Предыдущий пост Поделиться Следующий пост
О том, как исполнить пророчество
sigrig
mirrinminttu
Джонс, описывая коронацию Ричарда I, упомянул о том, что Алиенора была особенно горда, потому что эта коронация исполнила пророчество Мерлина: "The eagle of the broken covenant shall gild it over, and rejoice in her third nest". Полный текст пророчеств здесь:
http://www.caerleon.net/history/geoffrey/prophecy1.htm



А историк Мэрион Мид (Marion Meade), в книге Eleanor of Aquitaine: A Biography, немного раскрывает тему и делает несколько замечаний. Ну и я пошарила немного по сусекам. Дело было так.

Официальное известие о смерти короля Генри привёз в Англию Уильям Маршалл. К его изумлению, первым лицом государства, принявшим его, оказалась Алиенора Аквитанская, которая уверенно заняла это место сразу, как слухи о смерти короля дошли до Англии, что случилось достаточно быстро. К тому моменту и близкие к королевской семье люди успели изрядно подзабыть об Алиеноре. Маршалл, зная, что ему предстоит встретиться с 67-летней женщиной, тоже ожидал увидеть нечто другое.

Непонятно, почему, кстати сказать - Алиенора была коронованной королевой Англии, и её работой было принять правление королевством до того момента, как будет коронован новый король. К обязанностям она приступила незамедлительно, и никто не возражал. Так что письмо Ричарда, повелевающего английским подданным во всём слушаться его мамы, пропало впустую. Разве что оно согрело сердце Алиеноры. Хотя она никогда в Ричарде и не сомневалась.

К моменту прибытия Маршалла, она уже успела впрячь в работу массу баронов и джентри, прибывших выразить почтение «Алиеноре, Божей милостью королеве Англии».

Алиенора хорошо знала главные проблемы, с которыми было связано новое царствование. Во-первых, действия сыночков короля Генри одобрения ни в Европе, ни в Англии не получили. Ричарда так и прямо считали виновником смерти отца. И ответственной за это безобразие считали Алиенору. Во-вторых, Ричард для Англии был тем же, чем была Англия для Ричарда – пустым местом. Он родился в Оксфорде, но ничего больше с Англией его не связывало.

И Алиенора отправилась в вояж по Англии – город за городом, замок за замком. Очаровывать она умела. Алиенора объявила амнистию, выпустив из тюрем всех преступников – «во благо души короля Генри». Под амнистию попали воры, разбойники, браконьеры – все, кто был упрятан за решетку по решению короля и его юстициариев. «Ведь я и сама была узницей», - объясняла королева-регент, затеняя хитрые глаза длинными ресницами. Королевство ликовало – по взмаху тех же самых ресниц. Только Вильям Ньюбургский ядовито написал в своей хронике, что «все эти паразиты были выпущены из тюрем, чтобы стать в будущем ещё более наглыми преступниками». Почтенный канонник упустил в этом помиловании главное: помилование было общим, да, но не без условия. Условием была клятва в верности новому королю и его правительству.

Поскольку хроники писались в монастырях, по большей части, Алиенора решила одним махом умилостивить всех. Её супруг держал королевских лошадей в монастырских конюшнях. Не столько из желания возложить на церковь расходы за содержание, сколько потому, что монастыри и аббатства образовывали сеть коммуникаций в стране, и быстрые передвижения его величества объяснялись как раз тем, что к его услугам всегда были свежие лошади и свежие новости. Алиенора знала, что при новом короле подобное окажется лишним – и избавила монастыри от этих обязанностей.

Это сработало. Именно монах Роджер Вендоверский вспомнил о пророчествах Мерлина.

Подразумевалось, что орёл – это, вне сомнений, Алиенора. Потому что разбитым договором был её брак с королём Франции, а двумя крыльями – титулы королев Франции и Англии. И Ричард был её третьим сыном. Роджер Вендоверский предпочёл проигнорировать умершего первенца и дочерей королевской четы. Верила ли в пророчество сама Алиенора? Скорее, она верила в свои силы.

Планы у неё были громадные. Экономическая реформа, собственно: стандартизация монетной системы и установление стандартных мер объёма, весов и длины. И это именно Алиенора не позволила сыну короноваться немедленно. Во-первых, пиар-кампания ещё не была закончена, и народу было необходимо показать, что новый король не торопится надеть корону, ибо ни конкурентов, ни врагов у него нет. Во-вторых, народу нужно было дать такое зрелище коронации, чтобы у всех дух перехватило. Ведь покойный король пышными церемониями пренебрегал.

