и брата. И за самый ужасный эпизод в его собственной жизни.

Кстати, у меня тоже создалось твёрдое впечатление, что за смертью Десмонда стоит только и только Эдвард. Речь идёт об этом Десмонде: https://en.wikipedia.org/wiki/Thomas_FitzGerald,_7th_Earl_of_Desmond

  • 1
Я рада, что не зря этот опус утюжу))

  • 1