Предыдущий пост Поделиться Следующий пост
Инвалидность в Средние века - астрология и тело
sigrig
mirrinminttu
Уникальной чертой в средневековых исследованиях человеческих болезней и врождённых дефектов был учёт влияния планет. Разумеется, люди искали в звёздах много чего задолго до Средних веков, но именно в одиннадцатом веке появился знаменитый третиз Константина Африкансткого «De humana natura», в котором он описывает влияние семи светил на формирование ребёнка в утробе матери. Античные медицинские авторитеты на астрологии как-то не зацикливались, поэтому работа Константина Африканского произвела фурор, продолжавшийся более половины тысячелетия.



Любопытно, что версий биографии Константина Африканского много. Одни утверждают, что он прибыл в Италию беженцем, совершенно не знавшим итальянского, которого пригрел его земляк во дворце какого-то князя. Увидев, как пользуют князя врачи, Константин «понял, что познания итальянцев в медицине базируются только на практическом опыте, и немедленно почувствовал, что его долгом является разработка теории». Другие говорят, что он прибыл в Италию в качестве торговца, и запросил «политического убежища». Третьи утверждают, что в Италию Константин Африканский прибыл в качестве секретаря императора Константина Мономаха. Одни утверждают, что Константин Африканский был мусульманином из Северной Африки, принявшим христианство, другие вообще обходят этот вопрос.

Все, тем не менее, сходятся в том, что Константин Африканский некоторое время присутствовал в Солерно, и что впоследствии он стал бенедиктинским монахом. Что касается его письменных работ, то оценка вклада этого человека в работу медицинской школы Солерно сильно зависит от точки зрения того, кто эту оценку проводит. Одни считают, что Константин Африканский дополнил наследие школы переводами арабских медицинских трактатов, другие дают понять, что он ознакомил дремучих европейских коллег с «more advanced medical treatises by Islamic physicians and medical scholars» - то есть, с более продвинутыми медицинскими третизами исламских физиатров и учёных медиков.

Как бы там ни было, Константин Африканский (или автор, работу которого он перевёл) утверждал, что формирование плода в утробе матери происходит под влиянием следующих планет: Сатурна – в первый месяц, Юпитера во второй, Марса в третий, Солнца в четвёртый, Венеры в пятый, Меркурия в шестой, и Луны в седьмой. Именно поэтому преждевременно родившиеся в этот период – жизнеспособны, ибо планетный цикл завершён. Затем, в восьмой месяц формирования плода, снова вступает в свои права Сатурн, который слишком охлаждает «жидкости» плода. Поэтому младенец, родившийся в результате восьмимесячной беременности, вряд ли может выжить – он родился не в силу своей энергии, а в силу слабости, став просто слишком тяжёлым.

Более прозаичные учёные из Салерно объясняли феномен тем, что после семи месяцев нахождения плода в утробе матери, «все члены завершены и расположены в их естественном порядке». То есть, он вполне может выжить и в случае преждевременных родах. Но вот о том, почему прогноз выживаемости так драматически меняется именно в 8 месяцев, в Салерно рассуждать не стали. И правильно не стали, потому что достаточно заглянуть на современные форумы для беременных, чтобы понять, что загадка осталась загадкой. Во всяком случае, для «простых граждан». Опасно – да, признают, хотя возможности современной медицины снизили смертность среди рождённых преждевременно. Но на вопрос, почему опасно, прямого ответа не даётся, даются успокаивающие советы. Наверное, так же обстояли дела и в одиннадцатом веке)).

В общем, Сатурн виноват. Все знали, что рождённые под влиянием Сатурна будут болезненными, бледными, вялыми, меланхоличными, и что эта планета повинна во врождённых деформациях опорно-двигательной системы. Единственное здравое объяснение, которое приходит в голову мне – это неправильное положение плода по отношению к родовым путям матери, которое имеет место именно на восьмом месяце беременности. То есть, акушеркам приходилось довольно сильно переворачивать плод, чтобы не угробить и ребёнка, и мать. Кесаревы сечения тогда делали, конечно, но не могу привести процент смертности, потому что кесаревы делали, всё-таки, в тот момент, когда мать была уже практически мертва, но младенец ещё жив. Поэтому чаще старались перевернуть, расположить правильно. Скорее всего, какие-то повреждения происходили именно при этой процедуре.

Собственно, когда мы говорим о месяцах беременности, мы, насколько помню (акушерству нас не учили), до сих пор говорим о лунных месяцах. О влиянии фаз Луны на природу животного и растительного мира Земли писал ещё Эльфрик «Грамматик», аббат-бенедиктинец, в десятом веке. Любое телесное существо сильнее в период полной луны, и слабеет в период убывающей, писал он. Как деревья, которые твёрже и долголетнее, если их срубить на постройку дома в полнолуние. «Никакого волшебства», - объяснял Элфрик, - «Просто закон природы».

Хильдегад Бинденская, по своему обыкновению, писала о том же гораздо поэтичнее: «Люди сеют семена, когда погода умерена, не горяча и не холодна, и семена приносят плоды. Кто будет настолько глуп, чтобы проводить посевную в разгар жары или в самые зимние холода? Семена погибнут, и никогда не взойдут… То же справедливо и для людей, которые отказываются принимать во внимание время созревания и фазы луны в вопросах продолжения рода, а действуют согласно своим импульсам. И поэтому их дети будут страдать от физических неполноценностей».

