?

Log in

No account? Create an account
Предыдущий пост Поделиться Следующий пост
Третий крестовый - люди и судьбы/8
sigrig
mirrinminttu
От Анри Шампанского у Изабеллы Иерусалимской было три дочери: Маргарета, Аликс/Алис и Филиппа. Анри, у которого с Кипром были после отъезда Ричарда I непростые отношения, планировал выдать их за сыновей Амори де Лузиньяна: Ги, Джона и Хью. Возможно, договор даже был заключён, и именно под него Амори отпустили из каталажки в Акре. Но вскоре Анри Шампанский совершенно случайно вывалился из окна, Изабелла вышла за Амори, а из вышеупомянутых детей в живых, в конце концов, остались только Аликс, Филиппа и Хью. Мало этого, в 1205 году умерли и Амори, и Изабель. На руках у Джона Ибелина остались 10-летняя Аликс и 8-летняя Филиппа, а на Кипре регентом от имени 11-летнего Хью де Лузиньяна стал Готье де Монбельяр. Кстати сказать, мать Хью, по имени Эшива, тоже была из Ибелинов.



Леди Аликс Шампанская?

Интересы Иерусалимского королевства требовали плотного союза с Кипром, так что Джон Ибелин сговорил Аликс за Хью. Но поскольку сам Джон был занят делами своей основной опекаемой, Марии Иерусалимской, шлифовать брачный договор взялась Мария Комнена, бабушка Аликс и мать Джона. Такие вот плотные семейные связи. Мария Комнена была матерью Изабеллы Иерусалимской, и, соответственно, бабушкой Аликс Шампанской. А потом, когда король Альмарик I умер, она вышла за Балиана Ибелина, от которого родила четверых детей, в том числе и Джона.



Мария выходит за Балиана

Договор был доведён до ума ещё в 1208 году, но сам брак был заключён в 1210-м. Пожалуй, всё, что можно сказать о Хью – это то, что он зачал с Аликс троих детей, потому что прожил он всего 8 лет после свадьбы. Всё, что о его правлении известно, заставляет предполагать, что по какой-то иронии судьбы он унаследовал характер не отца, а дяди. Характер у него был, так сказать, яростный, и его кратное правление проходило под знаком попытки править железной рукой, что быстро привело к столкновениям и с собственными баронами, и со Святейшим престолом.

И вот после смерти мужа, у Аликс началась чрезвычайно насыщенная жизнь. Поскольку её сыну и наследнику титула Лорда Кипра было всего 8 месяцев, Аликс полагала, что следующие лет пятнадцать её жизни пройдут в более или менее скучном и рутинном регентстве. Но помните, что мамочка Изабеллы Иерусалимской после смерти своего мужа-короля вышла за Балиана Ибелина, с которым у неё была куча детей? Так вот, когда Джон Ибелин стал вовсю ворочать делами в Иерусалимском королевстве, его брату, Филиппу, показалось не вполне справедливым, что его-то такая власть не ожидает. И он затребовал регентство Кипра себе.

С какой стати, спросите вы. Хм, помните дочь Амори де Лузиньяна, которую звали Бургонь? Которая недолгое время ходила в жёнах у Раймунда Тулузского? Тогда вы помните, что она вышла за некоего Готье де Монбельяра. А Амори, прежде чем стал королём Иерусалима Альмариком, женившись на многострадальной Изабелле Иерусалимской, унаследовал Кипр от своего брата Ги де Лузиньяна, которого в своё время «прокатили» во время голосования за то, кому носить титул короля Иерусалима.

Ги был когда-то женат на королеве Сибилле, так что претендовать на титул мог только весьма относительно. Как, впрочем и Конрад Монферратский, который волевым браком с Изабель, единокровной сестрой умершей Сибиллы, как бы отхватил себе равные права с Ги. Его, Конрада, преимущество было, несомненно, в том, что Изабель-то была жива и беременна. Не говоря о том, что Ги (по какой-то причине) в тусовке «сирийских баронов» сильно не любили.

Поэтому, когда Амори де Лузиньян стал таки королём Иерусалима, ситуация сложилась своеобразная. С одной стороны, он был Лузиньяном. С другой стороны, через брак с леди Эшивой, он был связан и с Ибелинами. С третьей, у него были сложные отношения с предыдущим мужем Изабель, Анри Шампанским.

И вот когда Амори с Изабель умирают, ситуация складывается так, что в Иерусалимском королевстве реальная власть падает в руки Джона Ибелина, который становится регентом малолетней дочери Конрада Монферратского, Марии, будущей королевы Иерусалима. На Кипре же наследницей Амори оказывается его старшая дочь (от Эшивы Ибелин), Бургонь. Она выходит за Готье де Монбельяра, и регентствуют они долго и счастливо от имени Хью, родного брата Бургони.

Прошло время, Хью вырос, и Джон Ибелин вместе с мамочкой пристроили дочь единоутробной сестры Джона от Анри Шампанского за Хью, который теперь, в результате брака Амори де Лузиньяна и Изабеллы Иерусалимской, стал Аликс сводным братом. Лузиньянов, таким образом, соединили с Ибелинами очень крепко. Вторая линия связи тоже появилась – дочь Бургонь и Готье де Монбельяра, Алис, вышла за родного брата Джона Ибелина, того самого Филиппа Ибелина. Таким образом, у него действительно было мощное права требовать регентства над Кипром от имени жены, дочери старшей дочери Амори де Лузиньяна. И он это регентство получил. Вернее, совместное с Аликс регентство. Это – важный момент.

Сначала, похоже, Аликс и не протестовала. Возможно, она очень быстро убедилась, что попытка управлять Кипром далека от рутины и скуки. А тут она получила подкрепление в виде персоны дядюшки, и всего клана Ибелинов через него. Но очень быстро она заметила, что её роль при дворе сына стала стремиться к нулю. Леди Аликс там оказалась просто не нужна, а за 8 лет проживания в тени буйного супруга обзавестись лояльным именно ей баронами как-то не успелось. Буквально за несколько месяцев добрый дядюшка отжал Аликс в тень, что её, разумеется, оскорбило страшно.

Что делает в таком случае леди? Выходит замуж, конечно. Дабы обрести защитника, который смог бы поговорить с обидчиком на общем мужском языке. В 1223 году леди Аликс демонстративно уехала в Триполи, где быстро познакомилась с Боэмундом V, старшим выжившим сыном Боэмунда IV Антиохского, который в своё время довольно активно высказывался против Лузиньянов. Выбор был сделан. Тем более, что оба Боэмунда были сильно в контрах с королями Армении. К этому времени бедняжка Мария Иерусалимская была уже давно мертва, вопрос о браке её дочери Иоланды/Изабель с Фридрихом II был решен, а её муж де Бриенн успел снова овдоветь после смерти Стефани Армянской. Теперь престол Армении оказался за дочерью Сибиллы де Лузиньян, от брака Амори/Альмарика с Изабеллой Иерусалимской, на которой Лео Армянский был женат.



Сибилла де Лузиньян?

Очевидно, Аликс рассудила, что всё, что плохо для Лузиньянов и Ибелинов, хорошо для неё. И она вышла за Боэмунда V, где-то около 1225 года.

Её план был прост и прямолинеен. Поскольку с должности совместного с Филиппом регента Кипра её никто не снимал, она привезла в Акру мужа, и потребовала, чтобы теперь ему было передано полное регентство. Потому что себя она (справедливо?) считала основным регентом при сыне. Но киприотским баронам «понаехавший» Боэмунд как-то не глянулся. Их легко понять. Все они, абсолютно все, были ставленниками Лузиньянов. Союзниками Лузиньянов и, значит (на данный момент) – Ибелинов.

Леди Аликс сама была из Ибелинов, конечно, но уехала она в Триполи в своё время в сильном раздражении на то, что местная знать предпочла сделать ставку на её дядюшку, Филиппа Ибелина. И вот теперь она возвращается в компании нового мужа – наследника Антиохии, который в принципе не питал ни к кому из них тёплых чувств, и у кого наверняка были свои люди на те бенефиции и должности, которыми сейчас бароны Кипра пользовались. И они отказались признать Боэмунда в качестве регента.

Собственно, это поставило точку и в союзе Боэмунда с Аликс, потому что проект регентства был между ними тем самым единственным связующим звеном. Их развели по причине близкого родства, что выглядит просто глупо на фоне чуть ли не кровосмесительных союзов, практиковавшихся в Иерусалимском королевстве. Во всяком случае, первый раз замуж Аликс выходила вообще за собственного брата, хотя и сводного. Был ли инициатором развода Боэмунд – неизвестно. Мог и быть, если хотел более спокойной, и менее поглощённой собственными амбициями жены. Собственно, у него не было шанса на Кипре к моменту развода, потому что события там стали разворачиваться очень быстро.