Предыдущий пост Поделиться Следующий пост
Эдвард IV - конец герцога Кларенса / История со склепом
sigrig
mirrinminttu
На момент смерти, Джорджу Плантагенету, герцогу Кларенсу, было 28 лет. Изабель, его жена, умерла или погибла 25-летней. Хотя они жили в сложное время, они всё-таки были молоды и не думали о смерти, поэтому семейный склеп герцог начал строить только в 1476 году, и на день смерти герцогини склеп, по-видимому, ещё не был вполне готов, потому что тело леди Изабель лежало в аббатстве Тьюксбери 35 дней. Склеп этот, в общем-то, был, скорее, облицованной камнем могилой 9 х 8 футов (2,7 х 2,5 м) и максимальной высотой сводчатого потолка 6 футов и 6 дюймов (около 2 м), куда можно было попасть по 6,5 ступенькам. Есть основания полагать, что Кларенс собирался построить часовню с подобающим местом захоронения для себя и своих потомков, но просто не успел.



Поскольку и Изабель, и Джордж захоронены в хорошо известном склепе хорошо известного аббатства, означает ли это, что можно исследовать останки и сделать хоть какие выводы о внешнем виде, жизни и смерти персонажей этой истории? Оказывается, нет.

Во-первых, даже сам факт, что Джордж был захоронен в «склепе Кларенса» - это не факт, а допущение. В смысле, если существует «склеп Кларенса», то герцога должны были захоронить именно там. Но никакой документации о том, как, когда и где был похоронен герцог Кларенс, не существует. Эшдаун-Хилл чисто теоретически предполагает, что Джордж был казнён 18 февраля 1478 года. Он предполагает, что бальзамирование заняло день, транспортировка тела на расстояние 200 км – около трёх дней. Обычно лиц королевской крови хоронили, собственно, в свинцовом гробу антропоморфической формы, и внешний, деревянный, был чисто косметическим. Сначало тело бальзамировали, затем заворачивали в вощёный саван, помещали в свинцовый гроб, а тот – в деревянный. Эшдаун-Хилл допускает, что так же хоронили и герцогиню и герцога Кларенсов. Тем не менее, профессор признаёт, что никаких следов савана или свинцовых гробов в склепе не обнаружено. Но у него есть для этого объяснения.

Во-первых, свинцовых гробов могло либо изначально по какой-то причине не быть, либо они могли быть бесцеремонно изъяты позднее, уж больно турбулентна история английских церковных захоронений. Во-вторых, если свинца не было, то ни дерево, ни вощёный саван не могли пережить систематического наполнения склепа водой.

В любом случае, что сохранилось в склепе помимо костей, так это кирпичи, шесть металлических ручек, кусочек металлической пластинки, и гвоздь в 2,5 дюйма длиной. Насчёт кирпичей сомнения нет, они – оригинальные, так сказать, их собратья использовались и в других местах аббатства. Металлические предметы исследовались в 1982 году, и тогда было выражено оптимистичное мнение, что они могли быть сделаны в пятнадцатом веке. Или не в пятнадцатом. Потому что с точностью можно было установить только то, что сделаны эти предметы были до восемнадцатого века. Более того, сам же Эшдаун-Хилл отмечает, что обычно деревянные гробы того времени металлических ручек не имели. Но, продолжает он, могли же в некоторых случая иметь. Могли, конечно…

За то, что Кларенс действительно был похоронен в Тьюксбери, говорит сохранившееся частое письмо одного из советников Эдварда от 20 февраля. В письме говорится, что король назначил некоторых лордов отправиться в Тьюксбери с телом Кларенса, и организовать там захоронение по христианскому канону с заботой о душе герцога. Эшдаун-Хилл предполагает, что одним из этих лордов был Ричард Глостер, который доказуемо был в Лондоне и Вестминстере вскоре после ареста Джорджа, безуспешно пытаясь вразумить Эдварда, так что он действительно мог отправиться на север через Тьюксбери. Во всяком случае, в Тьюксбери Ричард был, уже став королём, и тогда он заплатил аббатству все долги Кларенса, которые в своё время Эдвард хладнокровно оставил неоплаченными. Именно Ричард также установил на склепе мемориальную плиту, которая была на месте ещё в 1826 году, хотя во время Реформации с неё ободрали бронзовые украшения.

