Предыдущий пост Поделиться Следующий пост
Третий крестовый - люди и судьбы/2
sigrig
mirrinminttu
Теперь, прошу прощения, от предыдущего вбоквелла необходимо сделать свой вбоквелл.

Из первой части этой истории стало понятным, как Кипр оказался связанным с интересами Священной Римской империи – через присягу Амори де Лузиньяна императору Генриху VI Гогенштауфену.



Кстати сказать, очень редко упоминается о том, что этот император предпринял свой собственный крестовый поход – так называемый Немецкий крестовый 1197 года. Правда, с крестовыми походами этой семье определённо не везло. Фридрих Барбаросса утонул, не успев толком поучаствовать в Третьем крестовом, а Генрих VI то ли простыл на охоте, то ли подхватил малярию, но умер на Сицилии в разгар подготовки Немецкого крестового. Надо сказать, что на Сицилию император имел права через свою жену, Констанцию. И эти права Ричарду I пришлось признать. Поэтому, когда Танкред, правитель Сицилии, умер в 1194 году, хозяйничать там стал именно Генрих VI.



Немецкий военный контингент отправился на место действия раньше императора, поэтому они успели отлично пройтись по Святой земле прежде, чем отбыли домой, узнав о смерти своего лидера. За невероятно короткий срок (около 8 месяцев) немецкие крестоносцы завоевали Сидон и Бейрут, и захватили немалые территории вокруг Библоса, открыв путь в Триполийское графство. Которое, как все помнят, ещё во время Первого крестового захватил себе Раймунд Тулузский. Получив известие о смерти императора, тевтоны так же оперативно отбыли, оставив на хозяйстве Амори де Лузиньяна, который короновался королём Иерусалима в 1198 году. И заодно заключив перемирие с преемником Саладина. На следующие шесть лет. Неизвестно, чего бы добились эти ребята, задержись они в Святой земле подольше.

Далее – вторая ветвь вбоквелла. Ричарда I, как известно, арестовал Лео Австрийский, которого Ричард в своё время дико оскорбил, поставив между собой и Лео знак неравенства. И это, собственно, довольно примечательно, потому что они были родственниками.
Когда-то, в далёком 1130 году Мелисенда, дочь короля Иерусалима Балдуина II, родила своего первенца. Мужем её был никто иной, как рыжекудрый Фульк, отец Джеффри Анжуйского, который, в свою очередь, стал отцом Генри II Плантагенета и дедом Ричарда I. Мальчика назвали Балдуином, и стал он Балдуином III Иерусалимским, хотя Мелисенда очень долго не была настроена уступать свою власть регента подросшему дитятку.

В конце концов, они помирились, но речь не об отношениях матери и сына, а о том, что Балдуин III Иерусалимский был женат на Теодоре Комнене, сестра которой, Эйрене, приходилась матерью Исааку Комнену, деспоту Кипра. То есть Исаак Комнен имел в тётках супругу короля Иерусалима.

И был у Теодоры и Эйрене брат Андроникос, чья дочь была выдана замуж в Австрию, за отца герцога Лео. Так что Лео был в кровном родстве с деспотом Кипра, и в родстве с Ричардом I через брак своей двоюродной бабушки. А уж если посмотреть на родственные связи всех персонажей широко, как в те времена и было принято, так и Ричард на том же основании был в какой-то степени родичем и деспоту Кипра, и его дочери и наследнице. А деспот Кипра и его дочь весьма отдалённо оказываются в родстве с королевским домом Иерусалима. Одна большая семья.

Вообще, из-за унылого однообразия имён всех этих бесчисленных Теодор, Андроникусов и прочих Раймундов с Мелисендами, в биографиях возникают забавные путаницы. Как говорят учёные, идентифицировать исторические личности только по именам и «фамилиям» - дело ненадёжное. Так что достаточно будет помнить, что практически все правящие дома Европы были в более или менее близкой степени родства между собой. Неудивительно, что они вечно воевали и сутяжничали за какие-то очередные права на что-то. Ведь эти права у них действительно были.

Собственно, одним из условий освобождения Ричарда из плена было именно то, что тот должен был отпустить на свободу и деспота Кипра, и так называемую Деву Кипра. На этом условии настоял Лео. И вот тут мы подходим к самому интересному.

?

Log in

No account? Create an account