Предыдущий пост Поделиться Следующий пост
"The Mythology of Richard III" - 2
sigrig
mirrinminttu
Ричард, ненормальный принц

В этой главе рассматриваются все традиционные легенды о Ричарде, буквально с рождения.



К сожалению, Джон здесь ударяется и в астрологию, которая совершенно очевидно не является сильной стороной его знаний. Пишет о том, что Ричард был, очевидно, зачат под знаком Козерога, что само по себе не предвещает счастья.

Но ценнее в его рассуждениях нить относительно того, что из Ричарда во времена ранних Тюдоров совершенно сознательно лепился определённый образ. Он, как пишет Ройс и повторяет Мор, родился при всех зубах и с волосами до плеч. Это должно символизировать, что он был предрасположен к амбициям и к стремлению к власти. Не говоря о том, что рождение зубастого младенца всегда считалось вестником масштабных бедствий. Так что пресловутые «провёл два года в материнской утробе» – это не глупость, и не показатель тупости писавших. Это – часть образа, часть легенды.

Также непонятно, откуда пошла байка о физической хрупкости Ричарда. Гайднер ссылается на Тёрнера и его труд «History of England during the Middle Ages», но Тёрнер там пишет только то, что у него создалось впечатление, что Ричард был болезненным ребёнком, но он не может припомнить, где именно он видел эту информацию. Далее – снова, увы – Джон возвращается к своей любимой теории о том, что коротышкой в семье был Джордж, а не Ричард, беря за основу рисунки в «Свитках Ройса».

Я отказываюсь принимать эти записи за серьёзный исторический документ. Хотя бы уже потому, что источник не может быть чистым и грязным одновременно. Если ты доказываешь, что Ройс писал фикцию, то как ты можешь принимать за исторический факт его маляки? Какие-то выводы можно было сделать, если бы Ройс нарисовал братцев Йорков рядом. Но нет, Джон скопировал изображения с разных страниц, наложил на них шкалу, основываясь на росте Эдди, который нам точно известен, и выступил с этим странным утверждением.

Но феерия разворачивается дальше. Начиная с рождения нового мифа. Ричард Бакли (Лестерский университет) высказался на своей лекции, что рост Ричарда был 5 футов 8 дюймов (173 см), но из-за сколиоза реальный рост был 4 фута и несколько дюймов (142 см приблизительно). В этот момент в зале встал мужчина и заявил, что у него сколиоз идентичен Ричардову, но его рост - 173 см. В карлика развившийся в подростковом возрасте сколиоз его не превратил. Если что, он и рубашку может снять, продемонстрировать. На это Бакли проблеял, что просто повторяет то, что ему велели сказать.

Откуда вообще пошла гулять молва о том, что Ричард был невысок? Из текста того же Ройса. Но правильно ли переведён текст, написанный на латыни? Его перевели так, что Ричард был «мал телом и невелик силами» («но защищался благородно до последнего дыхания»). То есть, именно так был переведён университетом абзац «Attamen si ad eius honorem veritatem dicam ut nobilis miles licet corpore parvus et viribus debilis ad ultimum anhelitum suum modo defensorio clarissime se habuit».

Джон вцепился в viribus, который Эпплби и Фоксхолл отнесли к производной от vir, мужчина, мужественность в физическом смысле. Тогда как на самом деле это слово является производным от vis, сила или мощь. По логике учёных леди, ежели viribus означает маскулинность, то viribus debilis - это отсутствие маскулинности.

Джон, при помощи Аннет Карсон, перевёл выражение как «хотя его тело было мало, а военные силы слабы». Потому что vis употреблялось во времена Ричарда как характеристика не физических, а военных сил.

На мой взгляд, очень интересное жонглирование латынью, в которой, несомненно, права Карсон (как специалист в области средневековой латыни, которых, собственно, по пальцам перечесть можно во всей Европе), но это никак не служит доказательством утверждениям Джона, что Ричард был среднего роста, а Джордж – коротышкой. Про мужчину 173 см как-то проблематично сказать, что «его тело было мало».

При всём уважении, Ричард таки был малого роста на фоне окружающих его лосей. Тот же Чейни был около двух метров, да и Брэндон-старший не был коротышкой, не говоря о братьях. Насколько помню, сестра Маргарет тоже описывалась, как девушка высокая. И не один Ройс пишет о некоторой субтильности Ричарда III. Тот же богемский посол, буквально воспевающий Ричарда, упоминает изящные руки и ноги короля. Изящно сложенный, сухощавый мужчина среднего роста. Это, по-моему, и на портретах видно, которые как бы копии с оригиналов.



Кстати, о портретах. Всем известно, что Мор утверждал, что у Ричарда левое плечо было выше правого. Хотя Ройс писал, что выше было правое плечо, и это в какой-то степени было правдой, хотя и не слишком бросалось в глаза. Но на «портрете Пастонов» от 1520 года, которым владеет Сообщество Антикваров, действительно левое чуть плечо выше правого.

