June 8th, 2016

sigrig

Аббатство св. Августина/4

Похоже на то, что «римские», присланные с миссиями конца 500-х и начала 600-х годов из Рима, аббаты в аббатстве св. Августина «закончились» около 667 года. Потому что после смерти соратника Меллитиуса и Юста, Натаниэля, на пост аббата был назначен «африканец» - отец Адриан, действительно родившийся в Северной Африке.



Collapse )
sigrig

Невероятные приключения епископа Вилфрида

Жизнь в монастыре св. Августина текла размеренно и неторопливо следующие несколько столетий. Собственно, решительно ничего не происходило до самого 959-го года, когда архиепископом Кентербери стал Дунстан, аббат Гластонбери.

В окружающем же мире, события развивались более чем бурно.

В Кенте, правление упомянутого в предыдущей части Эгберта I началось с хладнокровного и признанного им убийства обоих племянников. Их сестре, домне Эббе, которая была замужем за Мервалем, сыном Пенды Мерсийского, король Эгберт заплатил «деньги за кровь». По-видимому, это была немалая сумма, потому что Эбба построила на эти средства целый двойной монастырь. Ничего личного, как говорится, просто борьба за выживание между двумя ветвями династии.

Преемником Экберта стал его брат, Хлотар Кентский, правивший совместно с сыном Экберта, Эдриком. Всё шло без сюрпризов. Потом Хлотар умер, Эдрик остался единственным правителем, но тут ему на голову свалился Кэдвалла, из Уэссекса, который разорил и захватил Кент.



Collapse )
sigrig

Жизнь св. Дунстана



Как уже упоминалось раньше, история св. Дунстана тесно связана с аббатством в Гластонбери, а история аббатства – с нашими старыми знакомыми. В частности, с отцом Кэдваллы, Кенвалом Уэссекским, который завоевал Гластонбери, возможно, именно для того, чтобы завладеть аббатством (там, кажется, до сих пор ничего больше и нет, кроме аббатства, в этом Гластонбери, да и то уже в виде руин). Кенвал считался христианином, хотя Беда Достопочтенный и отмечал, что Кенвал напрочь отвергал таинства веры, а уж понятия того царствия небесного, о котором говорили священники, и вовсе оказались для него невнятной абстракцией. Зато мифология христианства, возможно, Кенвала увлекла.

Collapse )