Предыдущий пост Поделиться Следующий пост
"The Adventure of the Bloody Tower" - доктор Ватсон изучает Мора
sigrig
mirrinminttu
На этой стадии расследования Ватсон сам читает Мора, и находит там дополнительные странные косяки: Мор, почему-то, называет лорда Гастингса Ричардом, хотя того звали Уильям, а Генри Бэкингема – Эдвардом. И да, действительно большая часть текста Мора состоит из диалогов, свидетелем которых он не мог быть. Возможно, эти диалоги пересказал ему кто-то, кто свидетелем был? Мортон, злейший враг Ричарда?



Доктору бросается в глаза ещё кое-что. Несмотря на то, что Мор описывает историю с Принцами-из-Башни в мельчайших подробностях, он старается держать дистанцию между собой и тем, что он рассказывает. В тексте есть много выражений типа «как говорят», «люди верят» и тому подобное. И Мор действительно пишет, что «есть сомнения в том, были ли они убиты в то время».

Тем не менее, чем дальше идет текст, тем меньше в нём осторожностей, и Мор, в конце концов, энергично описывает Ричарда как человека «маленького роста, плохо сложенного, горбатого, с левым плечом намного выше правого», а по характеру как «замкнутого и скрытного, с малой симпатией и высокомерным сердцем, фальшиво дружелюбного с теми, кого в глубине души ненавидел, способного поцеловать того, кого собирался убить, безжалостного, жестокого - не столько по порочности натуры, сколько из-за амбиций и своего возвышения. Такие понятия как «друг» и «враг» для него не существовало, он был готов убрать с пути любого человека, стоящего между ним и его целью».

Затем Ватсон стал проверять, что говорит Мор по каждому из одиннадцати убийств, приписываемых Ричарду. Относительно принца Эдварда, сына короля Генри VI, Мор не говорит вообще ничего. Относительно самого Генри Мор пишет так: «он убил собственными руками – как говорят люди – короля Генриха Шестого, который был узником в Тауэре, без приказа короля и без того, чтобы король об этом знал, ибо если тот собирался свершить такое, то избрал бы в палачи кого-то другого, а не собственного брата».

По поводу смерти Кларенса Мор в длинном пассаже ухитряется и обвинить Ричарда в интриге против брата (снова с осторожным «как говорят некоторые компетентные люди»), так и признать неоспоримый факт, что Ричард публично резко осудил заключение и казнь Кларенса. Разумеется, по мнению Мора, такое поведение говорило о нечеловеческом коварстве Ричарда Глостера.

Далее в списке Ватсона шли Риверс, Грей и Воган. Мор отметил, что их обезглавили в Понтефракте без суда. О смерти Гастинга Мор пишет много, и это именно та история с клубникой Мортона, обвинением Лиз Вудвилл в колдовстве и высохшей рукой, которую знают все и которая копируется повсюду именно из работы Мора. Мастер Томас также прямо утверждает, что «все знали, что его рука всегда была такой». Доктор отмечает, что в своём описании Ричарда сущим уродом Мор, тем не менее, о высохшей руке не говорит ни слова. Далее идёт пассаж о том, что Гастингса тут же обезглавили, под слова Ричарда «клянусь святым Павлом, я не сяду за обед, пока не увижу его голову отделённой от тела!» Ещё одна прямая цитата, заметьте.

Чрезвычайно интересно в исполнении Мора выглядит описание истории с Бэкингемом. Мор просто пишет, что тот был союзником Ричарда сначала, но потом епископ Мортон привёл Бэкингема к восстанию, что Бэкингема и погубило. Всё. Ни описания конца мятежного герцога, ни подробностей, ни мотивов.

О том, что Ричарда обвиняли в убийстве Анны Невилл, Мор не пишет ничего. И этот случай, как и смерть принца Эдварда Вестминстерского, обыгрываются у Шекспира, но полностью отсутствуют у Мортона.

