mirrinminttu (mirrinminttu) wrote,
mirrinminttu
mirrinminttu

Category:

"Перкин Варбек" - 8

Большую часть 1491 года Генри Тюдор помогал Анне, совсем юной герцогине Бретонской, воевать с Францией. Кто бы мог подумать, но ему не было чуждо чувство благодарности, ведь Бретань была для него в большей степени домом, чем Англия. Он даже был готов к полномасштабной войне, утверждая, что, пытаясь покорить Бретань, король Франции угрожает Англии.



Шарль VIII, твёрдо намеренный решить бретонский вопрос раз и навсегда, и, желательно, без войны с Англией, решил переключить внимание внезапно воспылавшего боевым духом Тюдора на дела домашние. И поэтому, в июне или июле 1491 года он послал к шотландскому королю два корабля. Целью представительства сеньора Конкрессо было убедить короля Джеймса отправить посольство во Францию, дабы обсудить «некоторые важнейшие вещи».

Здесь, для получения более ясной картины, мне придётся обратиться к биографии Скряги, написанной Шёном Каннингемом. Он пишет, что весной 1491 года Скряга планировал похищение шотландского короля Джеймса IV и его брата, герцога Росса, во время парламентской сессии. К сожалению, он не говорит ничего о деталях заговора, только о том, что от него вскоре отказались, и Тюдор предпочёл оказать помощь Арчибальду Дугласу, графу Ангусу, чтобы тот занял своего короля. Это было сделано, хотя конечного результата (невмешательства Шотландии в историю с Ричардом Английским) Скряга не добился. Со своей стороны, Шарль VIII тоже не вполне добился своей цели отвлечь Англию от Бретани, но об этом чуть позже.



А вообще 1491 год в европейской политике был более чем бурным. Анна Бретонская, собственно, была на тот момент не только герцогиней, но и супригой императора Священной Римской Империи – того самого Максимиллиана, который был мужем падчерицы герцогини Бургундской. Брак был заключён по прокси, по доверенности, 19 декабря 1490 года. То есть, тринадцатилетняя новобрачная оставалась там, где был её герцогский престол, в Бретани, а император сидел в Венгрии, где у него образовались срочные дела. То есть, брак остался незакреплённым, что впоследствии и послужило причиной для его аннуляции. Хотя, по всем законам, церковным и гражданским, брак с тринадцатилетним ребёнком и не мог вступить в завершающую стадию, ведь Анна была несовершеннолетней до 14 лет.

Помимо договора с Максимиллианом, Скряга имел договор дружить против французов с Фердинандом Арагонским, но именно в 1491 году Фердинанд с Изабеллой были сильно заняты изгнанием мусульман из Гренады. В довершение ко всему, несмотря на весь свой пыл, Тюдор не мог отправиться воевать с Францией, пока этот поход не был утверждён парламентом. Парламент собрался в октябре 1491 года, и был весьма воинственным, но дома Тюдора держали и коммуникационные задачи переброски большого контингента войск со всей амуницией на континент, и… брожения в Ирландии, куда так кстати причалил загадочный молодой человек в роскошных одеждах.

Так что Анна Бретонская осталась один на один со всей французской армией, плотно и безнадёжно осаждённая в Ренне. Конечно, в Бретани было довольно большое число английских лучников изначально, об этом-то Тюдор позаботился давно, но такую войну не могли выиграть и они.



В результате, 14-летняя герцогиня была вынуждена принять единственное решение, не предполагавшее изнуряющей войны за герцогство – она согласилась стать женой и королевой Шарля VIII. И, почти ровно через год после свадьбы с Максимиллианом, 6 декабря 1491 года, Анна Бретонская стала женой французского короля, который уж точно не стал откладывать завершения брака. Её короновали в Сен-Дени на неделю раньше, чем из Рима пришло папское «добро» на брак в принципе. Король Франции точно знал, что купить можно даже Святейший Престол. Собственно, для Анны всё могло обернуться и хуже. Или лучше – кто знает. Оба её мужа перестарками не были, и короны обоих сверкали ярко. В конце концов, Максимиллиана она выбрала, просто пытаясь повторить ход Мэри Бургундской, так что вряд ли она была по-настоящему привязана к несостоявшемуся мужу. Да и к состоявшемуся тоже.



Необычная судьба этой девушки сделала её дважды королевой Франции, но значение для неё имела только Бретань. Брачный договор с Шарлем включал пункт, обязывающий Анну перейти в качестве жены к следующему королю Франции, если от брака с Шарлем у них не останется выжившего потомства в случае преждевременной смерти короля. Так и случилось.

Больше всего в этой истории пострадал император Максимиллиан, у которого нагло увели жену. Что самое унизительное, жену увёл жених дочери Маргарет.



Но сама Маргарет, наверное, впоследствии часто благословляла тот день, когда её жених обвенчался с другой. Во-первых, самой ей было тогда всего 11 лет, а во-вторых, будущее приготовило ей карьеру самостоятельного губернатора Нидерландов от имени племянника. Но если и так, то какую жизнь предпочла бы для себя сама Маргарет? Первый жених, рядом с которым она выросла, оставил её ради мачехи. Оба мужа умерли раньше, чем она успела с ними толком познакомиться. Но могла ли судьба мачехи, которую доконали, в конце концов, бесконечные роды, казаться ей более привлекательной? Кто знает.
Tags: henry vii
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 25 comments