Предыдущий пост Поделиться Следующий пост
Ричард "Стронгбоу" де Клер/5
sigrig
mirrinminttu
В конечном итоге, Генри II прибыл в Ирландию величественно, в окружении огромной армии и многочисленных придворных. В современный менталитет дауншифтинга, перевоз такой пропасти народа и снаряжения с одного острова на другой не вписывается, и выглядит сущим идиотизмом и расточительством, но в двенадцатом веке великий король должен был не только быть, но и выглядеть великим.



Поскольку Генри уже договорился с нашим де Клером, Стронгбоу, о том, что портовые города и ключевые крепости остаются за ним (обычная, кстати, практика того времени), начальниками этих важных точек были назначены люди, которым король доверял.

Уильям Фиц-Аделин был маршалом (в данном случае, этот титул имел значение «судебный исполнитель» и «главный надзиратель») короля, и попутно исполнял странную функцию, унаследованную им через брак, от папеньки супруги. Фиц-Аделин должен был присматривать за проститутками при королевском дворе, отвечать за членовредительство осуждённых преступников, а также измерять королевские галлоны и бушели. Никакой длинной родословной у него было – его отец, очевидно, состоял на службе у де Мовбрея, и получил от того земли только в 1165-м году.

А вот родословная Хью де Лэси была куда как более славной. Его дед пришёл в Англию с Вильгельмом Завоевателем, его отец стал тамплиером и участвовал в Крестовом походе. Более того, де Лэси был магнатом, с большими земельными владениями в Шропшире и Херефордшире.

Роберт Фиц-Бернард был потомком какого-то немецкого рыцаря, пришедшего в Англию с Вильгельмом Завоевателем, и имел кое-какие земли в Вестморленде. Род его был решительно ничем не примечателен, и, похоже, единственно амбицией Фиц-Бернарда было служить королю.

Филипп де Браоз был, не смотря на своё имя, личностью ничем не примечательной, и при короле Генри находился в качестве капитана наёмников. Был он младшим сыном другого Филиппа де Браоза, крестоносца, и дядей знаменитого де Браоза, Уильяма. Тем не менее, будущий камень преткновения по имени Лимерик, на котором и сломает себе шею будущая знаменитость, был положен на дорогу именно этим Филиппом.

Бертрам де Вердан был, потомком сына или племянника герцога Нижней Лотарингии, и пожизненным другом короля Генри. Причём, человеком он был богатым, предприимчивым, и очень подвижным. Вот уж с кем у короля было полное совпадение темпераментов! Этот Бертрам ухитрился ещё и отправиться потом в Третий Крестовый, с Ричардом I.
Хэмфри III де Бохун был коннетаблем Англии и очень богатым человеком.

Ричард де Клер, прибывший, кстати, в Ирландию вместе с Генри II, публично и церемонно принёс королю оммаж за Лейнстер. Следующим номером программы было нечто, для меня не вполне понятное: добрые жители Вексфорда вручили королю своего пленника – Роберта Фиц-Стефана, вместе с петицией, в чём-то Фиц-Стефана обвиняющей. Король Фиц-Стефана сурово отчитал, и велел заключить в Реджинальд Тауэр (откуда потом тихо и довольно быстро выпустил). Я знаю, что Фиц-Стефан сдался в плен при защите Каррига в Типперери – его обманули ирландские епископы Вексфорда и Килдейра, поклявшиеся на кресте, что Дублин пал, и все находящиеся в нём норманны убиты. Но не могу сказать, чем этот Роберт провинился перед жителями Вексфорда. Разве что тем, что Вексфорд взял?

Чтобы не расплываться по деталям, скажу только, что в общем и целом, все короли и вожди Ирландии принесли королю Генри свой оммаж. Хотя Рори О‘Коннор сделал это по прокси. Он отказался пересекать границу, и де Лэси с Фиц-Аделином отправились туда сами. Наверняка никто из ирландцев, включая архиепископа Дублина, в большом восторге от того, что теперь у них есть лорд Ирландии, норманнский чужак, не были. Но все они были христианами (или считались таковыми), и воле, выраженной в папской булле, противиться не могли.

Генри II пробыл в Ирландии до самой Пасхи 1172-го года. Дублин с окрестностями, который находился, как видно по карте, ровнёхонько на границе Лейнстера и Мита, был отдан под управление Хью де Лэси. Одновременно, Генри сделал де Лэси лордом Мита, и это было довольно смелым жестом по отношению к Рори О‘Коннору, потому что тот продолжал числиться верховным королём Ирландии. А Мит всегда считался королевской провинцией, потому что именно там была Тара, где верховных королей короновали. Да, эта «верховность» была, по большей части, церемониальной, но кое-какой авторитет над прочими королями у верховного короля был. И вот теперь хитрый норманн посадил всем им на шею оверлорда, чья власть превышала власть верховных королей.

Вексфорд и Вотерфорд были отданы под управление Роберту Фиц-Бернарду и Уильяму Фиц-Аделину, которые, по сути, были чиновниками короля. Гарнизон Дублина составили и возглавили Роберт Фиц-Стефан, Морис Фиц-Джеральд, Мило Фиц-Дэвид и Мейлер Фиц-Генри. Де Браоз и де Гастингс, вместе с Фиц-Аделином, должны были составить и возглавить гарнизон Вексфорда (30 рыцарей). Де Бохун, де Гандевиль и Фиц-Бернард выполнили ту же задачу в Вотерфорде (40 рыцарей).

Собственно, единственной независимой частью Ирландии оставался Ольстер. Король Генри щедро одарил Ольстером молодого Джона де Курси, с условием, что тот Ольстер завоюет. Что тот, собственно, и сделал, хотя и только в 1177-м году. Правда, вряд ли в тот момент его величество мог предположить, что этот младший сын деревенского дворянина породнится с королями Мэна, и станет одним из самых грозных воинов королевства. Ещё одна долгая, полная удивительнейших приключений жизнь.

Что касается де Клера, то он, очевидно, оставался в Ирландии до самого апреля 1173-го года, пока не понадобился королю в Нормандии. Дел было предостаточно. Весной 1172-го года, во время неожиданной атаки ирландцев, погиб знаменосец де Клера, Роберт де Квинси. А де Квинси был, помимо того что мужем сестры де Клера, так ещё и носил титул коннетабля Лейнстера. Раймонд ле Грос немедленно потребовал, чтобы де Клер отдал ему и сестру, и титул, пока старшая дочь де Квинси не выйдет замуж, после чего титул перейдёт к её мужу. По какой-то причине, Стронгбоу не согласился. Возможно, сестра его была не настроена выходить замуж чуть ли не через несколько дней вдовства. В любом случае, ле Грос воспринял отказ тяжело, и даже тайно покинул Ирландию, и вернулся в Уэльс. Де Клеру пришлось сделать коннетаблем своего дядюшку, Эрве, но этот выбор был более чем компромиссным.

В Нормандии, Стронгбоу оборонял Жизор, был с королём при Бретёе, снимал осаду с Вернёя. Король, наконец, признал его таланты и поверил в его искренность, и 10 августа 1173-го года назначил де Клера королевским юстициарием в Ирландию. В 1174-м году, де Клер вызвал в Ирландию ле Гросса, пообещав ему и сестру, и звание коннетабля – его дядюшка Эрве просто не смог заставить своих подчинённых следовать за собой. Более того, очень похоже, что «Джеральдины» вообще были оскорблены отказом Ле Гроссу как клан, потому что де Клер не только отдал сестру Ле Гроссу, но и выдал свою дочь Алину за сына Уильяма Фиц-Джеральда, а Эрве женился на Нест, дочери Мориса Фиц-Джеральда.

Де Клер умер от какой-то инфекции в ноге, весной 1176-го года. Его сын Гилберт умер в 1185-м году, и все обширные владения Стронгбоу достались его дочери Изабель. Генри II повёл себя с наследством де Клера очень щепетильно. Оно тщательно управлялось Уильямом Фиц-Аделином, и было передано Изабель де Клер, когда она достигла совершеннолетия. Изабель также стала графиней Пемброк «suo jure», в своём праве. Король, который был опекуном Изабель, пообещал её руку и состояние блестящему, но безземельному Уильяму Маршаллу. Изабель де Клер и Уильям Маршалл поженились уже при Ричарде I, с величайшей, практически королевской торжественностью. Что ж, ведь Изабель была принцессов, строго говоря. Их брак оказался довольно счастливым, не смотря на гигантскую разницу в возрасте, 26 лет.

Ричард де Клер, Стронгбоу, был похоронен в Дублине, в Соборе Святой Троицы, или в Christ Church Cathedral, как этот собор обычно называют. Что любопытно, нынешняя гробница Стронгбоу в кафедрале не является его местом захоронения. В 1562-м году, арка нефа обвалилась (тогда собор уже был в ужасающем состоянии заброшенности), и разбила гробницу. Поскольку собор был восстановлен только в 1870-м, никто с точностью не может сказать, чьё изображение украшает сейчас «гробницу Стронгбоу», и есть ли в этой гробнице что-то, кроме пыли. Дело в том, что в своё время, в 1570-м, Генри Сидни якобы восстановил гробницу, но восстановление это произошло только на бумаге. Нынешняя гробница никогда не была разбита, никогда не была отремонтирована, и у рыцаря на нынешнем изображении, на щите не герб де Клеров.



Метки:

?

Log in

No account? Create an account