Предыдущий пост Поделиться Следующий пост
Последняя битва
sigrig
mirrinminttu
Армия викингов подошла к Лондону 7 мая 1016-го года. Король Этельред недавно умер (23 апреля), и торжественно похоронен. Эмма с детьми то ли была в Лондоне на тот момент, то ли не была. Главным источником сведений о событиях тех дней является Encomium Emmae Reginae, написанный в 1040-х для Эммы, и, соответственно, многие политически скользкие моменты там обойдены молчанием. Или упомянуты очень округло. Например, Этельред вообще не упоминается по имени, о нём пишут, как о «принце, которому принадлежала власть в городе». Из этого впоследствии сделают вывод, что Эмма настолько не любила Этельреда, что даже имя его слышать не могла, но вывод этот довольно шаткий. Просто в тот момент, когда писался «Экономикум», заострение внимания на её предыдущем муже было неуместно политически.



Что касается Этельреда и его репутации, то ответственность за неё лежит на биографе св. Дунстана, Осберне Кентерберийском. Он приписывает св. Дунстану следующее пророчество, которое он, якобы, произнёс в день коронации Этельреда:

‘Because ‘you obtained the kingdom through the death of your brother, whom your mother killed; hear therefore the word of the Lord. Thus saith the Lord, ‘The sword shall not depart from thine house, raging against thee all the days of thy life’, slaying those of your seed until your kingdom is given to an alien power whose customs and tongue the people you rule do not know; and your sin and your mother’s sin and the sin of the men who committed murder at the wicked woman’s advice will not be expiated except by long-continued punishment.’ («Поскольку тебе досталось королевство через смерть брата, убитого твоей матерью, меч никогда не покинет твой дом, принося тебе печали каждый день твоей жизни; он будет убивать тех, кого ты зачал, пока власть в твоём королевстве не перейдёт к чужакам, чьи обычаи и язык будут незнакомы людям, которыми ты правишь; и твой грех, и грех твоей матери, и грех человека, свершившего убийство по совету порочной женщины, не будут прощены иначе, чем путём долгого наказания»).

Очень и очень сомнительно, что архиепископ Кентербери мог брякнуть что-то подобное, коронуя ребёнка. Даже если имя архиепископа было Дунстан, и он был полон ярости, так как был сторонником убиенного короля и знал, что с этой коронацией его карьера и влияние при дворе окончены. И вообще, коронация Этельреда была в 978-м году, а Осберн родился в 1050-м, так что его биографию св. Дунстана принимать за чистую монету не стоит. Тем не менее, Осберн не случайно писал то, что писал: норманнам версия о пророчестве святого была очень выгодна. Просто жаль, что король, который пытался сделать для своей страны максимум, в таких сложных условиях, получил в веках клеймо неэффективного, слабого, и где-то даже дурковатого типа.

«Экономикум» также даёт несколько другую картину осады Лондона и избрания Эдмунда Железнобокого следующим королём, чем распространённые в сети биографии Эдмунда. Биографии говорят, что жители Лондона, очевидно, в едином порыве избрали королём Эдмунда, после чего тот отправился в Уэссекс собирать войска. «Экономикум» описывает менее однозначную картину. Добрые горожане Лондона, похоронив Этельреда, послали парламентёров для переговоров с Кнутом. Всё, что они хотели – это обещание его покровительства и дружеского расположения. За это они обещали открыть ему ворота в любой удобный Кнуту день. Переговоры зашли так далеко, что договор был подписан и день назначен.

С решением не согласилась только часть гарнизона Лондона. Не афишируя своего мнения публично, они покинули Лондон в ночь перед назначенным днём – с Эдмундом во главе. Оказавшись вне осаждённого города, Эдмунд кинул клич о сборе всех, кто не хотел покоряться датчанам.

Спокойно войдя в город, Кнут использовал лето продуктивно, ремонтируя корабли и собирая припасы и снаряжение. А потом ретировался на зиму на остров Шеппи, где укрепился и стал ждать развития событий. А события повернулись так, что Эдмунд вернулся с большой армией, и лондонцы открыли ему ворота, и решили, что пусть лучше он будет им королём.

Так записано в «Экономике», и так говорят поэмы скальдов, но всё это неправда. Летом 1016-го года Кнут осаждал Лондон не менее трёх раз, и дважды - безуспешно. В первый раз, Эдмунд, вернувшийся из Уэссекса с армией, разбил датчан под Брентфордом, и снял с Лондона осаду. Затем он отправился за подкреплением, и датчане снова осадили Лондон. И снова вернувшийся Эдмунд разбил датчан, на этот раз – под Отфордом, и не только снял осаду с Лондона, но и гнал Кнута до самого Кента.

