Предыдущий пост Поделиться Следующий пост
Исчезнувшая хромосома
sigrig
mirrinminttu
Интересующиеся вопросом наверняка в курсе, что Y-хромосома в ДНК, извлечённом из многострадальных костей короля Ричарда Третьего, не совпала с той же хромосомой, извлечённой из костей 5-го герцога Бьюфорта, Генри Сомерсета (1744-1803).



Эта хромосома переходит от отца к сыну. Поскольку герцог был потомком Эдварда Третьего, как и Ричард Третий, это означает, что где-то в поколениях предков образовался нажитый на стороне сын, не имеющий в своих венах ни капелюшечки королевской крови.

Между Эдвардом Третим и 5-м герцогом Бьюфортом сменилась пятнадцать поколений. Между Эдвардом Третьим и Ричардом Третьим – всего четыре. Естественно, чисто статистически наиболее вероятно, что на сторону сходил кто-то из женских предков герцога.

Но историк Иэн Мортимер не был бы самим собой, если бы не взялся продвигать противоположную точку зрения в статье, опубликованной в февральском номере «History Today». С моей личной точки зрения, этот доктор философии – не тот исторический аналитик, которому я бы доверяла, как авторитету. Хотя его точка зрения относительно судьбы Эдварда Второго мне симпатична.

В любом случае, с его анализом событий в судьбах предков Ричарда Третьего можно соглашаться или нет, но сами судьбы чрезвычайно интересны. Тем более что об этих предках говорят не так уж часто, и не так уж много.

Начнём с Джона Гонта, смуглого красавчика, положившего начало династии Бьюфортов – незаконной линии сына короля, узаконенной личным распоряжением короля Ричарда второго. Мортимер рассказывает о какой-то хронике четырнадцатого века (не уточняя, какой), в которой утверждается, что королева Филиппа, жена Эдварда Третьего, в марте 1340 года случайно «приспала» новорожденную дочь, и, опасаясь гнева мужа, заменила умершего младенца на сына какой-то фламандки.

Якобы сама королева в этом призналась в предсмертной исповеди в 1369 году епископу Винчестерскому, заклиная его не допустить, чтобы Джон стал королём. В принципе, когда Чёрный Принц, наследник престола, умер в 1376 году от рака, оставив наследником короны малолетнего сына Ричарда, был некоторый теоретический шанс, что Джон Гонт может узурпировать трон.

На самом деле, нет никаких свидетельств того, что Джон собирался это сделать, хотя амбиции у него были вполне принцевские. Но восстание Уота Тайлера в 1381 году выглядит, несомненно, подозрительным – восстания такого масштаба не вспыхивают стихийно. Хотя всё, что известно об этом восстании, указывает скорее в сторону лоллардов, а не Джона Гонта.

Иэн Мортимер склонен рассматривать рукопись об исповеди королевы Филиппы просто мастерской пропагандой, направленной против Джона Гонта.

Мортимер также рассуждает, что королева Филиппа элементарно не имела шанса приспать дочь. Не крестьянка же! Королевского ребёнка после рождения мыли, пеленали – и передавали кормилице. Но даже если в системе произошел какой-то сбой, и такая неприятность действительно случилась, история отношений Эдварда Третьего и его королевы говорит против того, что Филиппа могла бояться гнева мужа.

Но одно любопытное письмо Эдварда Третьего папе Мортимер нашёл. Это письмо было написано 18 ноября 1340 года, и представляет собой, собственно обвинение архиепископа Кентерберийского в попытке поссорить королевскую чету: «он наговаривал мне на мою жену, и моей жене на меня, чтобы спровоцировать нас на гнев и разделить нас навечно». Напомню, что сам король архиепископа наказать законно не мог, потому что архиепископ был не его подданным, а представителем Рима.

Но вот что касается отношения Эдварда Третьего к своему сыну Эдмунду Лэнгли, герцогу Йоркскому – здесь для спекуляций почва более благодатна. Но – внимание!!! – все эти спекуляции не слишком убедительны, потому что базируются на шатких вычислениях сроков беременности. Любая женщина знает, что дети рождаются не по календарю. Так вот, Мортимер предполагает, что продолжительность беременности в средние века была такой же, как сейчас, и называет сроком вынашивания 38 недель и 2 дня.

Можно мне умилиться такой точности, на которой базируется заключение не больше и не меньше, чем о дне зачатия Эдмунда? У Мортимера получается, что родившийся 5 июня 1341 года Эдмунд был зачат ровнёхонько 10 сентября 1340 года. А Эдвард Третий в тот момент осаждал Турне, и вернулся в постель Филиппы только 28 сентября.

