Предыдущий пост Поделиться Следующий пост
Кое-что про историю с Бекетом - 5
sigrig
mirrinminttu
Церемония, проведённая архиепископом Йоркским, взбесила Бекета чрезвычайно. До такой степени, что он отбросил все политесы и примчался в Англию, чтобы устроить грандиозную головомойку тем епископам, которые приняли в ней участие. И на Рождество 1170 года отлучил от церкви всех, кого только мог припомнить в качестве обидчиков.



Король в тот момент со всем двором проводил праздник в Нормандии, но известие о буре, поднятой Томасом Бекетом в Кентербери, пришло к нему очень быстро. И тут-то прозвучали те самые знаменитые слова, которые не вполне точно цитируются повсюду. Нет, Генри вовсе не бросил в воздух полуприказ «неужели никто не избавит меня от этого надоедливого попа?!». Но он действительно зло откомментировал ситуацию, как «что за жалких трутней и предателей я вскормил и возвысил в своём доме, если они позволяют низкорожденному клерку относиться к своему лорду с подобным пренебрежением!»

Скорее всего, гнев короля был направлен не на самого Бекета в этой ситуации, потому что Бекет сделал только то, что он не мог не сделать. Другой вопрос, что чиновники короля не должны были допустить саму возможность подобной выходки и пустить Бекета в Англию. Пусть бы тот возмущался во Франции, резонанс от этого был бы гораздо меньше (или вообще никаким). Но отлучение, прозвучавшее непосредственно с престола архиепископа в Кентербери – это не кот чихнул.

И кому-то в голову пришла светлая мысль: если мы прохлопали архиепископа и позволили ему бесноваться в его законной епархии, то не могли бы мы всё уладить и умилостивить короля, арестовав Бекета сейчас? Тем более, что суд в Нортхемптоне таки вынес обвинительный приговор заочно, несмотря на демарш Бекета.

Так что арестовывать рыцари отправились осуждённого за злоупотребления канцлера, а не пастыря Божьего. И можно даже не сомневаться в том, что эти злоупотребления не были вымышлены. Томас Бекет и в должности архиепископа показал себя человеком жадным до власти и денег, которые эту власть поддерживают, так что можно только вообразить, насколько неразборчивым он был в качестве канцлера. Другой вопрос, что кто был бы разборчивым? Но это уже другой вопрос.



Уж что там на самом деле произошло в кафедрале Кентербери – знает только Бог и вовлечённые в ситуацию. Зная Бекета, можно предположить, что он просто послал извилистой дорожкой тех, кто пришёл его арестовывать. Вряд ли он, преисполненный сознания собственной важности, мог предположить, что нанесение оскорбления вооружённым лицам при исполнении – это не очень разумно. Возможно, рыцари просто хотели потащить Бекета с собой силой. Но результатом оказалась разбитая голова первого прелата королевства, и грандиознейший скандал на всю Европу.




Коронация Бекета и его смерть на гребне, использовавшемся в религиозных обрядах

Что бы ни думали персонально о Томасе Бекете короли, епископы и Святейший престол, на его смерть они не отреагировать просто не могли, даже если бы хотели. В конфликте с короной погиб первый прелат государства, первый среди лордов духовенства, представитель власти Рима, который уже тогда пытался взять на себя ту координирующую роль в Европе, которую в настоящее время пытается сосредоточить в своих руках руководство Евросоюза. Не самая глупая мысль в теории, если подумать. К чему приводит слишком громкое политическое соло отдельно взятой страны, Европа видела неоднократно, и ситуация в двенадцатом веке была отнюдь не лучше.

Да, для подавляющего большинства христианского мира того времени Бог был естественной частью Мироздания. Бог, но не его заповеди, хотя их и знали назубок. Казалось бы, кому, как не первому прелату королевства следовало быть незлобивым, мудрым, кротким, отрицающим мстительность, стяжательство и гордыню. Но Бекет таким прелатом не был. И никто не был. Поэтому всегда и была нужна какая-то координирующая сила, чтобы отдельные представители власти не зарывались.



В случае с Бекетом, вина в его смерти легла на короля. Он обозвал своих подчинённых трутнями и предателями. Подчинённые решили исправить свою ошибку, чтобы король был ими доволен. И получилось то, что получилось.

Папа Александр III был готов отлучить от церкви английского короля, и не допускал до своей особы ни одного англичанина целую неделю. Несомненно потому, что прикидывал, к чему такое отлучение может привести. В худшем случае – к ещё более сильному противостоянию церкви и английской короны, что было бы не к лучшему. Положение спас сам король Генри, неожиданно для всех просто исчезнувший с подмостков континентальной истории.

Генри II решил, что пока уляжется буря в большой политике, он сможет заняться политикой малой. Малой для Европы, не для Англии. Генри уехал в Ирландию наводить там порядок. Не один, конечно, а с большой армией. И через каких-то полгода папа Александр уже писал ирландским епископам, что английский король – его «любимейший сын во Христе, который подчинил варварскую и неотёсанную расу, глухую к законам Божьим».

Весной 1172 года Генри вернулся на континент, и поставил точку на всех распрях с церковью, заключив договор, известный как Авраншский Компромисс. Это был устный договор весьма неопределённого содержания, смысл которого был только в том, чтобы позволить всем вовлечённым сторонам продолжать заниматься своими делами, не потеряв лица.

Но политика политикой, а на частном уровне довольно многие продолжали считать, что кровь Бекета – на руках короля, и что Бог короля за это накажет. И наказал, как может показаться, послав Генри полный раздрай в его собственном семействе. То есть, именно в том «доминионе», который и был для короля важнее всего. На самом-то деле раздирать семейство начала королева Алиенора, но неисповедимы пути Господни. Во всяком случае, именно с этой частью жизни Генри II связан его необычный визит покаяния на могилу Томаса Бекета.[/MORE]
Метки:

  • 1
Вот после такого конца история про саму Алиенору очень хорошо вписалась бы. Ибо личность яркая и неоднозначная

Ага, напишу. Потому что эта история во многом объясняет, почему Ричард Первый был таким, каким был.

Но написано хорошо, а это талант, хорошо написать о человеке, который не нравится)

Значит, чему-то научилась в процессе писанины!

Если бы у Бекета, паче чаяния, осталась бы в Англии родня, она тут же бы сбежала на континент и оттуда писала бы мемуары и давала интервью/толкала бы речи на тему "Кровавый режим Плантагенетов" и "Мой брат/дядя/племянник Томас Бекет", пользуясь коньюнктурой. Таких по сути зарвавшихся чиновников нужно вовремя отстранять от дел, это - лучшее лекарство. Другое дело, что способ выбрали несколько чрезмерный... зато радикальный.
В Англии (не только у монархов, но у народа в целом) частенько были сложные отношения с Римом и католицизмом вообще, особенно после разоблачения "Порохового заговора" и при последних Стюартах. Худо-бедно реабилитировать англокатоликов стали только в конце правления королевы Виктории и при ее сыне Эдуарде, а до этого они были едва ли не изгоями в собственной стране. Эта тема выглядит очень интересной, на мой взгляд.

А родню его Генри, если правильно помню, отправил вслед за Бекетом))) Добровольно-принудительно.

Вот и правильно, что родню выкинули следом - нечего воду мутить. Нынешние "борцы с режимом", "пламенные революционеры" и просто удачно хапнувшие (и их родня) норовят почему-то именно в Англию, хотя еще Шекспир усомнился в умственной адекватности ее обитателей :-)
А получил поделом. Нечего совершать определенные физиологические отправления на ветру и в направлении, обратном тому, откуда он дует (выражаясь парламентски).

В любой стране принято сомневаться в умственной адекватности её обитателей)))

Жду с нетерпением. Алиенора Аквитанская едва ли не самый мой любимый персонаж Средневековья

  • 1
?

Log in

No account? Create an account