?

Log in

No account? Create an account
Предыдущий пост Поделиться Следующий пост
Интрига в Нортумбрии
sigrig
mirrinminttu
Средневековая армия не действовала так, как действует армия профессиональная. Возможно, поэтому наёмники всегда были востребованы, но, к сожалению для нанимателя, не всегда надёжны – это доказывают сложные отношения между англосаксами и викингами-наёмниками. Пассивное противостояние армий Кнута и Эдмунда Железнобокого очень быстро стало склоняться в пользу Кнута. Его-то викинги были не дома, и ситуация явно подсказывала им не удаляться в синие дали за богатой добычей, потому что добыча была вот она, здесь и сейчас. Более того, никем не защищаемая добыча.



Что касается Эдмунда, то соплеменники его героизма не оценили. Его армия потребовала присутствия короля, а поскольку король был то ли не в том состоянии, чтобы оказать поддержку сыну, то ли не в том настроении, армия просто растаяла. Все отправились по домам, где у них и так было, чем заняться. Хроники не дают дат, но можно предположить, что речь идёт о поздней осени 1015 и ранней весне 1016-го года. Во всяком случае, хроники говорят о том, что народ разбрёлся на какие-то праздники.

Каким-то чудом Этельред всё-таки перебрался в Лондон (или его перевезли), и объявил сбор войска там. Не просто объявил, а с дополнением, что все, вызов проигнорировавшие, будут оштрафованы по полной. Что ж, собрались. Но собрались только затем, чтобы объявить, что воевать не собираются. Кажется, это полностью подкосило Этельреда.

Похоже также, что Эдмунд участвовал во всей этой активности, потому что хроники говорят, что из Лондона он отправился к единственному человеку, который не собирался сидеть, сложив руки – к Утреду Смелому, в Нортумбрию. Этот Утред был потрясающей личностью. Когда в 1006-м году Малькольм II Шотландский вторгся в Нортумбрию и осадил Дарем, ситуация сложилась так, что Этельред разбирался на юге с викингами, отец Утреда, Вальтеоф, был то ли слишком стар, то ли болен, чтобы противостоять шотландцам, а элдормен Йорка, Эльфхельм, просто отказался помочь.



Утред самостоятельно собрал, кого смог, из Берниции и Йоркшира, и разбил шотландцев наголову. Более того, он, предложением невиданной щедрости, побудил женщин Дарема отрезать головы убитым шотландцам, отмыть, и насадить на копья на стену крепости. Каждая получила по корове за голову. Судя по размерам крепостей того времени и по величине вознаграждения, силы шотландцев, осаждавших Дарем, не исчислялись сотнями или тысячами. Но Дарем был епископальным городом, не военным, так что даже сотня хорошо вооружённых шотландцев могла взять город штурмом и устроить в нём поголовную резню. Так что всё честно, победил сильнейший.

Когда пыль за убегающими шотландцами осела, король Этельред тоже принял решение невиданной щедрости: он сделал Утреда элдорменом Бамборо, не смотря на то, что отец Утреда был ещё жив. А Эльфхельм Йоркский поплатился за своё предательство жизнью, что сделало, по приказу короля, Утреда ещё и элдорменом Йорка, и объединило всю Нортумбрию под властью молодого человека.

В 1013-м году, Утред, вместе со всем Данелагом, подчинился Свену Вилобородому, но власть Кнута не признал, поддержав Этельреда. И в 1016-м году сделал всё, что мог, чтобы помочь сыну своего короля. Они двинулись через Стаффордшир и Шрюсбери к Честеру. Только Кнут, почему-то, не стал искать битвы с такими энергичными врагами, а поступил гораздо хитрее. Через Бэкингемшир и Бедфордшир, он направился в Хантингдоншир, а оттуда двинул прямёхонько на земли Утреда. Будет уместно сказать, что доблестные воины, Утред и Эдмунд, не особо и следили за передвижениями Кнута. Может показаться невероятным, но они сосредоточились на разорении земель Эдрика Стреоны, предателя и перебежчика.

Почему – Бог знает. По-человечески понятно, но стратегически настолько тупо, что остаётся только развести руками. Единственное объяснение может быть в том, что король Этельред был в контрах со своим сыном, и Эдмунд не был желанным союзником в Лондоне, если в принципе мог там появиться. К тому же, Эдмунд мог решить, что незачем таскать каштаны из огня для папеньки, который, к тому же, на ладан дышал.

В любом случае, менталитет мелких варлордов дорого обошёлся и Утреду, и Эдмунду. Вместе они могли представлять силу, способную противостоять Кнуту. Возможно. Потому что нельзя списывать со счёта и разделившиеся симпатии в королевстве в целом. Но когда Утред, получивший известия о том, что Кнут подступает к Йорку, бросился на север, а Эдмунд нехотя отправился к Лондону, шансов у них уже не было.

Утред быстро понял, что сил для сражения с Кнутом у него не хватит. И заключил с датчанином мир, дав заложников. То есть, поступил в рамках тех обычаев, которые соблюдались «всегда». Только вот Кнут имел на Англию совершенно другие планы, и его абсолютно не устраивало присутствие в доме, который он собирался строить из этого королевства, сильных и воинственных элдорменов, чья верность ему не принадлежала. К тому же, ему ещё был нужен Эдрик Стреона с его мерсийцами, а Эдрик требовал голову Утреда за разорение своих земель. И Кнут разрешил некоему Турбранду, нортумбрийскому магнату, покончить с Утредом, когда тот направлялся на переговоры с Кнутом.



Почему именно Турбранду? О, это просто один из многих эпизодов того времени. У Турбранда была вражда с богатым горожанином Йорка по имени Стиг. А дочь этого Стига стала второй женой Утреда. И, поговаривали, выдал её Стиг за Утреда с условием, что Утред убьёт Турбранда.

По какой-то причине, Утред выполнением обещания не озаботился. Напрасно. Как снова и снова доказывает история, нельзя оставлять за спинов могущественных врагов. Потенциальных врагов тоже нельзя оставлять. Турбранд напал на Утреда и его конвой из 40 человек из засады, и так закончилась история завоевания севера Англии Кнутом. Кстати, Кнут просто разделил Нортумбрию. Брат Утреда остался править в Берниции (потом его сменил сын Утреда), а южную Нортумбрию Кнут отдал норвежцу Эрику Хоканссону, своему советнику.

Очень интересен вопрос, почему Кнут поступил так, как поступил? Он не мог не знать, что между семьями Утреда и Турбранда начнётся вендетта. Так и случилось, разумеется. Турбранда убил сын Утреда, Элдред, которого, в свою очередь, убил сын Турбранда, Карл. Уже при норманнах, внук Элдреда истребил большинство сыновей и внуков Карла. Ну и так далее. У одного только Утреда было три жены, и куча детей. А дочери ещё и замуж повыходили, и передали семейную историю своим детям. Да и Турбанд потомков имел более, чем достаточно.

Скорее всего, Кнут, разрешивший убить Утреда, не собирался оставлять слишком резвых подданных за своей спиной. Не зря же его прозвали Великим, в конце концов. К тому же, этот юноша ухитрился не замарать свои собственные руки почти ни разу, если не считать того инцидента с заложниками, перед отплытием из Англии весной 1014-го года.
Метки:

  • 1
  • 1