Но гвозди гвоздями, а нас интересуют кости. Помните рассуждения полицейского детектива относительно того, что даже если когда-либо будет получено разрешение обследовать останки «принцев из Башни», то это ничего не даст? Кости долго лежали совершенно бесконтрольно, часть их просто растащили на сувениры, причём совершенно нет гарантии, что все кости, захороненные под кодом «принцы из Башни», принадлежат найденным под лестницей скелетам. Но эти-то хотя бы лежали там под лестницей спокойно, потому что конкурентов на место не было. А вот со склепом Кларенса происходила настоящая чехарда.

Во-первых, допустим, что склеп, где была захоронена герцогиня, был в первый раз вскрыт в 1478 году, когда туда положили Кларенса. Есть непрямые доказательства, как утверждает Эшдаун-Хилл, что склеп вскрывали в 1540 году, во время разгона монастырей, и тогда захоронение было обчищено от всего, представлявшего хоть какую-то ценность. В частности, от свинца. А в 1709 году склеп вскрыли, потому что там захотел упокоиться олдермен Сэмьюэл Хоулинд. В 1729 туда захоронили его вдову, Мэри. А в 1753 – сына, Джона. Учитывая размеры склепа, он оказался явно перенаселённым. То есть, когда хоронили почтенного олдермена, костям герцога и герцогини Кларенс пришлось сильно подвинуться.

Более того, поскольку было обнаружено, что склеп периодически затапливала вода, гроб олдермена решили на пол не ставить. Специально для него воздвигли каменный постамент, разбив при этом первоначальный пол. Для Мэри Хоулинг соорудили каменную полку, чуть пониже гроба её супруга. От предыдущих обитателей новых отделила кирпичная стена. Для заключения останков Джона, была построена ещё одна кирпичная стена. Кстати, аббатство совершенно официально продало место в склепе Хоулингам. Но главное в этой феерии то, что для размещения новых останков, старые всё время переносились, и что достаточно продолжительное время в склепе работали каменщики, вряд ли относящиеся с пиететом к паре груд костей, оставшихся от Кларенсов.

В 1826 году, на волне интереса к средневековью, склеп снова вскрыли для обследования. На этот раз там присутствовала целая комиссия, единым мнением которой было то, что Хоулинги поступили совершенно неприемлемо, купив себе захоронение в склепе герцога королевской крови и его супруги. Плантагенеты, упокоенные рядом с какими-то Хоулингами – это было слишком. В северо-западном углу комиссия обнаружила два черепа и некоторое количество костей. Комиссия пришла к выводу, что это – останки мужчины и женщины, но никаких доказательств того, что они принадлежат Изабель Невилл и Джорджу Плантагенету, не было. Кости собрали вместе и положили в один каменный гроб. При этом вскрытии были убраны кирпичные стены, отделяющие Хоулингов от Кларенсов.

Очевидно, была предпринята кое-какая бюрократическая работа по результатам обследования, и в 1829 году склеп вскрыли, чтобы перенести останки Хоулингов в другое место. Через год, в 1830, склеп снова вскрывали, потому что в аббатстве перекладывали пол, и тогда было обнаружено, что каменный гроб, в который сложили вместе кости Кларенсов, полон воды. Что ж, началась уборка и чистка того, что осталось, и вот тут выплывает информация что найден один целый череп, и фрагменты другого черепа.

В 1930х годах склеп вскрыли снова, оставшиеся кости бесцеремонно пронумеровали чернилами, и сэр Гэвин де Бир, некогда директор Национального Исторического Музея, смог даже сделать вывод, что обладатель сохранившегося черепа… был казнён в своё время. Надо сказать, что предприимчивый Джон Роус, изготовивший две биографии Ричарда Третьего, действительно писал что-то в том роде, что Кларенсу отсекли голову после того, как беднягу утопили, но кроме Роуса никто больше о такой детали не упоминал. А потом началась война, и каким-то образом склеп Кларенсов оказался совершенно открытым для всех любопытных. В тот период исчезли многие кости, и сохранившийся до тех лет в целом виде череп был разбит.

