?

Log in

No account? Create an account
Предыдущий пост Поделиться Следующий пост
Речь, которая никогда не была произнесена
sigrig
mirrinminttu
Как уже упоминалось ранее, в совете принца Уэльского, Эдварда, были люди, напрямую назначенные Эдвардом IV: Риверс, в качестве гувернёра, и епископ Алькок, в качестве учителя. В 1483 году к ним был добавлен Ричард Грей. Риверс не всегда находился в Ладлоу, у него были и другие обязанности. Грея, похоже, просто назначили к кормушке, не более того. Таким образом, главным человеком в окружении принца Эдварда был именно епископ Алькок.



Рисунок называется "Ричард тоскует по северу", и я не знаю, кто автор

В какой-то момент он был лордом канцлером при Эдварде IV, и он был экзекьютором завещания короля. Известно, что по прибытии всей компании в Лондон, он вошёл в королевский совет. Впоследствии он сделает неплохую картеру и при Генри VII, и снова будет на какой-то момент занимать пост лорда канцлера. Что характерно, не запятнав себя ни при одном повороте ни низкопоклонничеством, ни политическими интригами. Что бы он ни думал о королях, при которых служил, свои мысли епископ оставил при себе. Решив служить королевству, а не корононосителям.

Именно поэтому я не склонна соглашаться с резоном, что Алькок никогда в жизни не стал бы служить Ричарду III, если бы считал того человеком, не заслуживающим доверия. Похоже на то, что Джон Алькок в принципе не терзал себя морально-этическими проблемами подобного уровня. В любом случае, Ричард Глостер сделал удивительно мало передвижений в окружении племянника. По вполне очевидным причинам, несколько должностей освободились, и на них были назначены приемлемые с йоркистской точки зрения люди – те, кто служил в администрации Эдварда IV.

Короновать Эдварда V было решено 22 июня 1483 года. Сбор первого парламента нового короля назначили на 25 июня, и уже до 15 июня Джон Расселл, епископ Линколькна и лорд-канцлер королевства, подготовил проповедь на открытие этого парламента. Очевидно, задолго до 15 июня, потому что проповедь (она сохранилась) занимает 14 листов, и содержит массу обращений к Писанию. Такую быстро не напишешь. Почему она важна? Потому, что в ней Расселл, не слишком большой друг Ричарда Глостера, надо сказать, предлагал расширить полномочия лорда протектора после коронации нового короля. Расширить значительно. Собственно, Расселл предлагал квази-регенство после коронации Эдварда V.

Начинает он достаточно стандартно, обозначив обязанности Глостера как Лорда Протектора: «namely considered the necessarye charges which yn the tyme of the kynges tender age must nedely be borne and supported by the right noble and famous prince the duke of Gloucestir hys vncle, protector of thys Reme. In whos gret puis[ sance], wysdome and fortunes restethe at thys rason thexecucion of the defence of thys Reme, as wele ageynste the open enemies as ageynste the subtylle and faynte fryndes of the same».

Но дальше идёт нечто новое. Расселл, отмахиваясь от прецедента, когда Хэмфри Глостеру не дали повлиять на выбор воспитателей Генри VI и стать самому его тьютором, предлагает «tutele and ouersyghte of the kynges most roille personne durynge hys the yeres of tendirnesse my sayd lorde protector wylle acquite hym self lyke to Marcus Emilius Lepidus twyes consul of Rome».

Верьте или нет, но именно та часть речи, которая более подробно описывает новые функции Лорда Протектора, которые предлагает парламенту утвердить Расселл… повреждена огнём. Но чрезвычайно многое осталось, особенно пояснения, что именно лорд канцлер имел в виду, ссылаясь на Марка Эмилия Лепида, который «toke such orders as welle in thedicacion and conduite of the persone of that yonge prince as in administracion of alle grete thynges concernynge hys Reme». Речь идёт вот о каком из многочисленных Лепидов: https://en.wikipedia.org/wiki/Marcus_Aemilius_Lepidus_(consul_187_BC).

Вообще, хочу заметить, что это обращение именно к дважды консулу и понтифику Марку Эмилию Лепиду – чрезвычайно многоговорящее. Мало того, что об этом Лепиде писали, что он «одарён исключительным интеллектом» (Диодор Сицилийский), его ещё и называли «красивейшим мужчиной современности» (Полибий). А принц, о котором идёт речь - Птолемей V Эпифан. Ещё более интересная аллюзия, заставляющая признать, что Расселл не случайно выбрал именно этот пример.

Естественно, возникает вопрос, кем был этот епископ Джон Расселл. Был ли он человеком герцога Глостера? Вовсе нет. Он был чиновником Эдварда IV, и одним из исполнителей его завещания. Но в первую очередь, он был госслужащим, собственно, не зависящим от того, кто сидит на троне. Его исключительные таланты признавал даже Мор. То есть, у Джона Расселла не было ни одной причины в мире предлагать парламенту сделать Ричарда Глостера регентом, кроме одной: он считал, что ситуация того требует. Ситуация, по его мнению, требовала не только того, чтобы Ричард Глостер защищал королевство, но и того, чтобы он защищал короля, и не только защищал, но и воспитывал. Линия, идущая вразрез с планами Вудвиллов, планирующих, судя по всему, объявить короля совершеннолетним сразу после коронации (это было возможно при определённой изворотливости). Более того, всё указывает на то, что акции Вудвиллов на июнь 1483 года настолько упали, что предложение Расселла было бы принято парламентом.

Но эта речь не была произнесена. Всё изменилось из-за неожиданного для большинства заявления епископа Стиллингтона о том, что Эдвард IV был двоеженцем, а Эдвард V, соответственно - бастардом. Поэтому 16 июня было выпущено несколько приказов апелляционного суда о приостановлении исполнения решения, в связи с новым решением королевского совете о перенесении коронации и следующего за ней парламента до ноября месяца. Это решение было объявлено в Сити 16 июня 1483 года. Выпуск вызовов для нового парламента был прекращён немедленно, то есть, полномочия прежнего парламента остались в силе, его не распустили, и ему не запретили собираться
Метки: