?

Log in

No account? Create an account
Предыдущий пост Поделиться Следующий пост
Ричард I и его крестовый поход - 2
sigrig
mirrinminttu
Неугомонная Алиенора, обручив сына с Беренгарией и чмокнув дочку, которую в последний раз видела, когда той было лет одиннадцать, немедленно умчалась в Англию, бдить за Джоном. Ну и что, если на дворе было начало весны со штормами и непогодой! Передохнула на Сицилии эта престарелая леди всего ничего. Отправилась она через Рим, чтобы по пути захватить согласие папского престола на назначение бастарда короля Генри архиепископом Йоркским. Алиенора очень, очень заботилась о том, чтобы у Ричарда в Англии не осталось политических соперников.



Беренгария

И случись же так, что именно в день отплытия Алиеноры, 4 апреля, папа Клемент III умер. Пока избрали нового папу, пока отпраздновали его коронацию, пока он утвердил нового императора Священной Римской империи… Говорят, что благословение папой императора включало интересный обычай: благословив, папа скинул с головы императора корону, символизируя, что это в его власти назначать и свергать королей. А кардинал корону поднял, и снова водрузил императору на голову.

Ричард, пережив натиск мамочки, с женитьбой привычно затянул. В конце концов, Беренгария была уже с ним обручена, чего же ещё нужно? Он сдал невесту на руки сестре и отправился в Святую землю – под бурные аплодисменты сицилийцев, избавившихся, наконец, от такого дорогого гостя. Правда, сестра и невеста были не вместе с ним, а на одном из кораблей его флотилии, так что не похоже, чтобы Ричард был особенно озабочен их безопасностью. Возможно, более умудрённая жизнью Джоанна просто настояла на том, чтобы невеста короля находилась в той же точке географического пространства, что и его величество, и Ричард был, мягко говоря, раздосадован. Во всяком случае, когда его флотилию потрепал шторм, король приказал зажечь на мачте фонарь, собрал корабли таким способом в кучу, и спокойно переночевал в одной из бухт Крита.

Наутро обнаружилось, что во флотилии не хватает 25 кораблей. Неизвестно, в какой момент он понял, что на одном из пропавших кораблей находятся его сестра и невеста, и интересовало ли его это в принципе. Тем не менее, на этот раз они как-то ухитрились пересечься у Родоса. Известно, что Ричард просидел на Родосе дней десять, собирая информацию о том, что происходит на Кипре.

При чём здесь Кипр? Просто при том, что Кипр был условно подчинён Иерусалимскому королевству. А когда там в 1184 году возник некий Исаак Комнин, каким-то боком имеющий отношение к византийскому королевскому дому (до сих пор с точностью не выяснено, каким именно), и провозгласил себя Императором (деспотом) Кипра, остров стал фактически суверенным (благо, Иерусалиму в те годы было не до Кипра). Суверенным и очень богатым, потому что бури и течения работали на островитян как денежные мельницы, прибивая к берегам разбитые корабли, большая часть из которых имела прямое отношение к активности крестоносцев.

Так что вполне логично предположить, что Ричард решил покончить с этим гнездом стервятников. И снова действия короля неоднозначны. С одной стороны, он потратил бездну времени на свои вояжи, когда Филипп честно бомбил каменными ядрами Акру в Святой земле, и люди с обеих сторон гибли в количествах, которые трудно представить. В достаточном, чтобы крестоносцы засыпали трупами людей и лошадей ров вокруг Акры. С другой стороны, вопрос с Кипром всё равно должен был быть решён. Но вот как решён? Исаак Комнин был членом королевского дома Византии, как ни крути. И, строго говоря, юридически он преступлений не совершал. Да, обирать мёртвых и грабить разбитые корабли было как-то не по-рыцарски, но мародёрство всегда было частью любой войны. Да, требовать за спасшихся после кораблекрушения выкупы от родни было ещё более не по-рыцарски, но и это практиковалось повсеместно.

И вот случись так, что 24 апреля три корабля из флотилии Ричарда оказались в более или менее разбитом состоянии перед Лимасолом. Причём корабль, на котором находились Джоан и Беренгария, пострадал только отчасти, мачтами, и просто бросил якорь в бухте. Случайность или судьба? Кто знает. Во всяком случае, это кораблекрушение решило судьбу Кипра, и два других корабля были действительно разбиты в щепки. Кое-кто погиб, в частности вице-канцлер короля, но большая часть оказалась на берегу, где их встретили добрые киприоты и отвели в форт. Джоан же вела бесконечные переговоры с Исааком Комнином, который, конечно, не мог силой привести в гавань корабль, на котором находилась вдовая королева Сицилии и сестра короля Англии, и невеста короля (собственно, хроники называют Беренгарию в тот период уже женой Ричарда, потому что в те времена обручение было равнозначно браку).

