?

Log in

No account? Create an account
Предыдущий пост Поделиться Следующий пост
Эдуард III "Виндзорский" Плантагенет - 4
sigrig
mirrinminttu
В 1346 году Эдуард Третий высадился в Нормандии. На этот раз король практически подошел к воротам Парижа. 26 августа он вдребезги разнес французов при Кресси. Филипп Шестой практически бежал из столицы, спешно посылая известия молодому королю Шотландии, что пришла пора, так сказать, расплачиваться за гостеприимство, и напасть на Англию с севера. Увы для Филиппа, Давид тоже потерпел поражение при Невилль Кросс, и вообще попал в плен англичанам, поднятым королевой Филиппой.



В 1347 Эдуард осадил Кале. Город держался почти год, но, поскольку король Франции не пришел на помощь, крепости (одной из самых укрепленных в том регионе) пришлось сдаться. Я затрудняюсь сказать, имела ли место быть история о шестерых гражданах Кале, или ее придумали позже, уже в 1800-х. В любом случае, какой-то прецендент был, а если и не было, то эта история все равно вдохновила и Родена и писателей, и художников. Гражданам очень повезло, что королева присоединилась к войскам мужа после победы над шотландцами. Говорят, это она уговорила мужа пощадить руководителей обороны города. И все-таки, взяв Кале и одержав множество побед, король был вынужден вернуться домой в том же году: снова не хватило денег. А на следующий год началась эпидемия бубонной чумы.





Это поразительно, но эпидемия чумы в Англии не вызвала никакого политического кризиса. Более того, для выживших началась эпоха явного процветания. Парламент не собирался с 1348 до 1351 гг, а собравшись, ограничился одобрением действий правительства во время эпидемии. Эдуард выпустил в 1349 указ о замораживании уровня зарплат, но кто его соблюдал? В сельской местности вдруг образовалось некоторое количество освободившихся земель, которые позволили ускорить отделение путем приобретения новой земельной собственности, а не дробления старой. Женская рабочая сила понадобилась в городах и деревнях, что позволило женщинам выбрать работу вместо замужества, и заиметь свой капитал. Что, в свою очередь, позволило им в будущем приобретать землю на паях с мужьями, и становиться равноценными партнерами с полным правом наследовать.

Одно из качеств Эдуарда Третьего, которые делали его королем, идеальным по средневековым меркам, была его способность слышать критику и реагировать на нее адекватно. Когда его критиковали за то, что он решает дела всей страны с кучкой избранных, он просто признал новые силы, появляющиеся в стране. Полностью признавая влияние пэров, он реагировал на перемены вызовом на заседания парламента (постоянный состав начал заседать года с 1360-го). Надо сказать, что во времена его правления, не было зарегистрировано ни одного случая, чтобы кто-то из вызванных на заседание не явился. Также Эдуард сделал красивый жест в сторону парламента, созывая его заседания в Вестминстере. Лорды получили там Белую Палату, а палата общин - Расписную Палату.



В 1351 году Эдуард вместе с парламентом разработали четкое определение того, что считается действиями государственной измены. Ими были определены: персональная атака на короля, королеву и их старших (!) детей; военный поход на короля; убийство Лорда Канцлера, Лорда Казначея или королевского судьи; подделка королевской печати и незаконная чеканка денег; импорт незаконно начеканенных денег. Теперь стало невозможным обвинить любого неугодного или вызвавшего неудовольствие человека в государственной измене с легкостью 1320-х годов. Таким образом, например, Джон Малтраверс осужденный в государственной измене 20 лет назад за роль, которую он сыграл в убийстве графа Кента, был полностью реабилитирован от этой части обвинений.

Еще в 1346 году Эдуард начал искоренять коррупцию среди судей, назначив канцелярию Лорда Канцлера ответственной за прием, регистрацию петиций и расследование жалоб. Около 1350-х был издан ряд законов, позволяющих осудить врачей и ветеринаров за нанесенный вред. Стало возможным штрафовать за плохое обращение со скотом. Даже перевозчики грузов не могли больше безнаказанно избивать лошадей.

