mirrinminttu (mirrinminttu) wrote,
mirrinminttu
mirrinminttu

Category:

Раскол в королевском семействе - 1

Генри II женился, можно сказать, незапланированно. Весной 1152 года он собирал в Нормандии армию для высадки в Англию, где должен был заявить от имени своей, неожиданно уставшей воевать, матушки права на английскую корону. Генри Плантагенету, герцогу Нормандии и графу Анжу, Турени и Мэна, недавно исполнилось 19 лет, и если он подумывал о женитьбе в принципе, это не было для него делом первостепенной важности. Но это было делом первостепенной важности для ставшей бывшей королевы Франции Алиеноры Аквитанской. 21 марта 1152 года ассамблея французских епископов провозгласила её брак с Луи VII подлежащим аннулированию в связи со слишком близкой степенью родства. И вот теперь юный герцог, видевший королеву лишь однажды, за год до этого, получил от Алиеноры записку из Пуатье, смысл которой сводился к «бросай всё, скачи во весь опор сюда, и женись на мне». Так он и сделал.



С точки зрения Алиеноры, это был брак по расчёту. По расчёту этот брак был и для Генри. Возможно, они и понравились друг другу во время встречи в Париже. Возможно даже, что они заключили тогда неформальный договор на будущее – ведь расторжение брака с королём вовсе не стало для Алиеноры неожиданностью. Но если и так, то доказательств этому нет. Для молодого Плантагенета брак с Алиенорой Аквитанской сулил большие перспективы. А вот бывшая королева находилась в очень опасной ситуации, в которой правильный расчёт и скорость исполнения плана означали более приятные перспективы на будущее. Что бы там ни говорили о морали рыцарей середины двенадцатого века, одинокая богатая леди была для любого из них прежде всего добычей, свободная воля которой не только не была важна, а вообще воспринималась абсурдом. Слишком высоки были ставки.

Алиеноре было около 30 лет, и она была герцогиней Аквитании, и женщиной, которую больше не защищала французская корона. И пусть она, опытный политик и воин, выехала из Парижа, после получения свободы, почти мгновенно, пока весть о её разводе не распространилась по стране, скакать ей пришлось через всю долину Луары, в Пуатье. И кто-то уже знал, что охоту можно начинать. Как минимум двое знали – Теобальд Блуасский и Джеффри Плантагенет, 16-летний брат Генри Плантагенета. Будь Алиенора дворцовым цветочком, судьба её оказалась бы незавидной: похищение и насильственный брак со всеми неприятными последствиями. Но невинным цветочком бывшая королева Франции не была.

Ей повезло родиться дочерью и наследницей блестящего герцога Аквитании и графа Пуату, Гильома X, и внучкой герцога-трубадура Гильома IX. Так что в плане культурного окружения и образования у Алиеноры были отличные возможности. А поскольку её папенька был ещё и воином, воевавшим, помимо прочего, с Жоффреем Плантагенетом, и политиком, успешно искоренявшим заговоры против своей власти в Аквитании, то Алиенора довольно рано узнала и то, как на практике делается политика. Что же касается семейных ценностей, то герцоги Аквитанские жили так, как учили – следовали не столько формальностям брака, сколько зову сердца. Особенно отличился герцог-трубадур, привёзший во дворец в качестве официальной возлюбленной жену собственного вассала. Что по этому поводу думала жена куртуазного трубадура, история умалчивает.

Как бы там ни было, отец Алиеноры достаточно неожиданно умер во время пилгримажа в Сантьяго-де-Компостелу, и детство герцогини-наследницы закончилось, когда ей было всего 13 лет. И наследство ей досталось, мягко говоря, сложное. С одной стороны, Аквитания была лакомым кусочком для своего правителя. Через её порты в Гаскони экспортировались вино и соль, через неё пролегали пути к туристическим достопримечательностям того времени – в Сантьяго-де-Компостелу в частности. Аквитания контролировала Пиринеи и включала в себя около четверти территории средневековой Франции. С другой стороны, система управления Аквитанией основывалась больше на сложной системе связей местных лордов, чем на авторитете центрально правительства герцога. Здесь была нужна сильная рука и изощрённый ум.

Неизвестно, обладала ли требуемыми качествами тринадцатилетняя Алиенора, но не было ни одного шанса, что эти качества за ней в Аквитании признают. Поэтому было решено просто выдать деву за принца-наследника французской короны, и предотвратить этим возможные баронские войны за передел владений в Аквитании. А через несколько дней после свадьбы, Алиенора стала королевой Франции, потому что её муж из принца превратился в короля.

Сначала всё было терпимо. Алиенора невзлюбила холодный и полу-монашеский двор своего мужа, но с ней приехала целая толпа южан, из которых она сформировала свой двор. При дворе молодого короля придворные ходили чуть ли не в рясах, но при дворе королевы сверкали драгоценности, и мерцало золотое шитьё на модных нарядах. При дворе короля молились и постились, при дворе королевы поднимали кубки за богато накрытыми столами. К тому же, экзотичная южанка так поразила неизбалованного, получившего монастырское воспитание молодого человека, что он делал более или менее то, чего желала его супруга. Например, встрял в дело о браке сестры Алиеноры, Петрониллы, и начал войну с графом Шампани, которая не принесла ничего хорошего никому из вовлечённых. Кроме, разве что, для Петрониллы, брак которой с Раулем Вермандуа был, в конце концов, признан законным.

Довольно скоро советники короля убедили его, что Алиенора обладает незаурядной решительностью, конечно, но повышенной агрессивностью, и что совсем уж править под пятой такой жены не то что стыдно, но неразумно. К тому времени отношения супругов тоже изменились. Алиенора припечатала, что её муж скорее монах, чем мужчина, а король начал свою горячую супругу бешено ревновать. Так что дурная репутация Алиеноры Аквитанской сложилась уже в 1440-х годах, и не вполне незаслуженно, если смотреть на ситуацию со стороны советников короля. Тем более, что наследника Алиенора так и не родила.

А потом случился Второй крестовый поход, в которой её величество решительно отправилась с его величеством. Наконец-то Алиенора смогла покинуть опостылевший Париж. Но дурная слава следовала за ней по пятам. Алиенора не была виновата в проблемах армии крестоносцев, она не спала со своим дядей, Раймундом Тулузским, и тем более не была любовницей Саладина, и не пыталась с ним бежать – Саладину было на тот момент 10 лет, кстати говоря. Но ревность Луи и репутация Алиеноры настолько отравили их отношения, что уложить их в одну постель смог только папа, с которым они встретились в Тускулуме. Папа уложил их, собственно, в собственную кровать. В результате этих усилий Святейшего престола родилась принцесса Аликс, но брак Луи и Алиеноры это не спасло.



Можно посочувствовать Луи, но у Алиеноры совершенно точно были все основания для претензий. Как показала жизнь, с фертильностью у Алиеноры дела обстояли более чем нормально. Тем не менее, с Луи у неё было всего две дочери, 1145 и 1150 годов рождения. Похоже, аскетизм Луи проявлялся не только за столом, но с какой стати должна была поститься и Алиенора? Так что можно с уверенностью сказать, что развод стал для пары сущим благословением. То есть, развод мужа и жены, но не короля Франции и герцогини Аквитании.

По какой-то таинственной причине, Луи ожидал, что Алиенора испросит его разрешения для следующего замужества. В конце концов, он был не только её бывшим, но и королём. Только ничего подобного Алиенора Аквитанская делать не стала. Она вызвала Генри Плантагенета в Пуатье, куда тот действительно примчался по-военному быстро, всего с несколькими спутниками, и пара чуть ли не бегом отправилась венчаться. Через несколько месяцев Алиенора была беременна, что означало для Франции куда как больше, чем уязвлённое самолюбие её короля. Новый брак герцогини Аквитании с герцогом Нормандии и графом Анжу, Турени и Мэна перекроил карту владений французских королей, а потомство от этого брака увело у дочерей Алиеноры от Луи возможность унаследовать Аквитанию.
Tags: henry ii
Subscribe

  • Императрица Матильда - последний триумф

    Аббатство Бек Пока герцог Генри был в Англии, императрице Матильде в Нормандии приходилось не слишком легко. Луи VII был более чем недоволен…

  • Король Стефан - конец короля

    Вестминстерскую хартию 1153 года засвидетельствовали 37 человек: архиепископ Теобальд, все епископы южных провинций в числе тринадцати человек,…

  • Король Стефан - конец династии

    Если попытаться проследить, чем занимался герцог Генри с января по июль 1153 года, то никаких громних военных действий там не найдется. Поначалу, он…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments