?

Log in

No account? Create an account
Предыдущий пост Поделиться Следующий пост
Эдвард IV - рассуждения о намерениях
sigrig
mirrinminttu
Несмотря на то, что проведённая Варвиком реставрация Генриха VI оказалась успешной, молниеносной и бескровной, сама по себе она ещё ничего не решала. Важнее было, как жить дальше. Ведь ни для кого не было секретом, что переворот произошёл не во имя короля Генри, а против короля Эдди. Теперь Эдди был далеко, практически на милости Шарля Бургундского, и о нём можно было временно забыть. Если новое правительство Англии оказалось бы успешным, о «розе Руана» можно было бы забыть и навсегда. Герцог Бургундский, как известно, всегда преследовал только и только свои собственные интересы. Но вот о том, как сделать новое правительство успешным, ни у кого конкретных соображений не было.

Джордж Кларенс

Как минимум, для Варвика было кристально ясно, что устраивать репрессии и снова начинать гражданскую войну просто нельзя. То есть, самые главные йоркисты (Кромвель, Монтжой, Вилтшир, Бурше, Норфолк, Эссекс) были арестованы только на короткий период времени. Все видные йоркисты, кроме семи, получили также вызов на заседание парламента, намеченное на 26 ноября 1470 года. В числе семи, вызова не получивших, четверо были в изгнании вместе с королём Эдди (Глостер, Риверс, Гастингс и Сэй), и только трое (Дингем, Дадли, и граф Вилтшир – Джон Стаффорд) находились в Англии.

Так что единственной видной жертвой перемены власти стал «палач Англии», Типтофт, которого де Вер (Оксфорд), ставший коннетаблем Англии, немедленно приговорил к смертной казни. Правда, назначенную на 17.10.1470 казнь пришлось перенести на следующий день, потому что улицы Лондона были забиты толпой, жаждущей засвидетельствовать смерть одного из самых ненавидимых в истории страны вельмож. Типтофт просто не дошёл бы до Тауэр Хилл, не смотря на вооружённый эскорт вокруг.

Относительно того, были ли возвращены ланкастерианцам экспроприированные у них земли, и того, забрала ли корона земли бежавших йоркистов, сведений нет. Все данные того периода таинственно испарились из архивов. Чарльз Росс не соглашается с мнением Полидора Вергила, что такие действия имели место. По мнению Росса, единственно доказуемая экспроприация у йоркистов была конфискация владений Глостера и самого короля Эдварда. Потому что ланкастерианцам просто не могли вернуть то, чем владели уже присутствующие и в большинстве своём поддержавшие переворот лорды-йоркисты.

Возможно, на мой взгляд, и то, что никакого решения просто не было на этот счёт принято, отсюда и отсутствие документов. Экспроприация владений короны в пользу нового «корононосителя» была почти автоматическим мероприятием, остальное могли оставить до прибытия королевы Маргариты с сыном. Это был бы ход в духе Варвика - оставить непопулярные решения той, кто и не должна была стать популярной.

Дело в том, что Варвик не мог (и вряд ли даже хотел) повышать собственную популярность, конфискуя у одних и раздавая другим, как это сделал Эдди в своё время. Тогда, в 1460-м, ещё шла война, и казни с конфискациями были ожидаемы. Теперь, через десять лет, ситуация была совершенно другой. Для начала, сам Варвик не стремился в короли, то есть лично ему покупать себе ближний круг было не нужно. Стараться для Маргариты Анжуйской, чьё появление вместе со злейшими врагами Варвика вряд ли обещало графу взлёт карьеры? Абсурд.

Что же планировал Варвик на ближайшее будущее, если вообще что-то планировал? С одной стороны, его младшая дочь была без пяти минут женой наследника ланкастерианской короны. Но ведь Эдвард не мог стать королём, пока был жив его отец, король Генри. А поскольку Генри не умел править, но при этом не имел никакого желания отказываться от короны, правила бы Маргарет Анжуйская в тандеме с герцогом Сомерсетом (Эдмундом Бьюмонтом, который, как многие считали, и был отцом принца – более вероятный кандидат, чем «святой дух»). И это совершенно не отвечало бы интересам Варвика.

Конечно, был ещё Кларенс. Почему-то в тех исторических исследованиях, которые мне попадались, никогда не упоминается о том, что акта, по которому Генрих VI признал Ричарда Йорка своим наследником, обойдя при этом собственного сына (ну, формально признанного, во всяком случае), никто не отменял. Эдвард ведь изначально был поднят на трон именно как наследник признанного наследника. Это потом он причесал и подправил свои права на престол. Так вот, теперь, когда Эдди был как бы вне игры, его права, рассуждая логически, перешли к следующему брату – к Кларенсу.

Если на то пошло, то распоряжение короля Генри когда-то было признано парламентом, и являлось, таким образом, легитимным. Более того, Кларенс был признан потенциальным наследником престола и в царствование своего брата. Никакие частные договоры с Маргарет Анжуйской, которая подтвердила права Кларенса на престол только после того и при условии, что прямая ланкастерианская линия прервётся, не имели силы. Поскольку совершенно неизвестно, что именно и о чём решал парламент 1470 года, мы просто не знаем, был ли договор между Маргарет Анжуйской и Варвиком, учитывающий интересы Кларенса, им подтверждён.

Да что там, похоже на то, что вообще все документы, касающиеся того, что делал Кларенс с октября 1470 по апрель 1471 года, испарились, словно их никогда и не было. Учитывая странную судьбу Кларенса, это сложно принять как случайность.

Кларенс для Варвика был бы более подходящим королём, чем Маргарет Анжуйская – королевой. Похоже, что граф имел на зятя довольно сильное влияние, и отнюдь не силовое. Там, где отсутствуют факты, историки часто обращаются к спекуляциям на темы психологии. Так считается, что для Ричарда Глостера, младшего в семье, Эдвард был фигурой, воплощающей отцовский авторитет. Отсюда и безграничная преданность до определённых событий. Для Кларенса же, который был старшим мальчиком среди трио младших детей Йорка, Эдвард был скорее узурпатором того авторитета и внимания, которые у Джорджа так долго были. Если так, то не могло ли получиться, что Джордж Кларенс сам выбрал для себя в «отцы» Варвика? Хотя бы потому, что граф последовательно и неустанно тыкал при каждой возможности Эдварда в ошибки, как неразумного щенка? По-человечески понятно, но такая привязанность не могла бы выдержать испытаний временем. И не выдержала.

Возвращаясь к Варвику. Мог ли он планировать такой сложный ход, как временный альянс с ланкастерианцами, ради того, чтобы заманить Маргарет Анжуйскую обратно в Англию, и одним ударом покончить со всей династией, и посадить на трон своего старшего зятя? Ведь по какой-то причине он сосредоточил в конце 1470 года оборону королевства в руках только тех, кому мог доверять абсолютно – себе, своему брату Монтегю, де Веру, Кларенсу и Скропу из Болтона, да ещё Джасперу Тюдору в Уэльсе.

Конечно, Маргарет не явилась бы одна, с ней было бы войско, но технически экс-королеву было возможно уничтожить со всеми приближенными сразу. Совсем другой вопрос, как ужились бы потом вокруг престола Кларенса лорды-йоркисты и лорды-ланкастерианцы, но Варвик мог предположить, что уживутся, если им не оставить альтернативы.

Но могло быть и так, что планом Варвика действительно была реставрация именно Генриха VI с собой в роли управляющего. Без всяких там усложняющих ситуацию фигур, от которых было реально избавиться. Потому что бароны баронами, а рядовые англичане, глубинка, их мелкие и среднего калибра джентри любили короля Генри, считая его святым, и любили Варвика, считая его единственно надёжным. Всем известно, что высадившийся весной 1471 года Эдвард отнюдь не был встречен народным ликованием.
Но какими бы ни были планы графа Варвика, они не осуществились по трём причинам, главной из которых стали женщины семейства Йорков
Метки:

  • 1
Очень интересно, жду продолжения. Бедный Варивик.

Ну бедный, конечно. Какая-то тупиковая ситуация вышла.

Очень интересно. Ожидаю продолжения. Спасибо Вам :)

  • 1