October 10th, 2013

sigrig

Loveday 24.03.1458

Второй период власти йоркистов не принес, к сожалению, никакого мира в страну. Скорее, наоборот. Король, внезапно проникнувшийся к партии герцога Йорка, вдруг оказался в рядах непопулярного меньшинства при собственном дворе. Что, в общем-то, вполне логично, если учесть, что двор-то оставался по-прежнему про-ланкастерианским. И лидером оппозиции стала королева, которую еще недавно все вежливо игнорировали.



Не секрет, что я всегда считала Маргарет Анжуйскую жадной до власти стервой, которая была готова залить страну чужой для нее английской кровью во имя своих амбиций. Такое вот сложилось у меня впечатление от ее действий, и не только у меня, а и у многих профессиональных историков, от Ландера до Харриса. Правда, профессионалы на то и профессионалы, чтобы заметить еще одну возможную причину активной враждебности королевы к партии Йорка уже в 1456 году. Ведь само существование этой партии ставило под угрозу переход короны к сыну королевы Марго.

Collapse )