?

Log in

No account? Create an account
Предыдущий пост Поделиться Следующий пост
Эдвард IV - расклад с Невиллами
sigrig
mirrinminttu
Джордж Плантагенет не был глупцом. Поэтому, ему следовало бы проследить за тем, как его брат-король последовательно злопамятен ко всем, когда-либо привлёкшим его негативное внимание. Тем более, что король Эдвард никогда не забывал, на чьих дочерях женаты его братья. Рискну даже предположить, что его добро на брак Ричарда Глостера с Анной Невилл и поддержка Ричарда в деле о наследстве были не столько жестом благоволения в сторону Ричарда, сколько ограничивающим жестом в сторону Джорджа.




Отличным примером последовательности Эдварда в его злопамятности является судьба брата Варвика-Кингмейкера, Джорджа Невилла. Почему-то в отношении этого прелата король вёл себя особенно драматично. Драматичным было смещение Джорджа Невилла с должности лорда-канцлера, но не менее драматичным был арест 1472 года, когда архиепископ, мирно ожидающий короля на охоту в своём поместье, был вдруг арестован в ночь на 25 апреля. Арестован и отправлен в заключение в Кале, где и провёл следующие два с половиной года.

Очевидно, короля чрезвычайно раздражал факт, что он не может избавиться от ставшего неудобным архиепископа, хотя не сказать, чтобы он не старался. Но вот так вот просто взять и обвинить церковного прелата в государственной измене и казнить – не получалось. Будучи человеком церкви, Джордж Невилл не был субъектом королевской юрисдикции, а Рим вовсе не собирался прогибаться под амбиции английского короля. Оставалось только помотать его хорошенько по тюрьмам в надежде, что это подорвёт его здоровье, что и случилось в конце концов.

Нужно ли отдельно упоминать, что всё имущество Джорджа Невилла было конфисковано Эдвардом в свою пользу? Исполнителями воли короля были Уильям Парр и Томас Воган. И, разумеется, на время заключения архиепископа Йоркского все его немалые доходы с этой стороны шли, опять же, в казну короля.

Формально, Джордж Невилл обвинялся в изменнической деятельности на пару с графом Оксфордом, Джоном де Вером. И, по какой-то причине, герцог Кларенс был в дружеских отношениях с обоими джентльменами. Разумеется, все они были достаточно близкими родственниками. Де Вер был женат на сестре Джорджа Невилла (и, соответственно, Кингмейкера), леди Маргарет. Что характерно, в будущем Ричард Глостер, ставший королём, тоже не останется безучастным к этому родству. Известно, что он помог финансово вдове Гастингса, дав ей полный контроль над состоянием покойного мужа, и назначил пенсию супруге де Вера, арестованного во Франции. Так вот, имя супруги Гастингса было леди Катерина Невилл, и она тоже была сестрой Кингмейкера.

При этом, сам де Вер был и оставался заклятым анти-йоркистом, пользовавшимся любой помощью для создания проблем Эдварду Четвёртому. Годились и французы, и ганзейцы, и шотландцы. Причём, граф даже высадился в Корнуолле, заняв крепость Сент-Майклс Маунт, расположенную на скале и абсолютно неприступную. На что рассчитывал Оксфорд – непонятно, но дело было 30 сентября 1473 года. Стоит запомнить эту дату, чтобы отслеживать, как складывались после неё отношения Эдварда с братьями.

Ведь единственно логичным объяснением стратегии Джона де Вера было то, что он надеялся на чью-то поддержку в Англии. И на кого же он мог рассчитывать, если не на Джорджа Кларенса, брата короля. Нет, никаких свидетельств участия братца Джорджа в приключениях де Вера не сохранилось, если они в принципе существовали. Есть только упоминание о том, что у Луи Одиннадцатого Французского имелось скрепленное личными печатями обещание двадцати четырёх рыцарей и скайров и одного герцога поддержать высадку де Вера.

Партию с де Вером Эдвард выиграл хитростью. Он объявил полную амнистию тем, кто добровольно сдастся, и народ, которому поднадоело сидение на скале, стал из крепости разбегаться. Де Веру пришлось сдасться, и в феврале 1474 года он был отправлен в заключение в Кале – на следующие десять лет, пока он оттуда не сбежал. В той же крепости Амме, кстати, содержался и Джордж Невилл, но вот его в ноябре 1474 года быстро перевели в Англию. Кажется, король Эдвард считал этих двоих слишком опасными для того, чтобы они содержались даже в одной тюрьме.

После скоропостижной смерти Джорджа Невилла летом 1476 года, Эдвард мог мысленно поздравить себя с тем, что Невиллы ему более не страшны. Джон Невилл и Джордж Невилл были мертвы, и сын Джона был лишен наследства. Катерина Невилл была под контролем Гастингса, Элис Невилл всегда была фанатичной йоркисткой, а за дочерьми самого Кингмейкера приглядывали братья короля. Оставалась, конечно, Маргарет Невилл, жена де Вера, но политическая активность супруга оставила её в буквальном смысле слова без гроша, и с апреля 1472 года леди жила в убежище при Сент-Мартин, зарабатывая себе на жизнь шитьём и получая некоторую анонимную денежную помощь от родственников и бывших друзей.

При подобном раскладе, политические горизонты второй половины царствования Эдварда Четвёртого были абсолютно чисты за исключением одного единственного облака по имени Джордж Кларенс. И часы судьбы начали для него свой отсчёт.
Метки:

  • 1
Сколько же всегда желающих на трон залезть... И всех надо бояться)

Хотя казалось бы - кому нужна такая докука?!

Кто их, средневековых, поймет теперь)))

" и с апреля 1472 года леди жила в убежище при Сент-Мартин, зарабатывая себе на жизнь шитьём и получая некоторую анонимную денежную помощь от родственников и бывших друзей."

Просто ужас ...

Ричард потом стал ей выплачивать содержание.

  • 1