?

Log in

No account? Create an account
Предыдущий пост Поделиться Следующий пост
Кое-что о короле Этельреде/3
sigrig
mirrinminttu
События начала одиннадцатого века, не смотря на свою общую мрачность, показали, что викинги, всё-таки, не являются абсолютно непобедимой силой.

Во-первых, так называемая резня на день св. Брайса не была направлена против мирных, беззащитных северян. Археологические исследования, проведённые в Оксфорде, показали, что подавляющее большинство жертв были воинами, на что указывали найденные скелеты, носившие множественные знаки предыдущих битв.

Во-вторых, в 1001-м году году англосаксы успешно отбили атаку викингов на Экзетер.

Во-третьих, в 1004-м году самому Свену Вилобородому, возвращавшемуся из разграбленного Норича, намял бока некий Ульфкелл Сниллингр из Восточной Англии. О происхождении этого Ульфкелла данных нет. Имя скандинавское, но каким боком он оказался в роли тана-защитника Восточной Англии? Он мог быть как-то связан с семейством «полу-короля» Этельстана. Или он мог быть женат на Вульфгильде, дочери короля Этельреда от первого брака.



В любом случае, в битве при Тетворде викинги вообще унесли ноги только по одной причине: кто-то саботировал приказ Ульфкелла поджечь их корабли. Это было именно бегство, что признают и хроники самих викингов. Наиболее ценно то, что Ульфкелл продемонстрировал Свену, что данегельд может быть не только признаком слабости – он предложил викингам деньги, но когда те предпочли воевать, побил их жестоко. Он же побил викингов в 1010-м году, и погиб только в 1016-м, сражаясь против Торкелля Длинного.

В общем, англосаксы то воевали, то откупались, но народ, в целом, продолжал жить более или менее нормально. Иначе таких сумм, которые требовали викинги, просто не смогли бы собрать. Более того, среди того же народа, судя по всему, существовало какое-то согласие относительно необходимости откупа. Как-то не зарегистрировано в те годы ни волнений, ни выступлений против этой политики. Потому что откупался не только Этельред. Откупались все и везде, где появлялись викинги.
Это Киплингу было легко чеканить, что

It is always a temptation to a rich and lazy nation
To puff and look important and to say:
“Though we know we should defeat you, we have not the
time to meet you.
We will therefore pay you cash to go away”.

Киплинг писал совсем в другие времена и по другому поводу. Так же, как и блаженной памяти Черчилль притянул за уши выплаты данегельд к совершенно другой политической ситуации. Потому что в истории, период набегов викингов, современники не зря назвали «тёмными веками». Интересно кстати, какой недотёпа и когда вытащил это определение, как определение всего Средневековья… На самом же деле, под «тёмными веками» понимались вполне конкретные годы. Почему – легко понять.



В 994-м году викинги поднялись по Темзе и добрались до Лондона. Какое-то сражение было, но закончилось оно без решающей победы с той или иной стороны, и Этельред, который был на месте собственной персоной, предпочёл мир. На этот раз заплатили 22 000 фунтов золотом и серебром. Это был тот самый флот Олафа Трюггвасона, так что определённую выгоду за свои деньги Этельред поимел.

В 997-м рейды викингов возобновились.

В 1000-м году денег им не дали, и они отправились грабить Нормандию.

В 1001-м их флот вернулся, и обосновался на о-ве Вайт, откуда они грабили Сассекс и Южный Девон.

В 1002-м Этельред предпочёл купить мир за 24 000 фунтов.

Потом была резня на день св. Брайса, потом, в 1004-м, Свена побил Ульфкелл Сниллингр, но в 1007-м викинги вернулись снова. Этельред откупился на два года за 36 000.

Между 1009-м и 1012-м годом в Англии орудовала, по сути, уже целая армия викингов, и мир стоил Этельреду 48 000 фунтов.

Мир, хотя бы относительный, с викингами стоил дорого. Но страна жила, и, собственно, жила неплохо. В нашем любимом аббатстве св. Августина (откуда, кстати, был поднят на престол архиепископа Кентербери Сигерик) единственное выдающееся событие произошло в 1011-м году, когда викинги грабили Кентербери. Монахи тогда основательно запрятали всё ценное, включая реликвии, в различных местах, хотя именно монастырь викинги и не тронули. Но времена были беспокойные, и было решено, что сокровища будут сохраннее в тайниках. То есть, их не вернули на место.

Аббатом в 1011-м году был Эльмер, который оставался на своём посту как минимум до 1022-го года, когда его повысили до поста епископа Шрибурна. Потом он ослеп, и вернулся в аббатство св. Августина, где доживал свои годы в инфирматории, больнице. И как-то так получилось, что времена продолжали быть беспокойными, и постепенно все, кто знал, куда были спрятаны реликвии и ценности, умерли.

А вот архиепископу Кентерберийскому в том же 1011-м году повезло меньше. Этот пост с 1006-го года занимал довольно интересный человек, св. Альфадж. Он принимал близкое участие в истории с крещением Олафа Трюггвасона, но занимался больше делами церковными, нежели политикой. Он, как и его предшественники, энергично продолжал реформу церкви, изгоняя повсюду с церковных должностей мирян, и заменяя их монахами. Альфадж был человеком чёрно-белого мировоззрения: или священнослужитель полностью отвергает мир, и посвящает себя суровой и скудной жизни монаха, или он остаётся в миру.



А ещё Альфадж повсюду возил с собой, в качестве реликвии, голову св. Свитана, епископа Винчестера в 853-865 гг. Свитан, конечно, распорядился, чтобы его похоронили за стенами церкви, чтобы путники ходили по его могиле, и чтобы на неё падали капли дождя, но вряд ли он ожидал, что его останки растащат по монастырям и церквям Англии.

В общем, Альфадж и его современник и ставленник, архиепископ Йоркский Вульфстан, верили в то, что набеги викингов на Англию – это кара Божия за то, что англичане погрязли в грехах: «Абсолютно очевидно, что все мы грешили более чем каялись, и посему великие напасти одолевают нас. Уж давно не было нигде преуспеяния — ни в доме нашем, ни вне его, а только разруха военная и голод, пожар и кровопролитие, почти всё время, вновь и вновь. Ещё воровство и убийство, чума и язвы, мор и болезни, злоба и ненависть, и грабеж изранили нас весьма тяжко».

Вообще-то, нравы англосаксонских королей были своеобразными, конечно, но вряд ли это имело какое-то отношение к амбициям и жадности викингов. Но Альфадж, как я уже упомянула, не воспринимал оттенков. Для него не существовало наказания без греха и греха без наказания.
Поэтому, вполне естественным оказался и его конец.

В 1011-м году викинги решили ограбить Кентербери дважды. Сначала они получили выкуп и ушли, а потом вернулись, взяли заложников, и потребовали второй выкуп. Интересных ход, потому что формально они не нарушили условий, за которые получили первый выкуп. Ведь теперь они требовали денег уже не за сохранность города, а за сохранность заложников. Вот в число заложников и попал архиепископ Кентерберийский. Не то, чтобы он не мог вовремя сбежать, как сделала практическим вся городская знать. Он не захотел сбежать. И решительно запретил, всей своей властью, собирать за него выкуп. Семь месяцев он был в плену, в компании Годвина, епископа Рочестерского, и Леофран, аббатисы св. Милдред.

За Годвина заплатили точно, потому что известно о его последующей карьере, о судьбе Леофран ничего не известно, а вот архиепископа викинги действительно убили, как и грозились. Убили Альфаджа люди Торкелля Длинного, хотя, говорят, сам он предложил за жизнь архиепископа всё, чем владеет, кроме корабля. Пожалуй, это не легенда. Торкелль не смог взять под контроль своих собственных людей, и ему не оставалось ничего другого, как только поступить, вместе со своими лоялистами, на службу к королю Этельреду. В 1013-м году он воевал на стороне англичан против Свена.



Интересно, что все эти годы сражений и откупов не помешали Этельреду провести несколько денежных реформ. Что это означало на практике? Чеканку монет, в первую очередь. Монетой делали подарки, монетой откупались, монетами платили жалование. То есть, монеты расходились широко за пределами страны, в которой они печатались. Значит, их дизайн и символика имели огромное значение для престижа государства. Недаром чеканка монет была полностью епархией королей. Монетами платили налоги, королевские подати, штрафы.

Чеканка монет также была средством контроля для центрального правительства, потому что правительство чеканило ровно столько монет, сколько ему было нужно. Между 990-м и 1042-м годом монеты чеканили много, из-за выкупов викингам. То есть, очень большая часть монет вывозилась из страны. Из страны вывозились и те монеты, которыми расплачивались за импорт и которыми расплачивались с наёмниками.

Выпуск нового вида монет означал, что все старые изымались из обращения, и заменялись на новые. Таким образом, центральная власть имела полный контроль над экономикой королевства.

И ещё были сокровищницы, в которые монеты собирались и лежали, не обращаясь. Сокровищницы были у короля, магнатов, церквей, да и простые граждане имели тенденцию копить кубышку. Впрочем, сокровищницы состояли не только из монет, но и из драгоценной посуды, культовых предметов, и украшений. Которые, тем не менее, тоже делались из монет. Особенно много драгоценностей оседало в церковных сундуках – аристократки жертвовали диадемы, подсвечники, расшитые золотом и серебром ткани, чаши, браслеты, подвески, книги в драгоценных обложках…

Когда Англию завоевали норманны, они сделали тщательнейшую опись всего, до чего смогли дотянуться. А дотянулись они до всего. Поэтому мы и знаем, насколько была богата Англия, не смотря на выплаты астрономических сумм викингам. Нет, бедняки, конечно были, но очень, очень многие были людьми состоятельными.

Сам по себе дизайн монет рассказывает свою историю.

Первые монеты, выпущенные при Этельреде около 980-го года, имели на тыльной стороне изображение «руки Бога». Учитывая обстоятельства, при которых Этельред стал королём, это изображение означало божественное одобрение его правлению.



Следующие монеты были выпущены в 990-м году. Они получили название «крукс» (crux) – крест.



В 997-м году снова потребовалось подтвердить божественную поддержку действиям короля и его военную власть, и были выпущены монеты с дизайном имперского, римского плана, где Этельред изображён в шлеме. Эти монеты обычно называют «длинный крест».



В 1003-м году военная тема была продолжена монетами нового выпуска, дизайн которого знают как «шлем». Хотя лично я назвала бы их «щит», потому что шлем есть и на предыдущих, а вот щита там нет.



В 1009-м году выпустили монеты, которые настолько своеобразны по дизайну, что явно несут какой-то посыл, смысл которого историкам не понятен. Судя по тому, что эти монеты очень скоро изъяли из обращения, смысл был непонятен и современникам.

Портрет короля на этих монетах заменён на Агнца Божьего, а на оборотной стороне изображён голубь. Агнец – символ жертвы невинного за грехи остальных, голубь – символ Святого Духа. Лично я полагаю, что этот дизайн имеет прямую связь с проповедью, которую я привела выше – о том, что викинги карают Англию за грехи. Эта проповедь была произнесена в мае 1008-го года, а в 1009-м появляется этот интересный дизайн. Его так и называют, «Agnus Dei».



Очевидно, интерпретация изображения сильно не понравилась Этельреду, потому что в том же 1009-м году был выпущен другой тип монет, «малый крест». Учитывая, сколько мороки требовала замена одного типа монет на другой, причина должна была быть очень веской. Проблема в том, что мы её не знаем. Вообще дизайн «малый крест» сильно повторяет дизайн монет времён короля Эдгара, времена процветания и мира.




Метки: