?

Log in

No account? Create an account
Предыдущий пост Поделиться Следующий пост
Третий крестовый - люди и судьбы/10
sigrig
mirrinminttu
После того, как Теобальд IV Шампанский достиг, наконец, заветного возраста в 21 год, он быстро дал понять окружающим, что править он будет сам и только сам. Буквально первым делом он избавился от навязанной ему решением мамочки жены. На каком именно основании – общего мнения нет. То ли нашлась подходяще близкая родственная связь, то ли Гертруду объявили стерильной. Что не помешало ей ещё раз сходить замуж, но она умерла через год после нового замужества, так что была её предполагаемая стерильность правдой или выдумкой, осталось неясным. Следующим шагом Теобальда была ссора с Луи VIII Французским.



Поссорились они вполне по делу, и каждый, очевидно, был прав, когда смотрел на проблему со своей точки зрения. А проблемой этой был (в очередной раз) еврейский вопрос. И, в очередной раз, это не имело никакого отношения к евреям, как к нации. Дело было в деньгах. В тех деньгах, которыми евреи-ростовщики так охотно снабжали вечно нуждающихся в звонкой монете баронов и королей. Вот только долги им надо было возвращать с процентами. Причём, с процентами чудовищными.

В Шампани дело было поставлено так, что граф обеспечивал безопасность евреев вообще и ростовщиков с их процентами в частности, а те выплачивали графской короне часть дохода из полученных процентов в виде особого налога. И это был настолько серьёзный доход в казну, что из-за него Теобальд не поколебался пойти против своего сеньора, короля Франции.

А вот Луи VIII жалобы на евреев-ростовщиков достали, по-видимому, настолько, что он был настроен решить проблему раз и навсегда. Он повелел всем должникам расплатиться за три года, запретив одновременно евреям-ростовщикам удерживать сделанные залоги. А собирали бы долги для ростовщиков лорды, в чьих доменах те жили. Удерживая определённую часть, разумеется – за труды. Вообще в Etablissement sur les Juifs было много чего другого, но суть конфликта была именно в том, что христианам было запрещено заниматься ростовщичеством. Тем не менее, они использовали для пополнения казны действия ростовщиков, деля их профит. Это породило глубокую брешь между церковью и государством, и Луи был полон решимости подвести всё под общий знаменатель.

В результате, Теобальд принял в походе короля на Лангедок весьма ограниченное участие. Он выполнил долг вассала, и пробыл в войсках сюзерена сорок обязательных дней, но ни на миг дольше. И так совпало, что вскоре после того, как Теобальд уехал, Луи умер. Говорят, что Луи умер от дизентерии, но языки заработали, и Теобальда обвинили в том, что он отравил своего короля. Не официально, конечно, но достаточно для того, чтобы на коронацию нового короля, Луи IX, его не пригласили. Шампань представляла его матушка, Бьянка Наваррская, которая, после коронации сына графской короной, удалилась жить на пенсии в цистерцианский монастырь.

Этот эпизод противоречит довольно сильному мнению о том, что Теобальд был любовником королевы Бьянки Кастильской. И что именно из любви к этой даме он отравил короля. Собственно, отравить Луи VIII вполне могли и без Теобальда. Не говоря о том, что характер у него был далеко не сахарный, не всем понравилось его активное вмешательство в устоявшиеся отношения знати с ростовщиками, а уж сам поход на Лангедок и вовсе был результатом не столько борьбы с ересью катаров, сколько войной северных французских лордов с южными. Но могла быть и дизентерия, конечно.

Да, молодой Теобальд объявил королеву дамой своего сердца, и сочинил в её честь несколько сонетов, но как-то сложно поверить в более глубокие чувства юноши к матери тринадцати детей, которая была ещё и старше графа более чем на десять лет и приближалась к сороковнику. Просто Бьянка Кастильская считалась первой красавицей двора. Неизвестно, по праву или нет, потому что часть её же собственных подданных обзывали её «дама Изенгрим» (в честь персонажа сказок о Ренаре-лисе). Не слишком любезный ник с любой стороны.

Больше похоже на то, что Теобальд стал правой рукой королевы-регента по расчёту. Он оказал ей мощную поддержку тогда, когда и власть, и, возможно, сама жизнь Бьянки и её сына были под угрозой. Разумеется, его влияние при дворе стало доминирующим, и, разумеется, это бесило окружающих. И в 1229 году на Шампань напали. Напал граф Бара, который в предыдущей войне был на стороне Теобальда и его матушки. А вот сенешаль де Жонвилль не просто поддержал Теобальда, против матери которого выступал десять лет назад, но и пощипал Бар, который удачно граничил с его владениями. За Бар обиделся герцог Бургундии, который раньше тоже поддерживал матушку Теобальда, и он напал на Шампань с юга.

Тем не менее, блицкрига не получилось, и тут в дело вмешалась королева-регент. Ей было достаточно сказать «цыц», потому что к этому времени она уже показала себя не просто умеющей править королевой, но и королевой-воином, передвигающейся со своими войсками при необходимости. Волчица, одним словом.

Тем не менее, Теобальд решил, по всей видимости, привести свои дела (после всех приключений предыдущих поколений) в порядок, и начать новую жизнь. Его мать и жена умерли, он знал, что совсем скоро и сам станет королём – Санчо Наваррский обозначил его своим преемником. А это уже была совершенно другая весовая категория, и тащить на очередную иерархическую ступеньку вериги прошлых долгов ему не хотелось.

Считается, что Аликс Шампанская выбрала именно этот момент, чтобы пригрозить Теобальду возобновлением войны за наследство, но это вряд ли. Хронологически, денежная выплата Теобальдом доли Аликс совпадает с периодом, когда он вообще погашал все долги. Потом, в недалёком будущем, этот жест сильно ему помог, как мне кажется, но это уже другая история, для которой нужно снова вернуться в Святую землю.