Предыдущий пост Поделиться Следующий пост
Эра Йорков, город - 3
sigrig
mirrinminttu
Праздник Тела и Крови Христовых (Корпус Кристи) праздновался в средневековой Англии в первый четверг после Троицы, и именно в этот период вероятность того, что погода будет благоприятной для праздничных шествий, достаточно велика. Так что гильдия Корпус Кристи специализировалась именно на них, на шествиях, которые устраивала не именно в день праздника, а на следующий – ведь шествие должно было стать центральным событием дня. Поскольку в гильдию входили Ричард Глостер, его жена и его матушка, герцогиня Сесили, то процессии Корпус Кристи в Йорке были великолепнее прочих.




И не только процессии! Йорк в день фестиваля показывал театральные представления с восхода и до наступления темноты, общим числом около пятидесяти. Телеги-подмостки начинали выезд из Тофт Грин, и тянулись через город, периодически останавливаясь для показа спектакля на заранее согласованных местах – у всех значительных зданий от приората Святой Троицы до Минстера, и у домов граждан, которые заранее оплатили такую привилегию. Сцены разыгрывались, разумеется, библейские, и общее их число достигало пяти сотен! Организация спектаклей была на ответственности гильдий – и весьма логично распределены. Корабельные плотники, торговцы рыбой и моряки отвечали за сцены из истории о Ное, золотых дел мастера – за историю Трёх Королей, виноделы – за историю в Кане.

В Ковентри в этот день разыгрывались театральные представления, которые даже заставляли почтенных торговцев из Шрюсбери любыми правдами и неправдами находить в Ковентри какое-то совершенно неотложное дело именно в период фестиваля. Эта практика, разумеется, страшно порицалась гильдиями Шрюсбери, потому что их члены должны были вносить свою лепту в их процессии, а не сбегать в другой город. Ковентри показывал всего десять пьес, которые разыгрывались на передвижных подмостках, каждый из которых имел своё определённое место. Каждая пьеса показывалась всего один раз, и состояла из нескольких небольших представлений.



Кстати, пьесы Ковентри видели все короли от Генри Пятого до Генри Восьмого! Видимо, качество этих пьес было по тем временам исключительным. И не удивительно, ведь актёры уже в дни Великого Поста экзаменовались и отбирались городским начальством, и все пьесы предварительно просматривались, чтобы обеспечить действительно качественный праздник, когда придёт время.

Повозки-подмостки останавливались, таким образом, в заранее условленных местах, отмеченных штандартом с гербом города, где их уже заранее ждала толпа зрителей. Раздвигались занавеси, и представление начиналось. И, хотя сценки и были библейские, эти представления обязательно включали элементы фарса. Особенно популярной фигурой был Дьявол, потому что к его ушам и хвосту были привязаны петарды, извергающие огонь. Ирод бегал вокруг с пеной у рта, соскакивал с подмостков и бился головой о булыжники. Кстати, в Ковентри Ирод, одетый в царские одежды, участвовал в религиозной процессии. Вообще костюмы были очень богатыми, сделанными из дорогих материалов, особенно костюмы Бога, Авраама и высших священников. Иногда они принадлежали самим актёрам, иногда гильдиям, а иногда просто занимались у местной знати на время фестиваля. Так что зрелище было красочным, даже если сценарии были неуклюжими.

На день города знать, рыцари, сквайры и рядовые жители окрестностей (из уважаемых) съезжались в гости к мэру. Для них арендовались дома, откуда было удобно смотреть представления, им заказывались туда вина и закуски.

А 23 июня (канун летнего солнцестояния) и 28 июня (канун дня св. Петра и Павла) устраивался торжественный марш и военные состязания. Ранним утром женщины и дети украшали двери свежесрезанным фенхелем и боярышником, мужчины корчевали булыжники из мостовых (запрещено!), чтобы посадить перед домом маленькое деревце, прислуга собирала дрова в кучи. С наступлением темноты в небо взлетали петарды, народ начинал веселиться, а в гильдейских холлах собирались вооружённые мужчины, чтобы чуть позже пройти факельным шествием по городским улицам. Часто мэр с администрацией наблюдали торжественное шествие у ворот Дома Гильдий, но ещё чаще они возглавляли процессии – при полном параде. Обычно городские офицеры делили обязанности так, что в первую ночь первая часть маршировала в шествии, а вторая стояла вдоль улиц в оцеплении, а на вторую ночь роли менялись. Вино, разумеется, лилось рекой (да, за счёт гильдий, по приказу мэра), и последствия были соответствующие – драки и порча чьего-то имущества. Впрочем, никого, кроме городского епископа, это не смущало. Да и не известно, смущал ли ночной дебош епископов на самом деле, или они протестовали по долгу службы.

Очень большим праздником был выбор мэра, который избирался каждый год, обычно по осени. Новый мэр принимал присягу, старый – сдавал ему атрибуты статуса и королевский церемониальный меч, и вручал печать и ключи города. Трубы трубили, кларнеты играли, и офицеры города сопровождали нового мэра в его офис, после чего все удалялись на торжественный банкет. Причём, часть гостей обедала с новым мэром, а часть – со старым. А потом, разумеется, начиналось торжественное шествие. Шествия были и на День Всех Святых, и в канун дня св. Екатерины (24 ноября), а день св. Николая открывал рождественский сезон 6 декабря.

Прибавьте к этому торжества по поводу прибытий великих лордов королевства и королей. Если великим лордам организовывали встречу и публику, то встреча короля была довольно сложным ритуалом. Для начала, короля полагалось встречать за милю или две до городских ворот. Встречали его мэр и наиболее важные горожане, а вот приветствовать его величество могли и король Артур, и библейские пророки, а то и дама Премудрость. Эдварда Четвёртого у ворот Бристоля в 1461 году встречал, например, Вильгельм Завоеватель.

Затем процессия неизбежно попадала на городскую площадь, где уже из фонтанов лилось вино, а ангелы дули в трубы и обрызгивали дорогих гостей благовониями. Попутно королевский эскорт был обречён смотреть представления с героями и добродетелями, св. Георгием и девицей с непременной овечкой. Потом, после богослужения в центральном соборе города, короля провожали в его апартаменты, где происходила самая приятная для королевской особы часть праздника – презентация кругленькой суммы в 50 или 100 фунтов золотом. Разумеется, кормили и поили короля за счёт города.


Кстати, не всегда королевские особы хотели привлекать к себе внимание – «капитан Маргарет» предпочла со всеми своими придворными дамами просто спрятаться за спины офицеров, внезапно нагрянув в Ковентри после обеда в Кенилворте. Кстати, в пятнадцатом веке английские леди чаще пользовались обычным седлом, чем дамским. Боковое, дамское седло в Англию привезла супруга Ричарда Второго, Анна Богемская. Оно вошло в моду, но так и не стало обязательным.

Когда-то, во времена расцвета Средневековья, организация торжественных шествий и театральных представлений на библейские темы были для гильдий совершенно добровольным жестом набожности, и возможностью показать свою мощь и богатство. Но к середине пятнадцатого века случилось странное. С одной стороны, великолепие зрелищ достигло пика. С другой стороны, гильдии стали всячески увиливать от расходов на организацию праздников и поддержанию инвентаря в порядке. То ли набожности стало меньше, то ли жадности больше. Так что пришлось мэрам и олдерменам волевыми решениями обязывать гильдии участвовать либо в организации спектаклей, либо деньгами поддерживать праздничный инвентарь в должной готовности. Например, собирали с каждого члена гильдии определённый налог на повозки для представлений. А те, кто не входил в гильдии (например, церковники), платили вдвое больше.

Организация шествий и представлений была делом дорогим. Повозки-подмостки должны были быть в полной исправности и чистыми, и где-то они должны были находиться тогда, когда не использовались – в хорошем помещении и под присмотром. Клерки и школьные учителя постоянно переворачивали библиотеки в поисках подходящих сюжетов, они же писали и распечатывали (а до этого копировали) роли. Музыканты сочиняли и расписывали песни. Дорогая одежда требовала чистки, проветривания и починки, актёрам и менестрелям полагалось довольно приличное жалование. И даже собравшихся на праздник горожан надо было обеспечить галлонами качественного эля. Так что расходы одной гильдии могли достичь суммы от трёх до четырёх фунтов, что по тем временам для обычного преподавателя университетского калибра было зарплатой за год, если не больше.

?

Log in

No account? Create an account