?

Log in

No account? Create an account
Предыдущий пост Поделиться Следующий пост
Раскол в королевском семействе - 2
sigrig
mirrinminttu
19 декабря 1154 года Генри Плантагенет был торжественно коронован в Вестминстерском аббатстве. Рядом с ним сидела гордая супруга, Алиенора Аквитанская – снова заметно беременная. Их первому сыну, Вильгельму, был год, и второй сын, Генри, родился 28 февраля 1155 года.




Поскольку король носился по своим обширным владениям, вечно выныривая там, где его меньше всего ожидали, он озаботился резиденцией для своей растущей семьи. Вестминстерский дворец был для житья непригоден – его сильно повредили во время гражданской войны. И Алиенора осела на другом берегу Темзы, в Бермондси. Помимо того, что тамошний дворец был в приличном состоянии, королева могла иметь свободу не находиться в Лондоне, перенаселённом и шумном, а только посещать свою столицу по желанию.

Не то, чтобы у неё было слишком много времени для увеселительных прогулок. В сентябре 1155 года она снова была беременна – Матильдой, которая родилась в июне 1156 года. Как раз тогда, когда умер первенец молодой семьи, Вильгельм. В сентябре 1157 года Элеанор родила Ричарда, и ровно через год – Джеффри. Элеанор родилась в 1162 году (перерыв в рождениях объясняется тем, что король провёл 4 года на континенте), Джоан в 1165-м, и, наконец, Джон – в 1167 году.

Какими были отношения между супругами, любили ли они друг друга, или Алиенора просто решила стать примерной королевой, исполняющей свой долг продолжения династии? Кто знает. Королева была не менее амбициозна, чем её супруг, и, несомненно, прекрасно понимала, что период войн и устройства государства неизбежно сменится периодом политики, когда династические браки укрепят границы выстроенной её мужем империи. Что касается личной жизни… Да, она устроила дикий скандал, когда юный супруг чуть ли не сразу после свадьбы сбросил ей на руки своего сына-бастарда Джеффри. Но воспитывался мальчик всё-таки при её дворе. В конце концов, Генри обзавёлся этим незаконнорожденным сыном ещё до брака с Алиенорой.

Но потом были другие бастарды и другие любовницы. Что самое обидное, любовницы вовсе не разовые, что ещё можно было бы понять и простить королю, редко остававшемуся на месте, а вполне себе долгосрочные возлюбленные. Наиболее известна Розамунда Клиффорд, которую англичане любили куда больше, чем аквитанскую гордячку, но были и другие, от куртизанок до графинь. Сколько лет Алиенора вынашивала планы мести? Судя по тому, что в 1173 году Генри II столкнулся не с бунтом в семье, а с хорошо спланированным восстанием, которое поддерживали многие лорды в Англии и на континенте, судя по тому, что ему пришлось воевать одновременно на нескольких фронтах – долго.

Алиенора, похоже, имела на своих старших сыновей неограниченное влияние. Это было не так уж сложно. Генри, будучи практиком до мозга костей, терпеть не мог турниры, искренне не понимая, как и для чего можно подвергать себя смертельной опасности без всякой нужды. Он также последовательно отмахивался от давления Рима принять крест и отправиться в Святую Землю. Зачем?! У него была своя земля, в которой нужно было наводить и поддерживать порядок. Но мальчики слушали баллады внучки герцога-трубадура и её рассказы о крестовом походе, и мечтали о подвигах и славе. Более того, молодые люди выросли, что называется, культивированными. С хорошим образованием, привлекательной внешностью и безупречными манерами.

Можно только предположить, каким они видели своего отца, изредка наезжающего домой. С годами король всё больше превращался в солдата. Он не приобрёл вкуса к роскошным вещам и не полюбил церемонии. А вот его наследник, Генри – Молодой король, был уже по уши в долгах именно потому, что содержал огромный двор, наполненный такими же любителями роскоши и рыцарской романтики. Генри был любящим, но строгим отцом, жёстко контролирующим доходы старшего сына. Сделав старшенького наследником Англии, Нормандии и Анжу, король не дал ему доступа к доходам от этих владений. И чем больше блеска жаждал молодой человек, тем строже контролировал его финансы отец.



Генри - Молодой король

Очевидно, Алиенора ждала только случая. И этот случай ей представился, когда Молодой король был коронован. А коронован он был даже дважды – сначала епископом Йоркским в 1170 году, а потом, на всякий случай, ещё и в 1172 году, вместе с женой. К тому же, парню исполнилось 18 – даже не юноша уже, а мужчина. Женой его, кстати говоря, была дочь бывшего мужа матушки – принцесса Маргарет. Но для того, чтобы подтолкнуть молодого соправителя к решающему выступлению, подзуживаний Алиеноры не понадобилось. Генри II совершенно самостоятельно ухитрился смертельно оскорбить своего наследника, отдав Джону, чей брак он как раз планировал, три замка-крепости: Шинон, Мирабу и Лаудон. С точки зрения молодого Генри, отец не имел никакого права дарить другому то, что было предназначено ему как наследство. И наследник английского престола, соправитель правящего короля, уехал от папочки к тестю, который, разумеется, принял его с распростёртыми объятиями.

В тот момент король Генри только ухмыльнулся. Он прекрасно понимал эмоции и амбиции своего отпрыска, и не видел в его выходке ничего скандального. Но когда он узнал, что в Париж подтянулись два других сына, пятнадцатилетний Ричард и четырнадцатилетний Джеффри, королю стало не улыбок. Особенно неприятной ситуацию делало то, что отправились к королю Франции молодые люди не откуда-то, но из Пуатье, от двора Алиеноры. Генри понял, что супруга предала его всерьёз. Да и общественное мнение указывало на королеву. Архиепископ Руана даже написал ей письмо, повелевающие вернуться с сыновьями к мужу, «которого вы обязаны почитать, и которого вы должны слушаться».

Никто не знает наверняка, почему Алиенора, чуть ли не 20 лет вполне довольная судьбой, вдруг решила если не устроить дворцовый переворот в пользу сына, то перекроить империю супруга на свой лад. Ей было пятьдесят, мужу – 39, и многие впадали в искушение утверждать, что Генри забросил постаревшую супругу в пользу молодой любовницы. Но Розамунда уже по мнению современников была «самой заброшенной королевской любовницей» - любила, ждала, не роптала, и умерла молодой. Так что доказательств того, что король променял постаревшую жену на молодую любовницу, нет.

Если же на ситуацию посмотреть с точки зрения Алиеноры, расклад может оказаться более понятным. Чего уж тут, 50 лет – это 50 лет. Красота, какой бы потрясающей она ни была, к этому возрасту неизбежно изменяется. И вместе с ней изменяется восприятие себя.

Секс? Судя по всему, муж свою королеву на голодном пайке не держал, если только не отсутствовал то год, то полгода.

Привлекательность для мужчин? Она осталась при Алиеноре, королеве и мастерице обольщать словами.

Роскошь? И она была, но и к роскоши можно привыкнуть до равнодушия.

Семья? Королева обеспечила супругу тьму тьмущую потомков, и выбрала для себя того, кто должен был оставаться при ней всегда – Ричарда. Остальные были не то, что чужими, но изначально предназначенными уехать.

Оставалось одно: власть. Власть не надоедает никогда.
Метки: