Предыдущий пост Поделиться Следующий пост
"The Adventure of the Bloody Tower" - доктор Ватсон отчитывается в Оксфорде (2)
sigrig
mirrinminttu
Доктор Ватсон стал выстраивать свои аргументы против виновности Ричарда в убийстве племянников на имеющихся точных фактах.

Ричард отправился в королевский прогресс 23 июля 1483 года – из Виндзора. В Оксфорде он провёл 24 и 25 июля, когда и состоялись те знаменитый обед и богословский диспут, из-за которых Ватсон и начал расследования, связанные с Ричардом. Затем, через Вудсток и Минстер Ловелл, король отправился в Глостер, куда прибыл к 2 августа. По словам Мора, именно оттуда Ричард отправил Джона Грина к сэру Роберту Брэкенбери с приказом убить принцев.



Брэкенбери отказал, и Грин помчал назад, найдя короля уже в Варвик Кастл. В реале, Ричард там был в период с 8 по 13 августа.

Затем в Лондон отправился, по Мору, Тирелл, который не мог выполнить предполагаемый «заказ» ранее второй или третьей недели августа. Ричард же из Варвик Кастл отправился в Ковентри, Лестер, Ноттингем, Понтефракт и Йорк, в котором оставался до 20 сентября. На обратном пути, он основа останавливался в Оксфорде 28 октября, и вернулся в Лондон только 25 ноября.

История Мора. История, содержащая массу мелких деталей, которые он не мог знать, и деталей, которые никто не мог знать, отполированная и драматизированная. Но существовали ли в реальности персонажи этой истории?

Некий Джон Грин в 1483 году работал контролёром в таможне Бостона, и ведал снабжением королевских конюшен. Мор называет Джона Грина верным последователем и йоменом короля Ричарда. Есть анонимный доклад, что впоследствии данный Джон Грин получил за двойное убийство двойное лордство: управление островом Вайт и замок Порчестера. Был ли доклад правдив, и идёт ли речь именно о том самом Джоне Грине, имеющим хоть какое-то отношение к королевскому двору – неизвестно. Джон Грин – имя простое и распространённое.

О Роберте Брэкенбери известно всё. Честнейший человек, верный соратник Ричарда до конца, до Босуорта. Ни один писатель, кроме Мора, вообще не связывает его ни с одним сомнительным делом. Доктор Ватсон недоумевает, зачем у Мора Ричард посылает к Брэкенбери письмо с приказом об убийстве, если он, при необходимости, мог переговорить с сэром Робертом начистоту совершенно конфиденциально, перед отъездом.

Ещё один персонаж, паж, предложивший Ричарду использовать таланты Тирелла. Существовал ли этот паж, с которым король мог доверительно обсуждать убийство принцев? Насколько такая сценка вообще правдоподобна? И если разговор имел место, то откуда могла случиться утечка информации к Мору? Был паж и король на стульчаке в клозете. Всё.

Джеймс Тирелл, которого, якобы, порекомендовал Ричарду неизвестный нам паж. Тирелла не нужно было рекомендовать, Ричард знал его ещё с тех пор, как Тирелл был главным конюшим короля Эдварда и комиссионером должности главного коннетабля. Как главный конюший, Тирелл участвовал в коронации Ричарда, а это – немалая ответственность. Тирелл входил в число гвардейцев Ричарда. Единственное, что связывало его с пажами, так это должность начальника всех пажей при Ричарде. У Мора, Тирелл выпрыгивает в рыцари из безвестности, в награду за убийство принцев. Но в рыцари Тирелла произвёл король Эдвард в 1471 году. Ричард произвёл его в баннереты, то есть, сделал рыцарем, ведущим вассальное войско под своим знаменем – в 1482 году, за исключительную храбрость, проявленную во время шотландской компании герцога Глостера.

Уильям Слоутер, он же Чёрный Билл, которого Мор называет одним из охранников и убийц принцев – имя, истории не известное. Мор называет и другого убийцу, Майлса Фореста, предположительно профессионала, который, как утверждают, был в награду сделан смотрителем гардероба герцогине Сесили Йоркской, матери Ричарда, в её лондонской резиденции, Бэйнард Кастл. Но единственный найденный среди служащих семейства Плантагенетов Майлс Форест служил очень далеко от Лондона. В Барнард Кастл, в Дареме. (От себя. По-моему, Мор просто выдумал имена: green - зелёный, slaughter - кровопролитие, forest – лес. Ну какова вероятность того, что убивать принцев отправилась компания с такими «говорящими» именами?)

Вот Джона Дигтона Ричард действительно назначал на должность бейлифа в Айтоне, Стаффордшир. Но этот Дигтон не был конюшим или грумом Тирелла, как утверждает Мора.

Кто был тем священником, который, якобы, перезахоронил принцев из-под одной лестницы под другую, почему-то? Мор не называет его имени, и не называет возможных помощников.

Ещё любопытнее поведение Генри Тюдора после победы. Он вступает в Лондон, где, по идее, должен порадовать народ известиями, что его дело правое, и что убитый Ричард был страшным кровавым тираном, убившим собственных племянников. Но Генри молчит. Молчит и тогда, и потом, несмотря на Ламберта Симнелла и Перкина Варбека. Он не обвиняет Ричарда, он не ищет убийц, он не думает арестовывать Тирелла. Да, акт парламента обвиняет Ричарда в многочисленных преступлениях, включая «пролитие крови невинного ребёнка», но говорит ничего конкретного о том, чьей именно была эта кровь.

Холмс спрашивает, почему в акте ребёнок упоминается в единственном числе, если, допустим, речь идёт о двух принцах? Один из оксфордцев отвечает, что причина могла быть в средневековой пунктуации, у которой, как и в использовании заглавных букв, просто не было общих правил. Но Ватсона этот ответ не убедил. (От себя: тем не менее, в современных исследованиях уже пишется исключительно childrens’ blood, кровь детей – обычный оборот для описания тирана. Тот, кто хочет, понимает его указанием на конкретных принцев, но вообще-то это освящённое традицией клише, «проливал кровь невинных младенцев»).

Пунктуация пунктуацией, но почему Генри Тюдор не обвинил прямо погибшего Ричарда в убийстве принцев? Это же было выгодно Тюдору, с какой стороны ни посмотри. Да что там обвинение, в царствование Генриха Седьмого принцы до 1502 года вообще не были объявлены ни умершими, ни, разумеется, исчезнувшими. Не говорит ли это о том, что принцы были живы, когда Тюдор короновался? Как мог Уильям Стэнли, обеспечивший себе величайший фавор у нового короля и прекрасно знающий детей короля Эдварда, вот так вот просто примкнуть к восстанию Варбека? Какой был в этом смысл для него лично? Интересно, что даже казнив Стэнли, Генри Тюдор не объявил принцев мёртвыми. Он не объявил принцев мёртвыми даже после казни Варбека, хотя казалось бы…

Он дозрел только в 1502 году, когда Тирелл и Дигтон так удачно попали под суд по поводу их предполагаемой анти-тюдоровской деятельности в Кале. (От себя: на самом деле, удар Тюдора был направлен против Артура Плантагенета, признанного Эдвардом Четвёртым внебрачного сына. Это было дело о Белой Розе, о поддержке прав де ла Поля на трон).

Мастермен-Пью спрашивает Ватсона, почему, в таком случае, Ричард просто не предъявил принцев тем же лондонцам, когда слухи об их убийстве начали циркулировать? Ватсон парирует, что человека нельзя признать виновным на том основании, что тот не демонстрирует свою невиновность. И продолжает, что очевидной причиной того, почему Ричард не поспешил рассеять сплетни, показав принцев, является то, что Ричард имел вескую причину этого не делать. К примеру, демонстрация принцев была бы прекрасным поводом для заговорщиков всех калибров начать заговоры, прикрываясь интересами «несчастных узников». Полидор Виргил, к примеру, предположил, что Ричард молчал именно для того, чтобы держать своих тайных и явных противников в полном неведении, есть ли у них пристойное прикрытие для враждебной ему деятельности, или нет.

Но одинаково возможно то, что Ричард сам не знал, что случилось с принцами. Их действительно могли похитить. (От себя. Согласно последним исследованиям, попытка, во всяком случае, была. Была попытка одновременно напасть и на башню в Тауэре, где жили принцы, и на убежище при Вестминстере, где находилась Элизабет Вудвилл с остальными детьми). И если ни Брэкенбери, ни Ричард не имели ни малейшего представления о том, куда делись принцы, то лучше было вообще о них молчать.
Метки:

?

Log in

No account? Create an account