Тем не менее, Мортимер соглашается, что никаких доказательств возможной неверности королевы Филиппы не существует. Зато существует масса доказательств предельной преданности Эдварда Третьего своей супруги, до самого её конца.

Мортимер признаёт возможность небольшой погрешности в своих вычислениях, но аргументирует, что по какой-то причине Эдвард Третий не был близок со своим сыном Эдмундом. Например, своих старших троих сыновей король сделал графами уже в раннем возрасте двух или трёх лет, а вот Эдмунд стал графом Кембриджем только в 21 год. И в тот же самый день его братья стали герцогами. Более того, Эдмунд не был упомянут в завещаниях своего отца и старшего брата. А вот Джон Гонт – был, в обоих.

Вообще-то, Мортимер мог бы проверить количество свободных графств на момент креаций. Всё-таки, их количество не было бесконечным. Так вот, небольшой экскурс в Википедию показывает, что титул графа Кембриджа был до 1361 года просто-напросто занят. Занят Уильямом Юлихским, родичем Эдварда Третьего через брак. Этот титул был дан сэру Уильяму по чисто политическим причинам, но, тем не менее, забрать его в свете политических событий было нельзя.

И вообще непонятно, с какой такой радости Мортимер утверждает, что король Эдвард держал Эдмунда на расстоянии. Он воевал с отцом уже с 1359 года, он воевал вместе с братьями, и был регентом королевства на время визита во Францию своего племянника Ричарда Второго. Да и особо беспокоиться о том, чтобы обеспечить доход Эдмунду, королю Эдварду Третьему не пришлось – Эдмунд ещё ребёнком унаследовал огромные территории в Йоркшире от своего крёстного, графа Сюррея, который умер в 1347 году. В общем, предположение Мортимера о том, что умная, практичная и любящая своего мужа королева Филиппа могла гулять от супруга, кажется лично мне просто гадким.

Затем Мортимер берётся за следующее поколение, и подвергает сомнению законность происхождения второго сына Эдмунда, несчастного Ричарда Конисбургского, 3-го графа Кембриджа. А именно Ричард Конисбургский был дедом Эдварда Четвёртого и Ричарда Третьего.

Здесь, надо сказать, действительно бросается в глаза, что Ричарда Конисбургского судьба не баловала. Но Мортимер, для начала, выражает сомнение в пристойном поведении супруги Эдмунда - Изабель Кастильской. На том основании, что матушка Изабеллы, Мария де Падилла, была Педро Кастильскому не женой, а любовницей.

Мортимер, почему-то, не обратил внимания ни на то, что Мария была королевой если не по статусу, то по положению. Педро пришлось заключить политический брак с Бланкой из дома Бурбонов, но он аннулировал брак через три дня. Якобы потому, что на пути в Испанию Бланка спуталась с его братом-бастардом. Но кто его знает, насколько Педро был в этом отношении честен, ведь он тайно женился на своей обожаемой Марии в том же году. Ну как тайно… Секретом их брак не был, просто они обошлись без торжественных формальностей, обычных для королевских браков.

Не обратил Мортимер внимания и на то, что Джон Гонт был женат на сестре Изабель, Констанс. Наверное потому, что подвергать сомнение благонравие Констанс было бы просто смешно.

Но вернёмся к браку Эдмунда Йорка и Изабель Кастильской. Мортимер находит подозрительным, что первый ребёнок, сын Эдвард, родился в 1373 году, на следующий год после заключения брака, второй ребёнок, Констанс – в 1374 году, а вот сын Ричард – только в 1385 году. Википедия утверждает, что мальчик родился таки в 1375 году, но Мортимер, почему-то, отмахивается от этого, ссылаясь на примечание к одной книге, что в роду Ричарда Бьючампа, женатого на внучке Эдмунда Йорка, «все знали», что мать и бабушка леди Варвик были любовницами членов семьи Холландов.

Отцом Ричарда Конисбургского Мортимер обозначает, таким образом, Джона Холланда, сводного брата короля Ричарда Второго.
Тот служил вместе с Джоном Гонтом в Кале, вернулся в Англию в 1384 году, и сразу нашёл на свою голову проблем, убив фриара-кармелита на парламентском заседании в Салсбери. Тот позволил себе уничижительно отозваться о Джоне Гонте. Через год Холланд прикончил, во время шотландского похода, Ральфа Стаффорда, лучник которого застрелил одного из сквайров Холланда. Холланду пришлось годик отсидеться в убежище при монастыре за этот поступок, но потом брат-король его простил, Холланд появился при дворе – и соблазнил дочку Джона Гонта, Элизабет. Или она его соблазнила, потому что девушку сделали женой ребёнка, малолетнего графа Пемброка, забыв, что годами ждать, пока сопливый отрок вырастет в супруга, придётся редко кому по нраву. В общем, развели Элизабет с ей отроком, и выдали за Холланда.

Мортимер предполагает, что супружеские отношения между Эдмундом Йорком и его супругой закончились в году эдак 1374. Потому что результатами были бы дети, а таковых до рождения Ричарда не наблюдалось. И вообще, пишет Мортимер, когда захоронение Эдмунда было вскрыто в 1887 году, то обнаружилось (внимание!), что несколько его позвонков буквально были смещены один к другому. То есть, слишком сильно у него спина болела, чтобы сексом заниматься. Вот Изабель и бросилась в объятья брутального вуменайзера Холланда. Временем этого броска Мортимер называет период до июля 1384 года, или между октябрём 1384 и июнем 1385 года – или оба! «Изабелла, видимо, пошла в свою матушку», - пишет Мортимер.

Дальше идут ещё более интересные спекуляции. Основываясь на том, что крещение Ричарда Конисбургского произошло, скорее всего, через несколько дней после его рождения (так крестили Эдварда Третьего), и беременность длилась пресловутые 38 недель и два дня, то забеременела Изабель 25 октября 1384 года. Как раз сразу после возвращение Холланда и Гонта в Англию.

То есть, Мортимер оспаривает всеми признанную дату рождения Ричарда Конисбургского, 1475 год, только на том основании, что Холланда в то время в Англии не было.

Более того, Эдмунд Йоркский никогда не обращал особого внимания на своего второго сына. Он не выделил парнишке земельных владений и не упомянул его в своём завещании. А его мать, которая умерла раньше, отдала перед смертью всю свою собственность королю Ричарду, сопроводив дар просьбой, чтобы тот выделил из наследства 500 марок годовых её сыну Ричарду. В принципе, Изабель умерла в 1393 году. А король Ричард, который именно в тот момент уверенно держал в ежовых рукавицах свою знать, был его крёстным. Так что здесь ничего удивительного я не вижу.

И даже Мортимер признаёт, что никаких раздоров между Эдмундом Йоркским и Изабель Кастильской замечено не было. Напротив, Эдмунд, который после смерти Изабель женился снова, завещал, чтобы его похоронили рядом с Изабель.

Хочу заметить, что Эдмунду Йорку особо делить было нечего. После смерти старшего брата Эдварда, державшего оба титула (и герцога Йорка, и графа Кембриджа), Ричард стал графом Кембриджем, и всем известно, что в деньгах он не купался. А герцогство отошло уже к новой династии, к Ланкастерам.

И к чему все эти притянутые за уши рассуждения вели? К пунктику Иэна Мортимера – к семейству Мортимеров. «К счастью для Йорков, - пишет он, - они имели право на трон по другой линии от короля Эдварда Третьего, через Анну Мортимер, единственную наследницу Лайонелла Антверпского, второго сына короля».

Разумеется, Мортимер понимает, что его спекуляции сильно нуждаются в обоснованиях. И предлагает разыскать кости сына Джона Холланда, похороненного в церкви св. Петра в Тауэре (эта линия пресеклась в 1475 году). Или, скорее всего, не похороненного, рассуждает Мортимер, туманно намекая, что «есть некоторые основания полагать, что он был захоронен в другом месте». Но надгробное изображение находится именно там.
Метки:

  • 1
Сколько их, таких "открытий", высосанных из пальца :) Я как-то смотрела док, в котором примерно с теми же аргументами утверждалось, что Елизавета 2-я не имеет прав на престол, а вместо нее должен там сидеть какой-то австралиец (действительно приятный дядька, кстати). Правда, там под сомнение ставилась законорожденность Эдварда 4-го. Что, к слову, никак не влияет не то что на права Е2. которые базируются на акте престолонаследия от 17-го века, но даже на права Тюдоров - Хенри Тюдор вступил на престол по праву завоевателя, а не как муж дочери Эдварда 4-го.

А я встречала и вовсе замечания, что у Сесили Йоркской не было законных сыновей, кроме Ричарда. Совсем с ума посходили. Спасибо за ссыль.

  • 1
?

Log in

No account? Create an account