June 13th, 2012

sigrig

Елизавета I - после казни Марии Стюарт

Известие о казни Марии Стюарт в Лондон повез сын графа Шрюсбери – с наказом сделать доклад только членам королевского совета и никому больше. Сэр Эмиас Полетт уже успел к тому времени отправить Уолсингему длиннейший лист инвентаризированного имущества казненной королевы: «Украшения, посуду и другие ценности покойной королевы Шотландии уже разделили на много частей до получения ваших инструкций… Я назначил хранителем означенных ценностей м-ра Мелвилла, врача, и м-сс Кеннеди, как вы и распорядились».

В Лондоне, Сесил попытался скрыть от Елизаветы новости еще на один день, но к вечеру следующего дня кто-то королеве уже доложил о случившемся. Отреагировала королева практически так же, как отреагировала Мария Стюарт на известие, что ее казнят: молчанием. Все уже решили, что грозу пронесло мимо, но за ночь шок отошел, и на смену ему пришла ярость. Рано утром она вызвала Хаттона, которому пришлось много чего выслушать по поводу того, какую ношу они взвалили своими требованиями на ее плечи. И, наконец, суть проблемы: «Я, выпустив этот патент на казнь из своих рук, предала то доверие, которое она мне выказала!».

Collapse )