Предыдущий пост Поделиться Следующий пост
"Секреты дома Йорков"/7
sigrig
mirrinminttu
В начале описания причин, по которым произошла ссора Эдварда IV с графом Варвиком, Мерилинн Салмон не отступает с проложенной до неё дороге ни на шаг. В конце концов, задаваться вопросом, насколько в этой истории проблема была именно в Вудвиллах, стали совсем недавно. Г-жа Салмон отмечает, как старательно хронисты стали выдавать описание коронации Элизабет Вудвилл за её бракосочетание с Эдвардом, как болезненно отреагировали (на континенте) венценосные родители потенциальных невест на то, что выбор молодого и красивого английского короля пал на "английскую вдову", и так далее.



Интересности начинаются с описания отношений Сесилии Невилл и Эдварда IV. В принципе, сначала просто перечисляются демарши Сесилии - она не присутствовала на коронации Элизабет Вудвилл, она отказалась уступить новой королеве апартаменты в одной из резиденций, вынудив Эдварда достраивать новые для жёнушки, и, главное, она стала величать себя "королева в своём праве", но не королевой-матерью.

Не знаю, честно говоря, насколько справедливо описаны ответые меры, предпринятые Эдвардом. Г-жа Салмон пишет, что он выселил Сесилию из недавно отремонтированного Фозерингея в полуразрушенный Беркхамстед. Сесилия действительно жила там в 1469 году, но насколько правда то, что он был полуразрушен? Ещё в 1461 году там жил Генри VI, и замок был собственностью короны с 1400-го года. Более того, именно Эдвард IV распорядился чтобы на расстоянии 11 миль от Беркхамстеда ни один другой город не имел прав рыночного города, сдела его, тем самым, важным экономическим узлом. Как-то не выглядит ссылкой. Скорее, помощью со стороны Сесилии, ради придания большей весомости решению.

Г-жа Салмон ссылается на работу Майкла Джонса, Bosworth 1485. Тот самый Майкл Джонс, который был соавтором Филиппы Лэнгли (Philippa Langley and Michael Jones: HISTORY THE KING'S GRAVE: THE SEARCH FOR RICHARD III). Интересно, что он, персонально, считает Ричарда виновным во всех традиционно приписываемых ему преступлениях. То есть, насколько объективно он рассматривает отношения Сесилии и Эдварда, будучи на стороне Эдварда? В любом случае, именно Джонсу принадлежит высказывание, что Сесилию выкинули из Фозерингея в Беркхамстед, чтобы понизить её социальный статус в обществе.

Г-жа Салмон объясняет это не столько расстановкой приоритетов королём, сколько его подозрениями в том, что Сесилия пытается организовать заговор с целью подсидеть его ради Кларенса. Во всяком случае, эпизод с Беркхамстедом укладывается во временные рамки получения Кларенсом папской диспенсации для брака с Изабель Невилл, и отплытия его в Кале. Известно, что Сесилия встречалась с Кларенсом и Варвиком в Сандвиче, перед отплытием тех в Кале. Но неизвестно, с какой целью. Г-жа Салмон считает, что отнюдь не для того, чтобы отговорить Кларенса. Напротив. Ведь Эдвард, в конце концов, был всего лишь бастардом её мужа, напоминиет автор книги.

И вот здесь г-жу Салмон снова маниакально заносит на тему того, что брак Эдварда был инцестом. Она утверждает, что граф Варвик примирился в 1469-м году с королём потому, что не смог публично заявить о причине своего бунта - об отвращении, которое вызывал у него брак Эдварда. Но он не мог сказать вслух, что за тип у них там ходит в королях, потому что нельзя было, чтобы простой народ об этом узнал. Далее, заявление скомпроментировало бы характер Сесилии Невилл, матери человека, которого он собирался сделать королём (интересно, почему? она же явно бойкотировала брак Эдварда).

Да, и тут всплывает, наконец, тот "обоснуй", который находится за уверенными утверждениями г-жи Салмон о происхождении Эдварда и о характере его брака. Это - упоминание в "Three Chronicles of the Reign of Edward IV" о том, что после битвы при Эджкоте был найден ларец, содержащий множество удивительных документов, угрожающих королю и спокойствию в королевстве, и потому являющихся самым низким преступлением из всех известных.

Относительно второго и финального восстания Варвика, г-жа Салмон пишет чрезвычайно туманно. Она утверждает, что граф, к тому моменту, счёл уже всех Йорков отвратительными, и решил обратиться к ланкастерианской линии. Нет, он не преследовал выгоды, отнюдь. В подтверждение, г-жа Салмон цитирует бургундского хрониста Жоржа Шастелляна, что Варвик убил бы Элизабет Вудвилл и её нерождённого ребёнка, если бы смог вытащить её из убежища при Вестминстере. Она считает, что Варвик проиграл, в результате, потому, что не мог назвать ту единственную причину, которая смогла бы отвратить сердца англичан от короля Эда.

________________

Большой ляп - это ядовитая ремарка автора по поводу допущения сопровождения брата королевы Богемии наблюдать три часа, из алькова, за парадным обедом Элизабет Вудвилл. Г-жа Салмон считает, что это было сомнительным удовольствием. Но, тем не менее, даже уже при Тюдорах, Элизабет I не манкировала своими обязанностями время от времени обедать публично, когда допущенные до зрелища представители разных классов часами завороженно наблюдали на процедурой. По какой-то причине, англичане считали великой честью поприсутствовать, в числе зрителей, на обедах королей и королев. Да, стоя)) Тогда придворные также часами стояли в приёмных покоях. И никто не находил это сомнительным удовольствием.

Что касается хроник Жоржа Шастелляна, то они являются ярчайшей иллюстрацией предупреждения Дэвида Балдуина "всегда помните, кто их писал, при каких обстоятельствах, и для кого". Шастеллян, секретарь герцога, писал свои Хроники для Карла Смелого, женатого на сестре Эдварда IV. Он никогда не был в Англии, зато он вполне мог видеть графа Варвика, когда тот вёл переговоры с герцогом. Как известно, граф и герцог возненавидели друг друга с первого взгляда. Соответственно, искушение представить графа Варвика потенциальным убийцей глубоко беременной женщины, члена семьи герцогини, вполне отвечает желанию получить за свою работу бонусы от герцога.

Далее, оборот "... the most abdominable treason that ever were seen or attempted withinne the same..." из "Three Chronicles of the Reign of Edward IV" - это типичный бюрократический оборот того времени, использующийся для обвинений в делах о государственной измене. То есть, в этих "письмах из ларца" была, скорее всего, просто переписка участников восстания. Ведь эту шкатулку нашли в связи с арестом сэра Роберта Веллса, который и был, кстати, казнён за государственную измену. Если бы г-жа Салмон потрудилась ознакомиться хотя бы с несколькими обвинительными актами того времени, она не связала бы запись в Хрониках и свою любимую идею.

  • 1
Смех продлевает жизнь! Г-жа Салмон сделала нас практически бессмертными.

  • 1
?

Log in

No account? Create an account