Предыдущий пост Поделиться Следующий пост
"The Adventure of the Bloody Tower" - доктор Ватсон подводит итоги (4)
sigrig
mirrinminttu
Изучая обстоятельства, предшествующие казни Энтони Вудвилла, Ричарда Грея, Вогана и Хота, доктор Ватсон столкнулся с одной странной деталью. Ему вообще казалось достойным сожаления, что такой одарённый человек как лорд Риверс не смог войти в администрацию Ричарда, но он и ожидать не мог, что дело было не только в том, что судьба и столкновение интересов семей поставило бывших соратников по разные стороны баррикады.



Ричард Третий был часто обвиняем в том, что четверо приближённых к принцу Эдварду людей были казнены без суда и следствия в один день с лордом Гастингсом, 13 мая 1483 года. Но это просто не могло быть правдой, потому что завещание Энтони Вудвилла датируется 23 мая 1483 года.

Вообще-то непосредственным исполнителем приказа Ричарда указывается сэр Ричард Рэтклифф, который привёз в Йорк просьбу Ричарда о вооружённой помощи и патенты на казнь.
Мор очень красочно описывает, как Рэтклифф, «коротышка с грубой речью и помпезными манерами, наглый и безжалостный» не разрешил узникам даже произнести традиционное последнее слово. И что по приказу Протектора и совета они были безвинно обезглавлены в Понтефракте – просто «потому, что они были слишком преданы королю и слишком близки к королеве».

Кроулендские хроники тоже пишут, что суда не было. «Множество людей двигались с севера на юг под предводительством Ричарда Рэтклиффа, рыцаря, и когда они достигли Понтефракта, по приказу Ричарда Рэтклиффа были обезглавлены без всякого суда Энтони граф Риверс, Ричард Грей его племянник, и Томас Воган, престарелый рыцарь».

А вот Джон Роус случайно оговорился. «Вскоре после этого, вышеописанные лорды были жестоко преданы смерти в Понтефракте, оплакиваемые большинством и невинные в деяниях, в которых обвинил их граф Нортумберленд, их главный судья». Там где был главный судья, был и суд, как понял доктор Ватсон, но Гайднер возразил ему, что даже если суд и был, он не являлся конституционным! Потому что Риверс был графом, и его должен был судить парламент или жюри пэров. Любой другой суд в его отношении был незаконен.

Как ни странно, именно Гайднер рассказал доктору о том, что Риверс назначил исполнителем своего завещания… Ричарда. «Я смиренно прошу милорда Глостера, ради страстей Христовых и ради заслуг и блага его души, помочь в том, чтобы моя последняя воля была исполнена». Сначала доктор подумал, что это странное распоряжение лорда Риверса было выпадом в сторону Ричарда, но Гайднер показал ему стихотворение, которое Энтони Вудвилл написал в заключении.

«Willing to die,
methinks truly
bounded am I.
And that greatly
to be content,
seeing plainly
fortune doth wry
all contrary from
mine intent.
It is nigh spent;
Welcome fortune»

«Видите ли, - сказал Гайднер Ватсону, - он хотел умереть». Маркем, конечно, увидел в распоряжении Риверса нечто большее, нежели смирение и желание смерти. Риверс, по его мнению, как наиболее искушённый игрок в стане Вудвиллов, прекрасно знал, что именно стоит на кону, и мог стоически принять проигрыш. Он принял свою судьбу, и не усомнился в чести Ричарда.

Доктор Ватсон записал, что, возможно, по стандартам 1883 года Ричард и превысил свои полномочия, но в 1483 году такая практика была повсеместна. (От себя. Не только графов, и герцогов казнили без особых церемоний – взять тех же отца и брата Ричарда, казнённых по приказу Марго Анжуйской, или Сомерсета, казнённого по приговору трибунала и приказу короля Эдварда. И, кстати, казнили-то "вышеописанных лордов" отнюдь не в Помфрете (Понтефракте), а в Миддлхеме. Не для суда ли и перевели?).

Вердикт – невиновен.

Ватсон также пытался покопаться в возможных причинах измены Бэкингема, но ничего нового не обнаружал. В любом случае, герцог предал коронованного короля, и это было государственной изменой, так что его казнь убийством квалифицировать невозможно.

Единственным интересным штрихом была просьба Бэкингема о встрече с Ричардам, в которой Ричард ему отказал. А через много лет сын герцога сделал признание, что его отец прятал под одеждой кинжал, собираясь во время этой встречи Ричарда убить. Очевидно, какими бы ни были объективные причины измены, Бэкингем испытывал к Ричарду под конец очень личную ненависть. Что до Ричарда, то после казни герцога он выплатил его немалые долги, и назначил пенсию его вдове. Вдове Гастингса он тоже назначил пенсию, кстати говоря.

Из историков, Эдвард Холл утверждал, что Бэкингем был казнён без суда, но Мор писал, что суд был. И что Бэкингем охотно признал все обвинения в надежде, что это обеспечит ему возможность встретиться с королём – и убить его.

Любопытным моментом было то, что сам Бэкингем был пожизненным коннетаблем Англии, и чтобы судить его, Ричард назначил вице-коннетаблем сэра Ральфа Эштона. Была в истории бунта Бэкингема ещё одна странность. В числе сторонников герцога оказался муж сестры Ричарда, Томас Сент-Легер. И родство с королём не стало смягчающим обстоятельством – сэр Томас был казнён.

В вердикте по поводу перечисленных казней доктор Ватсон признал короля невиновным, потому что речь шла об обычной процедуре наказаний за государственную измену.
Метки:

  • 1
Интересно! А кто на картинке?

Так Риверс же, из "Белой королевы"

  • 1
?

Log in

No account? Create an account