То, что осталось, было детально обследовано в 1982 году, но не на ДНК, разумеется. Собственно, тогда исследователи пришли к выводу, что кости не принадлежат Кларенсам. Очевидно, их хватило для того, чтобы сделать вывод о возрасте и росте тех, кому эти останки принадлежали. В 2013 году была сделана новая попытка. И снова мне неловко признавать, но профессор Эшдаун-Хилл пускается в предположения, допуски, сравнения со средним, чтобы доказать, что кости таки принадлежат Кларенсам. Правда, у него получилось, что Джордж был ростом по плечо Эдварду и ниже Ричарда, но профессора это не смутило. Хотя современники отмечали высокий рост Эдварда и Джорджа. Так что не буду я переводить и приводить здесь эту причудливую цепь рассуждений.

Вдобавок ко всему, при этом вскрытии обнаружилось, что имеющийся набор костей принадлежит более чем двум индивидуумам. И таки да, останки одного мужчины и одной женщины не могут принадлежать Кларенсам – это останки более старых людей. Но несколько женских костей принадлежали особе, умершей в возрасте от 20 до 30 лет. Также, мужской череп, как утверждает Эшдаун-Хилл, может не принадлежать костям мужчины, который слишком стар, чтобы быть Джорджем. Вроде, можно определить по тому, что осталось от черепа, что обладателю его была нанесена в своё время рана, соответствующая полученной Джорджем при Барнете. Лично меня смущает непонятно откуда вытащенное профессором мнение, что Джордж вообще сражался при Барнете. И Каролина Халстед, и Чарльз Росс вполне определённо писали, что в боевых действиях Кларенса Эдвард в той хаотической битве не использовал – не доверял.

По поводу того, чьи кости могут находиться в склепе Кларенсов после перенесения оттуда Хоулингов, есть некоторые догадки. Историк Паулина Погмор считает, что там могут находиться останки матери герцогини Изабель, Анны Бьючамп, которая, как потомок Изабеллы Деспенсер, была наследницей титула Лорда Тьюксбери, а каждый такой лорд должен был быть похоронен в аббатстве. Говорят, что леди Анна была действительно похоронена где-то в Тьюксбери, но место захоронения неизвестно. Паулина Погмор справедливо замечает, что не нужно напрягать воображение, чтобы предположить, что леди Анна была захоронена в склепе своей дочери. Что касается мужского скелета, то здесь предположение г-жи Погмор воображения требует, хотя само по себе оно логично. Паулина Погмор считает, что туда был подхоронен Варвик-Кингмейкер по распоряжению дочери Кларенса, Маргарет, которая обладала достаточной властью, чтобы это сделать. Пусть она официально не унаследовала титул Лорда Тьюксбери, она была его наследницей.

Эшдаун-Хилл считает, что кости могут принадлежать барону Уильяму де ла Зуху и, возможно, его жене Элеанор де Клэр, которая тоже была из Деспенсеров. Их захоронение пришлось спасать и переносить во времена разгона монастырей, когда часовня Девы Марии аббатства была разрушена. Тем не менее, профессор признаёт, что женские кости принадлежат более старой женщине, нежели была леди Элеанор на момент смерти.

кости из склепа Кларенсов

Подводя итоги, хочу сказать, что, возможно, её величество Элизабет II не так уж не права, возражая против исследования королевских и предполагаемо королевских останков ради научного любопытства. История склепа Кларенсов неплохо доказывает, что зачастую такие исследования оставляют больше вопросов, нежели дают ответов
Метки:

  • 1
Согласна с Вами, оставьте уж старые кости в покое...

Если бы ещё можно было что-то совершенно точно определить, а так - бессмысленно.

Именно, бессмысленное гробокопание, при всей моей любви к археологии

Я вот поначалу хотела обследований "принцев", Большого Гарри, его дочек... Потом как почитала про чехарду с анализами и прочим, так резко поняла позицию королевы.

  • 1
?

Log in

No account? Create an account