mirrinminttu (mirrinminttu) wrote,
mirrinminttu
mirrinminttu

Category:

Эдуард III "Виндзорский" Плантагенет - 2

Здесь я буду использовать информацию английских официальных интернетных сайтов, так что картина, возможно, получится слишком парадной.



Эдуард Третий был, в первую очередь, воином. Что неудивительно, если учесть, что двое из его близких друзей были вояками до мозга костей. Говорят, что он любил своего отца, но вряд ли он часто его видел, так что примером для него, скорее всего, были именно старшие друзья. А они, помимо того, что были воинами, были кость от кости английского баронства. Скорее всего, молодой принц от них научился ладить со своими своенравными баронами, ведь он узнал о них всё: сплетни, описания личностей, хитросплетения родства.

Неизвестно, когда ему пришло в голову, что лучшим способом сплотить ряды в Англии была бы успешная война за границей. Неизвестно даже, была ли это его мысль. Очень уж похоже, что многоумный де Бури хорошенько проанализировал ситуацию во Франции, и пришел к выводу, что вот сейчас можно и попробовать. О Шотландии и говорить нечего: все ненавидели заключенный в 1328 году Мортимером Нортхемптонский мир. Молодой король ненавидел этот мир, объявляющий Шотландию независимым королевством, еще и потому, что мир этот был заключен формально от его имени.



И вот случилось так, что и в Шотландии свирепый Роберт Брюс умер в 1329 году, оставив наследником пятилетнего сына. О том, что случилось дальше, разные источники говорят по-разному.



Одна из версий говорит, что противопоставление Эдварда Балиола королю Дэвиду было делом рук самих шотландских баронов. Другая – что Балиола продвигал Эдуард Третий. В любом случае, продержался Балиол во главе шотландцев только 4 месяца, и был изгнан. Вот тогда Эдуард точно принял его сторону, выиграв, впервые за долгое время, битву при Хэлидон Хилл 1333 году. Десятилетний король и его тринадцатилетняя жена были вывезены во Францию, где их радушно принял Филипп Шестой. Во Франции они и оставались 7 лет.



Вообще, ситуация странная: Дэвид был женат на младшей сестре Эдуарда третьего, Филипп Шестой был дядей Эдуарда Третьего – одна семья, так сказать. И все же они все время принимают старнные решения. Эдуард поддерживает не мужа сестры, а его соперника. Филипп реквизирует во Франции Аквитанию и Путье, которые были приданым его сестры. Французы и шотландцы объединяются против англичан. Единственное объяснение я нахожу в том, что Дэвид был сыном короля Шотландии, которую англичане давно уже не хотели признавать независимой. А сын на троне отца – это уже династия, это уже серьезно. Ну, Филипп мог отобрать то, что дал, из чистой жадности, и поддержать шотландцев, чтобы они отвлекали англичан с севера.

Еще одним фактором могла быть фраждебность фламандских городов к Франции, у которой они состояли в подчинении. А Эдуард с фламандцами был в наилучших отношениях, потому что его жена, Филиппа, была из фламандцев. И здесь стоит сказать немного о Филиппе.



Она была дочерью графа Голландии и Фламандии Вильгельма Доброго и Жанны Валуа. Изабелла женила ее на сыне, чтобы попользоваться неплохим приданым девушки. Именно на эти деньги были наняты наемники Изабеллы и Мортимера, с которыми они высадились в Англии. Самой девушкой никто не интересовался, а напрасно. Потому что девушка была и по масштабам тех времен необычной. Дело в том, что она была по-настоящему хорошей, очень доброй, очень внимательной, и, по-видимому, обладала истинной интеллигентностью. Была ли она красавицей? Сохранилось такое описание ее внешности, сделанное еще до брака с Эдуардом: “У этой леди весьма необычные волосы, смесь иссиня-черных и коричневых. Ее голова имеет хорошую форму; лоб ее высокий, выпуклый и широкий; лицо ее сужается от линии глаз, и нижняя часть лица намного уже и субтильнее верхней. У нее глубокие, темно-карие глаза. У нее гладкий и ровный нос, хотя широковат к кончику, но все-таки не курносый. Ноздри широкие, рот большой, с полными губами, особенно нижней. Она хорошо сложена и конечности ее не деформированы. Кожа ее смуглая, и она очень похожа на отца. Вцелом она выглядит приятно». То есть, вовсе не красавица, особенно по средневековым стандартам, но девушка милая.



Самое интересное, что англичане, которые обычно любили брюзжать по поводу королев-иностранок, Филиппу любили, и против фламандцев, которых она привезла с собой, не возражали. Потому что привезла с собой умная Филиппа не придворных, жадных до дармовых денег, а ученых, артистов, купцов, ремесленников, банкиров. Когда они с мужем стали править в Англии самостоятельно, мать Филиппы, Жанна Валуа, сразу же (в 1331) приехала погостить, посмотреть, и, наверняка, дать дочке некоторые наставления о том, как нужно управляться с хозяйством. Я нигде до этого не встречала упоминания, чтобы кто-то из родителей навещал своих дочек-королев в Англии. Очевидно, Эдуард на примере семьи жены только и понял, что такое настоящая семья.



Филиппа правила Англией, как хорошая хозяйка управляется в своем доме: организовывает, исправляет, распределяет задачи, приглядывает, создает хорошую репутацию. Она могла и поругаться с королем, склонным не обращать внимание на мелочи и принимать работу, сделанную спустя рукава.
В общем, Эдуард мог быть спокоен за домашний фронт. Его королева прекрасно справлялась со всеми обязанностями. Поскольку она сопровождала его в шотландских походах, ее знали и в военной среде. Это она отражала, по сути, инвазию шотландцев в 1346 году, созвав войска и напутствуя их перед битвой. В результате шотландский король попал в плен и осел в Англии на следующие 11 лет, кстати.



А еще ее имя связывают с образованием университета в Оксфорде. Большинство сайтов и история Скелтона говорят, что именно она его основала, но в одном месте утверждалось, что это был ее духовник, Роберт Энглесфилд. Ее секретарем был знаменитый в будущем Фроссар, написавший Хроники об Англии и Франции тех времен. Она основала колонию ткачей в Норвиче, она развивала в Англии добычу угля, и, между делом, родила королю шестерых сыновей и пятерых дочерей. Причем, управляла она имениями по-деловому, без жестокости, но и без сентиментальности. Поэтому в 1342 король назначил ее опекуном над состояниями всех детей, от Джона Гонта и младше. Да и родня у королевы была влиятельной, создавая прекрасно работающую сеть организации баз для англичан на кониненте, финансируя, собирая и передавая сведения.



Интересно, что Эдуард решил покончить с гасконским вопросом весьма своеобразно: заявив еще в 1328 году о своих правах на французский престол. Хотя невозможно сказать, говорил ли это Эдуард, или Изабелла через Эдуарда. Так или иначе, этим простым, но неоспоримым заявлением он в будущем выглядел для внешних наблюдателей не наглым захватчиком по отношению к Франции, а кем-то с определенными правами на действия в свою пользу. Достаточно сказать, что впоследствии все короли Англии, до самого Георга Третьего, называли себя королями Франции
Tags: Средневековая Англия
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments