?

Log in

No account? Create an account
Предыдущий пост Поделиться Следующий пост
Кое-что о короле Этельреде/1
sigrig
mirrinminttu
Поскольку следующие годы жизни в Кентербери были отмечены непростыми проблемами с «данегельд», то напишу-ка я толком, что это такое, и о том, насколько бестолковым был на самом деле король Этельред. Который остался в истории под кличкой Unready, которую переводят то как Неготовый, то как Неразумный.



Вообще, эта кличка, Unready – игра с именем короля, Ethelred, которое означает ”noble-counsel”, «благородный совет». Тогда как unræd – это «плохой/глупый совет». Как подчёркивают многие историки, Неразумный или Неготовый – это не вполне корректная трактовка прозвища короля, потому что она относится к королю, как к личности. А вот оригинальное прозвище, unræd, относится, всё-таки, к окружению короля, к его советникам.

Во многом, на репутацию Этельреда повлияли условия, при которых он стал королём. Помните, я писала о короле Эдгаре, который со святым (в будущем) Дунстаном проводил церковную реформу? И о том, что у него было два сына от двух разных жён? Эдвард, то ли от некой мерсийки Этельфлид, то ли вовсе от монахини, которая влюбилась в молодого короля (что отрицалось двумя англосаксонскими хрониками и утверждалось одной). И Этельред, от Эльфриды, вдовы Этельвальда, сына того самого магната-«полукороля» Этельстана, с которым св. Дунстан был некогда в одной коалиции.

Пикантный момент с первым замужеством Эльфриды заключается в том, что изначально Этельвальда послали посмотреть своими глазами на девушку, слава о красоте которой дошла до короля Эдгара. Этельвальд убедился, что девица действительно необычайно красива, и – женился на ней сам. А королю отрапортовал, что дева уродлива, как смертный грех, и в королевы не годится.



Король Эдгар не выжил бы как король, если бы он был доверчив. Поэтому он заподозрил, что если сто человек утверждают, что дева красива, а один – что она уродлива, то лжёт именно он. Опять же, если дева так уродлива, то что ж Этельвальд на ней женился? Не ради же приданого, сам их богатейшей семьи. И Эдгар послал к Этельвальду гонца с сообщением, что приедет утешить бедняжку, которая, наверняка, разочарована тем, что не подошла в королевы, а заодно и дорогого друга с женитьбой поздравить. Этельвальд, как говорит легенда, умолял жену замаскироваться в уродину, но та, конечно, сделала всё наоборот. Всё-таки, быть королевой лучше, чем быть женой сына магната. В лучших англосаксонских традициях, Эдгар прикончил Этельвальда на охоте, и женился на его вдове.

Эльфрида родила королю двух принцев, Эдмунда и Этельреда, но Эдмунд умер в возрасте пяти лет. Она была хорошей королевой – и первой королевой Англии. Дело в том, что св. Дунстан организовал коронацию Эдгара в пик его правления, чтобы подчеркнуть его роль правителя всей Англии. Тогда же была коронована и Эльфрида.

Ролью Эльфриды было покровительство монастырям, и посредничество между подданными и короной в легальных тяжбах. Особенно, если истцом была женщина. Известно о семи процессах, в которых королева представляла суду дела женщин-истцов.

А потом король Эдгар умер, и ключевые фигуры его правительства, во главе с Дунстаном, выдвинули в короли Эдварда. Который, возможно, был бастардом, да ещё и результатом связи Эдгара с монахиней. Эльфрида была в полной ярости, и отдала приказ убить Эдварда при первой возможности, что и было сделано в замке Корф, куда она его пригласила.

Этельреду на момент событий было всего десять лет, но Эльфрида использовала для убийства пасынка гвардейцев сына. И стала регентом до самого совершеннолетия сына, которое наступило в 984-м году. Потом она воспитывала его детей от первой жены, и воспитывала хорошо. То есть, какой-то жуткой и кровожадной интриганкой, обезумевшей от жажды власти, она не была. Скорее всего, за её поступком стояло искреннее негодование.



Ведь кандидатура Эдварда была не идеальной. Помимо сомнительного происхождения, были ещё и вспышки немотивированной агрессивности к окружающим, например. Просто за Эдварда встали Дунстан и родственники первого мужа Эльфриды. Есть также мнение, высказанное кембриджским профессором Саймоном Кейнсом, что нет ни одного доказательства того, что Эльфрида вообще была замешана в убийство пасынка. Инициатива вполне могла принадлежать и самим гвардейцам Этельреда, желающим, чтобы королём стал именно их лорд.

Кейнс отмечает, что у нас просто нет никаких данных для того, чтобы составить компетентное представление о личности Этельреда, или какого-то другого англосаксонского короля. Всё, что у нас есть – это данные о том, как действовала система управления при короле. Во времена Этельреда собирались ассамблеи 4-5 раз в году. У короля была на них своя роль, но важные роли были у архиепископа, епископов, аббатов, старейшин и танов.

На ассамблеях праздновали, интриговали, проводили законы, решали споры, раздавали должности и земли. Со времён Этельреда осталось 130 текстов, касающихся простых решений по передаче земли отдельным личностям, и масса текстов о более сложных решениях, касающихся конфискаций в пользу короля и подтверждений передачи владений и привилегий религиозным общинам. И все эти тексты представляют собой не только решения короля, но и решения его советников.

Тем не менее, невозможно отрицать, что король Этельред оказался, в глазах своих подданных, в роли потенциального виновника за набеги викингов в 980-х годах. Определённые источники, оказавшиеся не у дел при новом правительстве, давали понять, что эти набеги – наказание за убийство помазанного на царствие короля. И, конечно, недовольство «плохими советниками», которые, пользуясь молодостью короля, действовали не в интересах страны, а в собственных интересах.

На самом деле, советникам почти всегда свойственно действовать согласно собственной агенде. Просто в денном случае агенда сменилась, потому что конец 980-х был отмечен сменой поколения в рядах советниках. В 984-м году умер епископ Винчестерский, Этельволд. В 988-м – архиепископ Кентерберийский, Дунстан. На их место пришли новые люди, и интересы хорошо обеспеченных религиозных домов, таких, как Абингдон, Олд Минстер, Винчестер и Или оказались под угрозой.

Задачу управления страной не делало легче постоянное присутствие на территории Англии большого количества викингов. Которые сначала пришли как завоеватели, затем частично превратились в наёмников, и затем снова стали враждебной армией.



Если смотреть на правление Этельреда беспристрастно, то его политика в отношении викингов ничем не отличалась от политики то же Альфреда Великого: воевали, когда к тому была возможность, и откупались, когда к тому принуждали обстоятельства. И огромное влияние на политику оказал новый архиепископ Кентерберийский, Сигерик Серьёзный, занимавший эту должность в 990-994-м годах.



Именно Сигерик посоветовал Этельреду заплатить в 991-м году 10 000 фунтов серебром Свену I Вилобородому. Разумеется, Свен от денег не отказался, и даже на время утихомирился. Зачем воевать, если можно просто требовать и получать деньги? Вот для того, чтобы удовлетворить требования Свена, и изобрели налог, известный как «данегельд». Да, это была очень плохая политика, потакать шантажистам, но англосаксы надеялись, что со временем смогут противостоять викингам и силой оружия. В начале 990-х такой возможности не было.

Сам Сигерик заплатил викингам в 994-м году, спасая Кентерберийский собор от поджога, которым они грозили. И ещё Сигерик посоветовал королю Этельреду основать в память убиенного Эдварда два аббатства – в Чолси, Беркшир, и в Шафтсбери, Дорсет. Впоследствии, преемник Сигерика засвидетельствовал, что мощи Эдварда творят чудеса, и во многом поспособствовал тому, что неуравновешенного молодого человека объявили святым. Впрочем, кто из англосаксонских королей был уравновешенным?..
Метки: