Предыдущий пост Поделиться Следующий пост
Аббатство св. Августина/4
sigrig
mirrinminttu
Похоже на то, что «римские», присланные с миссиями конца 500-х и начала 600-х годов из Рима, аббаты в аббатстве св. Августина «закончились» около 667 года. Потому что после смерти соратника Меллитиуса и Юста, Натаниэля, на пост аббата был назначен «африканец» - отец Адриан, действительно родившийся в Северной Африке.



Насколько известно, Адриан был аббатом небольшого монастыря в окрестностях Неаполя, когда папа Виталиан искал в 667 году нового архиепископа в Кентербери.

Ситуация в Англии к тому времени изменилась довольно радикально. Король Освиу, успешно повергнув всех явных и потенциальных соперников, официально признал римско-католическую церковь в своих владениях. В Англии теперь было два архиепископа – в Кентербери и в Йорке, о чём походатайствовал архиепископ Гонориус. Во-первых, для одного архиепископа стало слишком много работы. Во-вторых, времена были жестокие, и смерть или вынужденное бегство архиепископа не должны были повлиять на религиозную жизнь новообращённой Англии.

Архиепископ Гонориус, последний из «римлян», сделал ещё два важнейших решения. Во-первых, он поставил епископом Рочестера англосакса. Некоего Ифамара. Правда, Ифамар – это не настоящее имя епископа. Англосаксонские епископы брали при посвящении имена из Старого Завета. Это было заведено у кельтских священников. И вот здесь, в отношении к кельтским христианам, Гонориусом было сделано второе важное дело: он прекратил грызню между кельтскими и римскими христианами, которая длилась уже чуть ли не столетие. Во всяком случае, попытался прекратить.

Архиепископ Гонориус умер в Англии, в которой стало возможно назначить архиепископом Кентерберийским англосакса, Деусдедита (Данного Богом). Конечно, от рождения этого Деусдедита называли просто Фрифона. Звучит имя странно, но были же у англосаксов короли по имени Элла и даже Анна. Не сказать, чтобы этот Деусдедит чем-то сильно прославился, да и влияние его было не слишком большим из-за тонкостей местной политики (он был из Уэссекса), но назначение его на пост главы английских христиан уже было важным жестом.



В Кенте правили внуки короля, открывшего двери в Англию христианству. Эрменред и Эрконберт правили, очевидно, совместно, и второй был главным королём, хоть и младшим братом. Эрменред был дружен с королём Уэссекса Кенвалом. А у Кенвала уже был некоторый опыт с епископами из местных. В общем, архиепископом Кентербери стал англосакс, и его преемником тоже был выбран англосакс, Вигхерд.

Вигхерда, скорее всего, выбрал уже король Освиу. И, будучи хитрым лисом, Освиу очень хотел покончить с установившимся обычаем, который подразумевал, что архиепископ Кентербери назначается из Рима. Он сделал римско-католическое христианство главным, но взамен он явно хотел, чтобы лично папа Виталиан вручил «его» архиепископу паллиум. Но, знаете, с Судьбой не поспоришь.

В Риме Вигхерд заболел и умер. Долгое время считалось, что болезнью была бубонная чума, но сейчас тема пересматривается. Некоторые историки доказательно утверждают, что эта зараза распространялась слишком быстро для бубонной чумы, и просто не могла переноситься какими-то блохами, живущих на крысах, потому что температуры не позволяли тогда тем блохам существовать в принципе. В общем, эпидемии чумы в мире Средневековья – это тема нынче открытая. И не важная именно для этой истории. Важно лишь то, что, поскольку Вигхерд умер в Риме, выбор его преемника была за папой Виталианом.



Виталиан счёл, что хотя работы по обращению в христианство в Англии ещё хватало, на должность архиепископа, тем не менее, уже требовался не столько миссионер, сколько учёный. Потому что никакая вера не может быть искренне принята, если обращаемые не понимают её смысла. А понять смысл перемен во всём объёме можно только через образование.