Переговоры длились долго. Не известно, сколько именно, но ровно до момента, пока на горизонте не появилась часть флотилии Ричарда. Известно, что Ричард пришвартовался 6 мая, но корабли могли подойти и раньше. В любом случае, казначей Ричарда успел за время между прибытием кораблей короля и швартовкой послать продукты тем крестоносцам, которые находились с форте. Как и следовало ожидать, киприоты конфисковали припасы у ворот форта, в связи с чем там началось настоящее сражение, в котором крестоносцы выиграли.

Естественно, невозможно поверить, что после кораблекрушения у них было при себе оружие. Даже если что и было, вряд ли киприоты им это оружие оставили, когда сопровождали в форт. Значит, оружие было туда доставлено с кораблей Ричарда. Хроники как раз и говорят о плотах, на которых часть присутствующих в форте крестоносцев переправилась в другое место высадки, и напала на киприотов у форта с тыла. Практически наверняка вся эта история была жёстко продуманной военной операцией, результатом того, что Ричард узнал о методах Исаака Комнина на Родосе. Эта операция явно предусматривала некоторое количество жертв со стороны крестоносцев и была чрезвычайно дерзкой, но закончилась полным успехом.

Теперь Ричард мог обвинить деспота Кипра в измене, и обвинил, потребовав у того полной компенсации потерь. И Исаак Комнин повёл себя именно ожидаемым образом, высокомерно объявив посланцам Ричарда, что не намерен принимать угрозы от какого-то короля, ибо он – император. Реакция со стороны Ричарда последовала немедленно. Он уже был готов к завоеванию Лимасола, и теперь, с чувством праведного гнева, отправился его завоёвывать. Идиотом Комнин всё-таки не был, в порту крестоносцев встретили баррикады, а на киприотских кораблях были спрятаны лучники. И победа крестоносцев отнюдь не была приятной прогулкой по набережной. Собственно, англичан бомбардировали из камнемётов, затем попытались заманить в ловушку якобы поспешным бегством из города (наживкой рискнул быть сам Исаак Комнин), и всё было бы ещё труднее, если бы в городе не действовали крестоносцы из форта.

Ричард не двинулся из города, пока с его флотилии не были доставлены лошади. Это, по-видимому, стало происходить сразу после того, как крестоносцы очистили порт, потому что пятьдесят конных рыцарей обрушились на лагерь Комнина, который находился в двух лигах от города, уже следующим утром. И снова победа не была лёгкой. Византийцы не теряли времени, и их камнемёты были готовы к отражению атаки. Ричард приказал ждать, пока «боеприпасы» противника не закончатся. Именно тогда его пытались уговорить успокоиться некоторые крестоносцы, которые не были «кадровыми» военными. Но король ехидно порекомендовал им постоять в сторонке от толпы, чтоб не зашибло, и операцию не свернул. Конная атака началась немедленно после того, как катапульты прекратили действовать.

Ричард собственноручно выбил Исаака Комнина из седла. Но, поскольку дело было не на турнире, а в рамках реального боя, побеждённый не стал куртуазно сдаваться победителю. Деспоту Кипра удалось бежать, и даже добраться до Никозии. А Ричард предложил киприотом выбор: или они сдаются ему и получают прощение и полную амнистию, плюс все бенефиты от похода на своего деспота (читай, добычу), либо с ними будут обращаться, как с побеждёнными врагами.

Все действия Ричарда говорят о том, что случившееся на Кипре не было случайностью, приключившейся из-за шторма. Мог ли он так хладнокровно рискнуть сестрой и женой, выставив их в качестве добычи, вокруг которой Исаак Комнин будет готов кружить достаточно долго и вежливо? Совершенно очевидно, что мог и рискнул. Почти наверняка с согласия благородных леди. Как минимум от Джоанны такого согласия ожидать было можно, она ко многому была готова после Сицилии. Но хочется сказать несколько добрых слов о Беренгарии, репутации которой так крепко досталось от историков. Особенно от женщин-историков, заклеймивших её пассивным и безвольным существом, которое тащили за собой те, кто делал историю. Хочется заметить, что о характере и личности Беренгарии известно удивительно мало, но эта женщина вместе с будущей свекровью перешла через Альпы зимой и вполне вписалась в атмосферу очень и очень брутального крестового похода, принимая прямое участие в действиях крестоносцев. Думаю, что для дочери короля Санчо Наваррского это было совершенно естественно и нормально.
Метки:

  • 1
Сериал вышел бы не хуже всяких "Викингов" или "Игры престолов" :)

Спасибо вам, читаю с удовольствием.

УУууу, там дальше ещё круче будет, эти королевства крестоносцев ещё тем гадюшником были! Так что сериал получился бы знатным.

  • 1