Во времена Эдуарда Третьего было сделано расследование, давшее возможность понять причину хронического недостатка денег в королевстве: это было просто отсутствие мелкой монеты, которой к концу 1300-х циркулировало только в размере 30% от количества монет в начале 1300-х. Люди зачастую просто не могли заплатить налог потому, что у них не было физического денежного эквивалента. Причиной этого оказалась слишком завышенная цена золотого флорина, который ввозился в страну торговцами шерсти. Была сделана денежная реорганизация, которая заняла время, во время которого много выплат совершалось не деньгами, а шерстью. Шерстью король получал ассигнования на армию, шерстью расплачивался с армией.

Изменившаяся экономическая и политическая ситуации заставили англичан вернуться к плану Деспенсера от 1326 года, и организовать доки и биржи в Англии, вместо того, чтобы пользоваться фландрскими. Хотя эта система переложила опасности перевозки грузов и пиратства на плечи судовладельцев, часть торговцев продолжала возражать против ограничений. Вцелом же налог на вывоз шерсти составил в 1353-54гг 113 400 фунтов, и годом позже 83 900 фунтов в пользу короны.

Последние годы царствовния короля были несколько омрачены возвышением леди Алисы Перье, придворной королевы Филиппы. О Перье есть много чего в сети, но, по большей части, сплошной нонсенс, вплоть до неправильных дат. Если можно верить Вики, то леди Алиса появилась в окружении королевы около 1367 года, как жена Лорда-лейтенанта Ирландии Уильяма Виндзора. Приблизительно в то же время она стала любовницей короля, которому было около 55 лет (леди Алисе было 19). Королева Филиппа была уже очень больна, чем-то вроде лимфатического отека, который и свел ее в могилу в 1369 году. Критики леди Алисы часто забывают о том, что она в начале 1670-х владела приблизительно 56 поместьями в окрестностях Лондона, из которых только 15 были ей подарены. Нет, она не была очень уж богатой наследницей (ее отец был шерифом, так что наследство она, вероятно, получила приличное, но не равное наследству девушек из семей магнатов), но была очень деловой женщиной, кое-что, очевидно, унаследовавшей от первого брака, и управляющей имуществом своего мужа, сидящего в Ирландии. От короля она тоже кое-что получила, но Эдуард никогда и никого не заваливал подарками, даже тех, с кем дружил с юности, кому был обязан троном, хотя охотно награждал. Леди Алиса, например, получила драгоценности королевы, подаренные Филиппе в последние годы ее жизни, и одежды королевы того же периода. Проще говоря, то, чем Филиппа, очевидно, никогда и не пользовалась. После смерти короля парламент конфисковал земли Перье и выслал ее из страны, но вскоре ей дали возможность отсудить то, что принадлежало ей по праву. Из судебных документов и известно, что своим состоянием молодая женщина была обязана вовсе не королю.



Вцелом, Эдуард был человеком порывистым, очень храбрым, очень благодарным, но прагматичным и умным. Не потому, что обладал великим умом, а потому, что знал свои недостатки и умел компенсировать их советами компетентных людей. Он не воспринимал враждебно попытки парламента получить большую степень власти, чем Эдуард готов был дать. Он думал, советовался, что-то обещал, большую часть обещенного даже выполнял. У него не было репутации человека беспринципного. Он не был мстителен. Во время ссоры со своими «старыми» баронами в начале 1340-х он не пытался их преследовать и притеснять. Он был преданным мужем, и он был нормальным, адекватным отцом.
Власть должна была перейти к старшему, Черному Принцу, совершенно скандальный брак которого Эдуард признал без излишних истерик.
Раздел титулов между остальными сыновьями не вызвал между ними вражды, его дочерям было разрешено искать мужей по велению сердца.
Изабелла вышла замуж только в 33 года, по любви, за французского аристократа. Джоан отправилась ко двору своего жениха, Педро Кастильского, но умерла от чумы. Это тоже был бы брак по любви. Мэри со своим будущим женихом выросла вместе. Очевидно, они были друг к другу привязаны, как минимум. Маргарет тоже вышла замуж за товарища своего детства, Пембрука.

Эдуарду нравилось быть королем, между войнами и политикой он устраивал турниры с их привольным флиртом, он не боялся появляться на бал-маскарадах в смешных костюмах, он любил петь и дурачиться. В общем, идеальный король.