Две недели Ричард с мамой устраивали праздники. Посетили Салсбери, обженили в Мальборо Джона на Изабель Глостерской, приняли в Виндзоре брата-бастарда Ричарда, Джеффри. И 1 сентября они торжественно въехали в Лондон. Фасады домов в столице как раз успели украсить фестончиками, и как раз успели подновить-подкрасить изрядно запылившийся реквизит торжественных арок и отрепетировать сцены с «живыми картинами». Коронация была назначена на 3 сентября. Календарь утверждал, что день этот будет неблагоприятным, но Алиенора верила только в те предсказания, которые ей нравились.

Кстати, именно на этой коронации был впервые показан ритуал, согласно которому монархи Британии коронуются по сей день – все эти торжественные атрибуты и само шествие. До Ричарда коронация была достаточно лаконичной и более духовно ориентированной.

Ни Джонс, ни Мид ничего не говорят о странностях королевских торжеств – ни про выгнанную еврейскую делегацию и спровоцированные этим погромы, ни про отсутствие женщин. Скандал с делегацией и погромы были точно. Но вот ни про отсутствие женщин, ни про летучую мышь, которая якобы начала вдруг летать вокруг коронующегося короля, ничего нет. Зато Вэйр объясняет и инцидент с евреями, и момент с женщинами.

Лично я думаю, что в основе слухов может быть неточная интерпретация того, как именно проходили коронационные торжества. Можно не сомневаться, что обозревали коронацию все, кто смог ввинтиться в толпу. Тысячи. Но в коронационной процессии короля идут только мужчины, причём только из высшей аристократии, и каждый коронационный прибамбас несёт обладатель определённого титула. Далее, торжества после коронации. Они продолжались три дня – по дню для лордов духовенства, лордов-мирян и, надо полагать, для прочих важных персон, представителей графств. В двенадцатом веке эти банкеты тоже были формальны, и включали подношение подарков и всякие красивые заверения присутствующих в верности. Разве что пили тогда больше. Про те банкеты писали, что вино лилось по стенам и цоколю – не уточняя, откуда. Возможно, что уже в переработанном виде.

Если бы король был женат – женщины на банкетах присутствовали бы, и присутствовала бы королева. Но поскольку Ричард был холост, банкеты были чисто мужскими, на них даже любимую маму не позвали. Об этом пишет и Вэйр.

Информация о том, что женщинам было запрещено присутствовать на коронации Ричарда I, исходит от Роджера Ховеденского, летописца-церковника. Тем не менее, другой летописец пишет, что Алиенора на коронации была. И она действительно была, потому что отлично известно, что заказанный для этой цели головной убор из шелка, отделанный соболем и белкой, стоил 4 фунта, 1 шиллинг и семь пенсов. А помимо этого, почти на ту же сумму, было сделано платье, для которого купили алую ткань, десять элей (то есть 10х114см), шкуры двух соболей, горностай, и бельё. А поскольку была Алиенора, то были и её придворные дамы. Так что, очевидно, Роджер Ховеденский писал именно про то, что дамам не было хода на коронационные банкеты, а не на коронацию.

В том, что дамы рвались туда, где собрался цвет аристократии и рыцарства, можно не сомневаться. Но не пустили – мудрое решение, ибо королева с дамами обычно покидали зал как раз в тот момент, когда гости набирались по самое некуда, и становились неконтролируемыми в проявлениях восхищения. Без хозяйки банкета ситуации разруливать было бы некому. Собственно, неконтролируемость эмоций самого короля в пьяном безобразии и привела к еврейским погромам. Он отдельно запретил еврейской общине появляться на торжествах – то ли в силу личных убеждений, то ли зная, чем это может закончиться (это был вопрос чисто об условиях кредитов, а не проявление анти-семитизма, если что). Но кому-то пришла в голову плохая идея явиться во дворец именно тогда, когда пьянка была в разгаре. Наверное, предполагалось, что пьяненький король будет более добрым. Но вышло так, что сильно пьяный король просто озверел за неподчинение приказу.

А через два дня после окончания торжеств король стал распродавать всё королевское имущество. Ему не были нужны ни города, ни дворцы, ни поместья в Англии, где он жить не собирался.

Метки:

?

Log in

No account? Create an account