?

Log in

No account? Create an account
Предыдущий пост Поделиться Следующий пост
Должность Протектора и Защитника Королевства – Хэмфри Глостер
sigrig
mirrinminttu
Аннетт Карсон начинает книгу с обзора конституционных и законодательных границ должностей Лорда Протектора и Высшего Коннетабля в пятнадцатом веке.



Картинка изображает Лордов Протекторов Хэмфри Глостера и Ричарда Йорка

Должность Лорда Протектора в Англии была основана и утверждена парламентом в 1422 года, после смерти короля Генри V, сын и преемник которого на тот момент находился в младенческом возрасте. Кроулендские Хроники проводят прямые параллели между ситуациями в мае 1422 и в апреле 1483 года. В обоих случаях протекторат был установлен по причине несовершеннолетия короля. Разница была в том, что Генри V чётко обозначил функции протектората перед смертью, назвал людей, которые будут управлять королевством до того момента, когда его сын сможет успешно справляться со сложной и требовательной системой управления самостоятельно, и даже оставил персональные письма ключевым фигурам будущего протектората.

Правда, сам он понятие протектората не изобрёл, он говорил о регентстве, и совершенно определённо назвал своего младшего брата Хэмфри человеком, которого он видит в роли регента в Англии. А другого брата, Джона Бедфорда – в роли регента во Франции.

Тем не менее, Хэмфри Глостер в качестве регента королевства не устроил королевский совет. Каким-то камерным бунтом против воли короля это не было, регентство как таковое «прокатили» в палате лордов на заседании парламента. Именно тогда, по предложению членов королевского совета, была утверждена новая должность «Defensor of this Reme and chief conseiller of the kyng».

Долгое время считалось, что указания к завещанию, сделанные Генри V, до наших дней не дошли. Тем не менее, в Итоне есть копия манускрипта, которая была переведена и опубликована в 1981 году.

В манускрипте совершенно определённо указывается, что требования Хэмфри в плане утверждения его регентом не были преувеличены. «Volu[ mus] etiam quod carissimus frater noster Humfridus dux Gloucestr’ habeat tutelam et defensionem nostri carissimi filii principals», и именно это «tutelam et defensionem … principals» Хэмфри Глостер ожидал получить.

Тем не менее, Генри V был достаточно прагматичен для того, чтобы не сосредоточить всю власть в одних руках. Хэмфри, который должен был управлять государством в качестве регента, не был назван в числе людей, имеющих право на заботу о персоне короля-младенца, и, соответственно, на свободный к нему доступ. То есть, опекуном и защитником племянника он не был, на эту должность при своём сыне король назначил Томаса Бьюфорта, графа Экзетера. То есть, своего дядю из «левой» линии потомков Джона Гонта (сына Эдварда III). Именно он должен был отвечать за воспитание и образование будущего короля, при помощи двух придворных из ближнего круга Генри V, Генри ФитцХью и Вальтера Хангерфорда. Королева, Катерина Валуа, в качестве воспитателя своего сына даже не упоминалась.

Аннетт Карсон пишет, что заключительную часть распоряжений Генри V можно трактовать как дозволение леди Катерине жить при сыне.

Хочу на всякий случай заметить от себя, что данное отделение сына и наследника короны Англии и Франции от персоны его родной матери не было ни проявлением недоверия, ни проявлением холодности. Не секрет, что пылкой любви и уважения к супруге король не испытывал. Возможно, просто потому, что у них было чрезвычайно мало общего времени, кто знает. Но король явно не допускал и мысли, что его молоденькая вдова окажется погребённой в английской глуши без права на замужество до совершеннолетия сына. Он, естественно, полагал, что леди Катерина выйдет замуж, и выйдет достаточно быстро. А пока она не устроит свою жизнь, она может жить при дворе сына. Логично.

Чего Генри V также не мог знать, так это того, что граф Экзетер отнесётся к своим обязанностям совершенно формально. Учитывая, что Экзетер вскоре умер, возможно, что ему было просто не до того. Экзетера на его посту сменил граф Уорвик, Ричард Бьючамп, но он достаточно долго не мог сосредоточиться на воспитании принца, буквально разрываясь между обязанностями в Англии и во Франции. Хотя, собственно, как мог вмешаться солдат и политик в воспитание младенца?

Прецеденты разделения функций правителя королевства и воспитания малолетнего короля существовали в Англии и раньше – во время несовершеннолетия Генри III (1216 год) и Ричарда II (1377 год). Казалось бы, никаких проблем в осуществлении воли Генри V по этой причине не должно было возникнуть. Но королевский совет и палата лордов споткнулись о латинский термин «tutela». Людьми они были образованными, и прекрасно знали, что в рамках римского права «тьютор» - это, в общих чертах, управляющий собственностью своего несовершеннолетнего подопечного. Воспитание в эту функцию действительно не входило. Но было ещё кое-что. Без санкции тьютора никакие решения его подопечного не имели легальной силы.

Таким образом, поскольку за Генри VI как минимум лет четырнадцать должен был править королевский совет, Хэмфри Глостер получил бы право вето на любое решение этого совета. Более того, собственностью короля-младенца были, в широком смысле, Англия и Франция. И именно на этой трактовке своих полномочий настаивал герцог Хэмфри. И именно это свело бы к нулю любые попытки других назначенных Генри V личностей делать реальную, внешнюю и внутреннюю политику королевства. В этом была суть проблемы, и именно такое положение вещей королевский совет и лорды королевства принять не хотели. Хотя Генри V определённо планировал именно то, что требовал у совета его брат - сосредоточить реальную управленческую власть в руках одного человека.

В результате, королевский совет и лорды королевства пришли к исключительному решению – они изобрели совершенно новый государственный пост с чётко ограниченными и обозначенными полномочиями, уточнив, что «король не имеет право делать распоряжения относительно управления государством после своей смерти».

Эту декларацию парламенту вручил архиепископ Кентерберийский, и парламентом было потрачено немало времени на то, чтобы наилучшим случаем уравновесить значимость каждого члена протектората в имущественном смысле, чтобы никто не мог продавливать решения, используя свой статус и богатство. По новому порядку вещей, герцог Глостер был бы просто главой королевского совета, имея решающий голос в некоторых вопросах, которые будут обозначены парламентом по мере надобности и с учётом меняющейся ситуации.

То есть, Глостеру давалось «not the name of tutor, lieutenant, governor, or of regent, nor any name that might imply authority for the governance of the realm, but the name of protector and defender, which implies a personal duty of attention to the actual defence of the realm, both against the enemies overseas, if necessary, and against rebels within, if there are any, which God forbid; granting you certain power thereupon which is specified and stated in an act of the said parliament, to remain in force during the king’s pleasure».

Как известно, Хэмфри Глостер никогда на 100% не принял этих ограничений, хотя и был вполне согласен на компромисс. Для него было неправильным и недопустимым, что, скажем, парламент 1427 года поставил под вопрос сделанные им в должности тьютора имущественные распоряжения. Более того, внутренние напряжения в триумвирате, правящем от имени короля (королевский совет, лорд Протектор и воспитатели короля), а также политическая ситуация во Франции привели к тому, что Генри VI был коронован в восьмилетнем возрасте и в Англии, и во Франции.

Герцогу Глостеру после этого предложили сложить с себя титул Протектора. Он оставался главным в королевском совете, и королевский совет продолжал, разумеется, управлять королевством до самого 1436-37 года, пока король не вступил в возраст юридического совершеннолетия.

Следующие десять лет не были счастливыми для Хэмфри Глостера. Ему пришлось наблюдать, как сын его энергичного, решительного, талантливого и жёсткого брата вырастает упрямым рохлей и марионеткой в руках Бьюфортов и де ла Полей. Ему пришлось пройти через унизительный судебный процесс, на котором его супруга была обвинена в колдовстве и сослана в заключение. В 1447 году Хэмфри Глостер был арестован по обвинению в государственной измене. Имена тех, кто обвинение выдвинул, остались незарегистрированными. Через несколько дней герцог был найден мёртвым.
Метки: