November 5th, 2016

sigrig

"Секреты дома Йорков"/12

Следующие страницы своего сочинения г-жа Салмон посвящает долгой истории незаконных любовных отношений по линии Ланкастеров. Начиная с Джона Гонта, через потомство вдовствующей королевы Катерины Валуа (т.н. "Тюдоров"), и заканчивая сомнениями относительно происхождения единственного сына короля Генри VI. Об этом я писала достаточно, так что не вижу смысла повторяться. Правда, следует заметить, что отцовство юного Эдварда подвергалось сомнению, в основном, среди "простых людей", то есть, на уровне "одна баба сказала (ОБС)". И, как признают все, какими бы минусами ни был отмечен этот странный король, его личный уровень моральности, можно сказать, просто зашкаливал за границы житейских норм.

Довольно странным выглядит также то, что г-жа Салмон, ссылаясь на ругань некоего Уильяма Бартона из Йорка, обозвавшего Ричарда III "лицемером", утверждает, что Генри VII стал королём скорее потому, что он, в отличие от Ричарда, не вырос при порочном дворе Эдварда IV. Надо сказать, что этот Бартон был активен уже при короле Джеймсе, и работы свои посвящал маркизу Бэкингему. Титул тогда принадлежал Джорджу Вильерсу, фавориту короля Джеймса. Так что причина оплевать моральность Ричарда III у Бартона была двойной.

Но г-жа Салмон всё-таки ищет фактические объяснения, почему "Ричард III не смог удержать корону, так агрессивно вырванную из рук Эдварда V". И спускает на нас леди Маргарет Бьюфорт, женщину, которая, по мнению автора, была "не менее блестящим стратегом, чем Филипп Добрый, но более успешным, потому что она выиграла, через своего сына, королевство, тогда как Филипп удовлетворился просто расширением герцогства". Та-даммм! Занавес открывается.



Collapse )
sigrig

"Секреты дома Йорков"/13

Г-жа Салмон отмечает, что молчание Ричарда III относительно судьбы племянников поражало и поражает и врагов, и друзей. Факт, что он даже не пытался оправдываться. Возможно считая, что со временем люди и сами поймут, что человек его склада абсолютно не способен на детоубийство. Автор предполагает, что своего рода ответом на обвинение были усилия Ричарда, направленные на то, чтобы Элизабет Вудвилл покинула убежище при Вестминстере. Как мы знаем, в этом он преуспел, и в марте 1484 года Элизабет и её дочери заняли подобающее место в жизни двора Ричарда III.



Collapse )
sigrig

"Секреты дома Йорков"/14

Наверное, никто не удивится, что в вопросе о "пригретой на груди змее", то есть герцоге Бэкингеме, г-жа Салмон снова возвращается к своей идее-фикс: к изобретённому ею же инцестному браку между Эдвардом IV и Элизабет Вудвилл. По мнению автора, герцог всегда чувствовал своё моральное превосходство над двумя семьями, запятнанными этим браком - и над Вудвиллами, и над Йорками. То есть, г-жа Салмон не сомневается, что за предательством Бэкингема стояли не какие-то меркантильные соображения, а горячая уверенность в том, что именно он должен быть королём.



Collapse )