В общем, выбор Виталиана пал на интеллектуала Адриана, который не только знал греческий и латынь, но был образован в математике, физике, астрономии, биологии, литературе, и был хорошо подкованным теологом. В придачу к этому, он был ещё и выдающимся администратором. Что ещё лучше, Адриан был ещё довольно молод, много путешествовал, и неплохо знал Галлию, где бывал дважды.

Но Адриан – отказался. Причём, отказался дважды. По каким причинам? Сам он сказал, что считает себя абсолютно недостойным такой чести и ответственности. Но, возможно, Адриан, как человек умный и путешествующий, слишком хорошо понимал, как поведение архиепископа зависит от политики. И вовсе не хотел быть именно политиком. Кто знает.

В любом случае, это Адриан представил папе Виталиану своего старого друга, Теодора из Тарсуса, который был готов взять на себя нелёгкое дело архиепископства в Англии. Но переупрямить Виталиана ему всё равно не удалось, тот отправил в Англию и Адриана. Дескать, в Галлии был, дорогу знаешь. Что делать, отправились, куда послали. В конце мая 668 года они отплыли в Марсель.



В то время во Франции правил Хлотар III. То есть, как бы правил. На самом деле, всеми делами заправлял Эброин, человек большой воли и государственного ума, но это немногого стоило, потому что особенностью Эброина было коварство. О замашках диктатора отдельно и говорить не стоит, в то время совещательный стиль был в принципе не в моде. Именно Эброин должен был выдать путешественникам право на проезд через владения, которые считал своими, собственно.

Сначала Адриан и Теодор остановились в Арле, у архиепископа Иоанна, но затем их пути разошлись. Может, случайно, а может – намеренно. Теодор отправился к епископу Парижа, Агильберту. Агильберт ведь провёл в Англии довольно значительное время, был епископом в Уэссексе, при Кенвале, а до этого довольно долгое время провёл в Ирландии, изучая особенности кельтского христианства. Родич королей и харизматическая личность, Агильберт не слишком-то пришёлся ко двору в Англии. С Кенвалем он не нашёл общего языка, причём, в буквальном смысле слова. Агильберт, будучи франком, не знал языка англосаксов, а Кенваль, по-видимому, не знал латыни. В общем, они разругались, хотя вскоре Кенваль заскучал, и даже попросил Агильберта вернуться, но тот не стал менять Париж на Уэссекс. Тем не менее, Агильберт был достаточно мощной фигурой, чтобы даже Эброин не вмешивался в его дела. Поэтому, весной 669-го года король Кента Эгберт I отправил сопровождение для нового Архиепископа, и тот благополучно прибыл в Кентербери в мае 669-го года.

Адриану повезло меньше. Эброин объявил его шпионом Константинополя, прибывшим к франкам «устраивать проблемы». Тем не менее, даже Эброин не мог уже себе позволить ссориться с Римом, поэтому от Адриана не избавились втихаря, а поместили его к Фаро, епископу Мо. Фаро был опытным придворным, успевшим послужить Теодеберту II, его преемнику Теодорику, и, наконец, Хлотару II. Своего рода визитной карточкой этого прелата было умение ладить со всеми, даже с бешеными Меровингами. Он умел убеждать. Умел достучаться до разума, который у этих королей, несомненно, был, хотя зачастую этот разум затемнялся жестокостью, жадностью до власти, и самодурством. Достучался Фаро и до Эброина. Адриана отпустили в Англию в 673 году.

Адриан и Теодор засучили рукава, и занялись серьёзным образованием английского духовенства. Была основана школа, в которой изучались языки, письмо и поэзия, закон, каллиграфия и музыка, математика, астрономия и медицина. Неизвестно, находилась эта школа в аббатстве или при кафедрале, но персонал и того, и другого был активно занят в её деятельности. В результате, даже в начале 700-х, неугомонный Беда Достопочтенный, активно интервьюирующий священников для своей книги, отмечал, что многие владеют латынью и греческим так, словно это родные для них языки. Ничего удивительного – Адриан руководил аббатством до самого начала января 710-года, так что школа продолжала исправно функционировать.



Здесь были галереи внутреннего двора, где монахи работали интеллектуально
Метки:

?

Log in

No account? Create an account