Джон предполагает, что изображение на «портрете Пастонов» - это зеркальное изображение оригинального прижизненного портрета Ричарда, сделанного для Джоаны Португальской. Доказательством служит то, что в пятнадцатом веке «брачное» кольцо носили на среднем пальце правой руки, а на «портрете Пастонов» король играет с кольцом, надевая его на средний палец левой руки. То есть, оригинальный портрет был правильным, но и Мор заблуждался честно, не зная, что смотрит на «зеркальное отражение» портрета.

Далее, рассуждая о том, что в наше время было бы немыслимо назвать горбуном человека со сколиозом, Джон упоминает нечто, что пришло на ум и мне, когда я встретила Доминика Сми. После тренировочной программы для реконструкционной документалки, авторы фильма «Ричард Третий» пришли к выводу, что пешим Ричард долго сражаться не мог, потому что сколиоз оставил мало места для нормальной деятельности лёгких.

Вообще-то сам Доминик сказал на встрече, что он не подпишется под этим заявлением, потому что одно дело – тренироваться два года в его возрасте, и совсем другое – тренироваться с детства, как это было в случае Ричарда. Но Джон пишет, что «помимо сколиоза, Сми имеет другие базовые заболевания, сделавшие для него невозможной физическую активность до самого проекта». Да, похоже, и это объясняет практически постоянное присутствие сосредоточенной и озабоченной матери рядом с сыном. Я просто узнала тот самый взгляд, которым родные смотрят на тяжело больных, которым в любой момент может понадобиться помощь.

С точки зрения Джона, актёр Марк Кидд был бы лучшим кандидатом для проекта – балетные танцы, аэробика, отличная физическая форма. Кстати, рост Кидда – хорошо за 180 см.

Потом идут бесконечные рассуждения о том, для чего была нужна легенда о ненормальном принце и калеке-короле, переходящая в описание той странной сцены по Мору, где Ричард обвиняет Элизабет Вудвилл в колдовстве, повредившем его руку, и вообще о чёрной магии того времени. Я об этом тоже подробно писала, не буду повторяться. Рассматриваются обвинения против Джоанны Наваррской, Элеанор Кобхем, Жакетты Вудвилл, пророчество о «G» - все хорошо знакомые истории. Это преподносилось как изощрённое коварство Ричарда, потому что «все знали», что рука его «суха от рождения». Но мы знаем, что не была. И современники знали, что не была. Одно время рассматривалась теория, что, возможно, правая рука Ричарда была развита больше, чем левая, но в его времена это не было уникальным. Практически у всех воинов «sword hand» была мощнее.



Знаменитый «гобелен из Ковентри», изготовленный около 1500-го года, изображает Ричарда без горба, но со странной левой рукой. Джон предположил, что это может означать, что Ричард был предрасположен использовать левую руку, что тогда считалось одним из признаков доминирования дьявола над характером, но я встречала более обыденное объяснение. Что на гобелене Ричард изображён как бы предателем дела своего брата – в правой руке он держит монету, «знак Иуды», а в левой – змею, которая была потом изъята из гобелена.

Джон подробно (но сжато) рассматривает все убийства, приписываемые Ричарду. Дублировать опровержения я тоже не буду, там ничего нового к тому, что я уже писала. Один аспект, на который я никогда не обращала внимания (во всяком случае, не помню, чтобы обращала) – это то, что лорд Гастингс по материнской линии был кузеном Йорков. Его матушка, Алис Камой, была дочерью Элизабет Мортимер и внучкой Филиппы Плантагенет, дочери герцога Кларенса – Лайонелла Антверпского.

То есть, в предках Уильяма Гастингса по материнской линии был король Эдвард III. Вряд ли это имеет большое значение, впрочем. Его высочайшее положение при дворе Эдварда IV полностью зависело от Эдварда, и он был в отвратительных отношениях с Элизабет Вудвилл и её роднёй. Скорее всего, злопамятная женщина никогда не простила ему попыток связать её и её имущество обязательством женить одного из сыновей от первого брака на дочери Гастингса, которой тогда и в проекте не было. Разве что аспект женитьбы Эдварда получает дополнительный штрих: Вудвиллы не были такой уж неподходящей партией для Плантагенетов. Но я об этом уже рассуждала, когда писала о Жакетте и её отношениях с молодым королём Эдвардом.
Метки:

  • 1
а ведь сегодня у короля Ричарда день рождения...

Да. А я, как обычно, отреагировала только на дайри.Всё-таки, здесь я только бываю, а там - живу.

У каждого свое место любимое, а я тут живу, ничего не поделаешь)

  • 1
?

Log in

No account? Create an account