И тут в игру вступил… Эдрик Стреона. На этот раз, он предложил свои услуги Эдмунду. Неизвестно, поразило ли Эдмунда Железнобокого безумие, когда он согласился эти услуги принять, или он просто решил, что загребущий мерсиец всегда будет верен победителю, а в том, что он победит Кнута, Эдмунд не сомневался. Неизвестно, был ли Эдрик «засланным казачком», или действовал самостоятельно и в соответствии свои склонностям, но в решающей битве под Ассанданом он Эдмунда предал, и англосаксы битву проиграли. Возможно, Стреона просто хотел спасти свои мерсийские владения, переметнувшись к Эдмунду, и Эдмунд это знал, и потому принял союз с этим скользким типом. Ведь взбешённые двумя проигранными и двумя не выигранными битвами, датчане стали применять политику выжженной земли, и продвигались в сторону Мерсии.

О битве при Ассандане есть три версии – Англосаксонские Хроники, «Экономикум», написанный для Эммы Нормандской, и сага, написанная для Кнута во время его правления.

Англосаксонские Хроники и являются основным источником превалирующих мнений о событиях. Нация, сплотившаяся за Эдмундом, предатель Стреона, проигрыш, погибший «цвет нации», перемирие. На самом деле, раздрай между английскими элдорменами никуда не делся, и за Эдмундом сплотились те, кто был… ну, за Эдмунда. Но и англосаксы воевали и за датчан. Годвин Уэссекский (который, на самом деле родился и вырос в Сассексе), друг старшего сына короля Этельреда, сражался в битве при Ассандане в рядах датчан. Уж почему он повернул против Эдмунда – неизвестно, но он изначально выбрал Кнута, и перебежчиком не был. Выбор оказался полезным, потому что подарил ему карьеру, сделал, через брак, родственником Кнута, и, впоследствии, отцом короля Харальда Годвинссона.

«Экономикум» описывает битву в стиле мистического сказания. Было-де у датчан знамя из тончайшего белого шелка, на котором не было никаких изображений, но на котором, перед боем, магически появлялось изображение ворона. Если ворон разевал клюв и бил крыльями – датчан ждала победа. Если выглядел жалким и сжавшимся – поражение. Перед битвой при Ассандане, Торкелл Длинный заорал, что ворон бьёт крыльями, то есть «враг будет разбит, победа будет за нами». И датчане, воодушевлённые знанием исхода битвы, действительно эту битву выиграли.

«Экономикум» тоже прямо обвиняет Стреону в том, что тот предал Эдмунда в решающую минуту, по предварительному сговору с датчанами, в обмен на обещанные выгоды. На поле битвы это выглядело так, что он, внезапно, вытащил из рукава спрятанный там свой вымпел, и поскакал в своём направлении, а воины, находящиеся в его подчинение, поскакали за своим командиром и его знаком, разумеется. Они могли и не знать, собственно, куда именно их ведут. Забегая вперёд, скажу, что Стреону его предательская натура до добра не довела. В декабре 1017-го года он будет казнён Кнутом (вместе с ещё тремя англосаксонскими вельможами) за то, что они плохо служили своему господину и повелителю – Эдмунду. Тело Стреоны было бесславно выкинуто через крепостную стену, с запретом его погребать, а голова украсила самую высокую башню лондонских укреплений.

Когда в 2005-м году ВВС проводило опрос «the worst Britons in the last 1,000 years» (http://news.bbc.co.uk/2/hi/uk/4561624.stm), Эдрик Стреона занял там место самого большого негодяя XI столетия. Правда, в этом же списке фигурирует и совершенно неожиданный персонаж на XII столетие, но не сказать, чтобы это лично меня огорчило.

Сага скальдов, написанная для короля Кнута, следует первым двум источникам во всём, кроме одного: Торкелл Длинный не упоминается в ней ни словом, и вся слава отдана единственно Кнуту.

Но вернёмся назад, на поле битвы. В ней, из наших старых знакомых, погиб таинственный Ульфкелл Сниллингр. Говорят, что погиб от руки Торкелла Длинного, который потом женился на его вдове, дочери короля Этельреда, и стал эрлом Восточной Англии. В битве погибли Эднот, епископ Дорчестерский, Вульфсиг, аббат Рамсейский, элдормен Элфрик Хемшерский, и, возможно, два сына Леофвина, элдормена Хвикке. Во всяком случае, у Леофвина были в 1017-м году трения с королём Кнутом. Хотя, с другой стороны, его третий сын был соратником Стреоны, и поэтому убит по приказу Кнута. В общем, во многом Англосаксонские Хроники не блещут точностью.

Известно, что битва при Ассандане была долгой, с 9 утра до наступления темноты. Поскольку дело было 18 октября, то, предположительно, до 18 вечера. Не сказать, тем не менее, что датчане выиграли эту битву. Скорее, прекратилась она спонтанно, потому что в темноте сражаться было невозможно, и потом стороны просто договорились. Но с этим «договорились» всё не так просто, как кажется
Метки:

?

Log in

No account? Create an account