Наконец, Ватсон добирается до описания убийства Принцев-из-Башни. К своему изумлению, он видит следующее предисловие Мора к этой истории: «я открою вам правду о печальном конце этих детей, но это будут не те истории, которые я слышал, но та, которая была рассказана мне таким человеком и в таких обстоятельствах, что она должна быть правдива». То есть, Мор снова берёт дистанцию от того, о чём пишет, и признаёт существование других версий.

Мор уточняет, что идея об убийстве принцев пришла Ричарду в голову во время прогресса, когда он был в Глостере. Мор обозначает гонца, который был отправлен Ричардом к Брэкенбери, как Джона Грина, доверенного человека Ричарда. Когда Грин возвращается, Ричад уже находится в Варвике. И тут начинается феерическое описание Мором диалога между королём и его «тайным пажом».

«Ах, кому может доверять человек?» - грустно вопрошает король, сидя на стульчаке в клозете. «Те, кого я возвысил, те, от которых я ожидал верной службы, ничего не желают для меня делать». Паж, в ответ на печальный монолог, начинает горячо рекомендовать королю Джеймса Тирелла, которого злые Кэтсби с Рэтклифом не подпускают к его величеству, не желая ни с кем делить почести. После этого король покидает клозет, идёт в спальню, и туда паж приводит Тирелла. Ну а дальше идёт та самая знакомая история.

Ватсон задумывается, насколько вероятным было то, что Ричард в письменной форме отправил с Грином приказ Брэкенбери тайно убить принцев? Далее, Мор говорит о некоем «Чёрном Уилле» или Уильяме Слотере, утверждая, что тот был единственным стражем принцев (и слугой), но чуть ниже пишет о четырёх стражниках. Откуда появляется «профессиональный убийца» Майлс Форест? И откуда в истории появляется Джон Дигтон, «конюший, большой и сильный негодяй»?

Далее Мор в деталях описывает удушение принцев, говорит о приказе Тирелла похоронить убиенных в яме под лестницей, о том, что Тирелл затем поспешил с докладом к Ричарду, который сделал его за данное злодейство рыцарем. Но почему-то остался недовольным местом захоронения принцев и распорядился перезахоронить их, сыновей короля, в более подходящее место. И тут появляется на сцене ещё один персонаж – священник… Джона Тирелла, который куда-то там принцев перезахоронил, и потом быстро умер, никому не сказав, куда.

Потом Мор утверждает, что Тирелл и Дигтон признались в преступлении во время царствования Генриха VII и пускается в длинные рассуждения о Божьем реванше, о тиранах и пр. Вроде, Майлс Форест «сгнил по частям», Тирелл был казнён за изменническую деятельность, а Дигтон, хоть и гуляет ещё на свободе, несомненно угодит на виселицу. Не говоря уже о смерти самого короля Ричарда. «И всё это случилось меньше чем через три года», - добавляет Мор.

Бедняга Ватсон хватается за голову. Тирелл был осуждён по делу, не имеющему никакого отношения к принцам, через девятнадцать лет, и в патенте на казнь не говорится ни слова об убийстве принцев, хотя это было бы бомбой. Дигтон в 1513 году, в котором Мор писал свою историю, был жив и свободен. Почему? И почему Мор столь скуп в описании восстания Бэкингема и ничего не говорит о его казни?

Затем в повествовании появляется Холмс, делится с Ватсоном деталями своих неудач в деле, которое расследует, и выслушивает рассказ своего друга о том, как проходит расследование событий четырёхсотлетней давности. Холмс хвалит Ватсона за методичность, и спрашивает о планах. Доктор говорит, что собирается исследовать материалы, которые писались во время царствования Ричарда, но собирается сначала проконсультироваться со специалистом по Шекспиру, Мармадьюком Хорниджем (историческое лицо).
Метки:

  • 1
Шикарно! С нетерпением жду продолжения.

"Мор уточняет, что идея об убийстве принцев пришла Ричарду в голову во время прогресса, когда он был в Глостере".
Вы не могли бы, пожалуйста, пояснить, что за "прогресс" имеется в виду?

  • 1
?

Log in

No account? Create an account