Хильдегард не останавливается на общих замечаниях, а вполне конкретно указывает, что если женщина родит ребёнка до достижения полной зрелости, происходящего около 20 лет, то ребёнок получится ослабленным, а если зачатие случится у женщины около 50 лет, в период начинающейся менопаузы и нестабильных менструальных периодов, то ребёнок точно будет иметь дефекты. Что касается мужчин, то здесь индикатором была борода. Безбородым юнцам Хильдегард Бинденская не рекомендовала начинать продолжение рода, а взрослым мужчинам рекомендовала выбирать для этой цели взрослых девушек, а не бегать за девчонками. Ну и, конечно, надо было учитывать фазы луны – дети, зачатые в период убывающей луны, будут слабее, чем те, которые зачаты при луне прибывающей.

В тринадцатом веке Альбертус Магнус рассуждал, что причины врождённых дефектов ребёнка могут быть локальные и глобальные. Локальные – это, собственно, качество семени и особенности отца и матери. А вот глобальные – это расположение и взаимоотношение звёзд в момент зачатия. Магнус честно признавал, что он понятия не имеет, как и почему это происходит, просто у него имеются статистики конкретных результатов. И эти статистики говорят, что некоторые планетарные комбинации определённо неблагоприятны как для зачатия, так и для процесса родов.

Что касается сексуальных отношений с женщиной в период её менструального цикла, то какого-то единого мнения на этот счёт не было. То есть, Старый Завет наказывал такие дела однозначно – остракизмом. В Средние века всё зависело от убеждений. Например, архиепископ Кентерберийский Теобальд, в седьмом веке, вообще запрещал любой женщине, мирянке или монахине, появляться в церкви в период менструального цикла. Наказанием за нарушение был трёхнедельный пост. Медицинские теории того же времени считали менструации функцией, наносящей вред здоровью, и сильно не рекомендовали иметь в этот период половые отношения, потому что в случае зачатия ребёнок получился бы слабым. Возможно – инвалидом. В том смысле, что такое нарушение гуморального баланса приводит к тому, что тело плода формируется или слишком большим, или слишком маленьким.

Средневековые теологи вообще считали половые отношения в менструальный период чуть ли не смертным грехом. Просто потому, что, по их понятию, если Бог определил период, в который таких отношений быть не должно, то нарушение Божьей воли – явный грех.
Но если хорошенько покопаться в вопросе, как это сделала доктор Мецлер, то в истоке обнаружится всё тот же миляга Аристотель с его теориями изначальной «дефективности» женщины. В самом деле, если женщина – всего лишь матка для продолжения рода, то о каком отношении с этим несовершенным от природы существом может идти речь в период, когда единственный аппарат, ради которого она вообще существует, подтекает?

Впрочем, кого интересовали теории высоколобых теологов или древних философов? Поэтому, на практике, те же самые теологи и врачи-физиатры говорили просто о циклах, для зачатия благоприятных и неблагоприятных. Что, в общем-то, имело смысл. Никому не хотелось, чтобы потомство либо родилось слабым, либо вообще не появилось.

О том, откуда взялось мнение о «миссионерской позе», как предпочтительной для зачатия, я уже писала. Добавить можно только то, что женщине в этот момент сильно рекомендовалось сосредоточиться на происходящем, а не блуждать мыслями там и сям, потому что состояние ума матери отразится в будущем на ребёнке. Об этом подробнее позже.

В общем и целом, неплохо было бы помнить, что многочисленные запреты и рекомендации в сфере сексуальной жизни средневекового человека не были попыткой регламентировать сексуальность как таковую. Уже сам факт, что о сексе писали много, подробно и добросовестно, выискивая античные мнения и составляя кое-какие статистики реальности, говорит о том, что теоретики, медики-практики и теологи вполне признавали сексуальность человеческой натуры. Просто они пытались внести в эту стихийную функцию то, что сейчас называется «половой гигиеной». Ну и не без того, что гуморальные теории просто обязывали доводить до сознания населения тот факт, что некоторые моменты бытия требуют повышенной осторожности.

И именно здесь, в сфере продолжения рода, можно найти наиболее логическое пересечение понятий врождённой инвалидности и греха. Не греха ребёнка, понятное дело, а греха родителей, нарушивших рекомендации и запреты, и получивших, в результате, больного ребёнка. И, чего греха таить, появление в семье ребёнка с физическими деформациями чаще всего объяснялось окружающими тем, что его родители занимались сексом «импульсивно», а не как разумные люди. Некоторые историки, поэтому, предполагают, что родители предпочитали тем или иным способом избавляться от рождённых деформированными детей, чтобы не стать притчей во языцах для соседей.

Но доктор Мецлер собрала внушительную картину свидетельств «чудесных исцелений», о которых речь пойдёт позже, и очень многие из них относятся к детям с теми или иными врождёнными повреждениями, что явно свидетельствует о том, что таких детей всё-таки не выбрасывали и не убивали, а стремились вырастить и вылечить всеми доступными средствами.
___________
Если кому-то система средневековых регуляций проявления сексуальности в плане продолжения рода показалась удушающей, то давайте оглянемся вокруг. Посмотрим на дебаты вокруг права на рождение младенцев с различными синдромами. Ещё недавно врачи автоматически рекомендовали аборт в случае обнаружения у плода синдрома Дауна. Не так давно проводились насильственные стерилизации женщин по самым разнообразным причинам, от слишком аморального поведения до наличия какого-то серьёзного врождённого дефекта. Да что там, посмотрим на яростные дебаты вокруг вопроса «плодить нищету».

Под каким бы соусом всё вышеперечисленное ни подавалось, речь идёт о всё том же – об ответственном и максимально оптимальном продолжении рода. И накал страстей в этих дебатах выглядит очень серьёзно, куда как категоричнее расплывчатых средневековых рекомендаций.

?

Log in

No account? Create an account