mirrinminttu (mirrinminttu) wrote,
mirrinminttu
mirrinminttu

Category:

Эдвард IV - личности вокруг престола

Как хорошо известно, самым близким королевским советником при Эдварде IV был сэр Уильям Гастингс. Разумеется, у королей друзей не бывает, но этот сэр был максимально близко к такому статусу. Гастингс был на добрый десяток лет старше короля, но их объединяла общность представлений и вкусов, и, главное, полная и абсолютная преданность Гастингса, который даже оставил достаточно странное распоряжение похоронить себя рядом со своим господином, а не со своей женой, и это распоряжение было выполнено.

Даже если не принимать во внимание восхваления Томаса Мора в его адрес («честный человек, добрый рыцарь» и пр.), бросается в глаза, что врагов Гастингс действительно как-то и не нажил. Конечно, его не переносила королева – из ревности, и против него интриговала родня королевы (из солидарности), но это и всё. То ли Гастингс был сверходарённым дипломатом, то ли дело было в том, что именно через него шли все линии контактов к королевской особе. С таким человеком ссориться – себе дороже.

Собственно, эту силу косвенно признал и Ричард Варвик-Кингмейкер, устроивший женитьбу Гастингса на своей вдовой сестре Катерине. Первый муж Катерины, Уильям Бонвилль, лорд Харингтон, был казнен по личному распоряжению Маргарет Анжуйской, и оставил свою дочь богатейшей наследницей Англии. Излишне говорить, что опекунство над ребёнком перешло к Гастингсу, который смог, таким образом, распоряжаться всем этим богатством совершенно свободно до самого совершеннолетия опекаемой. Да и сама Катерина отнюдь не была бедной вдовой. Кстати, поскольку брак для сестры спроворил Варвик, это говорит о том, что Кингмейкеру была чужда ложная гордость. Ведь Гастингс был, по сути, выскочкой в аристократических кругах. Да, он происходил из рода значительных джентри с землями в Йоркшире и Лестершире, но бароном его сделал только дорогой друг Эдвард после победы при Таутоне.

Забегая вперёд, скажу, что после казни Гастингса Ричард III не конфисковал его обширное состояние, и оно перешло к вдове и наследникам сэра Уильяма. И нужно же было так случиться, что на пару имений заявил свои права один из ближайших к Ричарду политиков, Ловелл. Возможно, права действительно были, ведь от состояния несовершеннолетнего Ловелла хорошо покормились в своё время и Эдвард IV, и сам Варвик. Во всяком случае, Катерина Невилл откупилась от Ловелла не очень для этих людей значительной суммой в 200 марок, и передала ему пару других имений, стоящих столько же. Капля в море огромных состояний. Но эта капля привела наследника Гастингса в лагерь Тюдора. Она, или сам факт казни лорда, или всё вместе. Ричард ещё раз промахнулся со своим милосердием.

Возвращаясь к Гастингсу. Разумеется, Эдвард одаривал его землями погибших или бежавших ланкастерианцев. Логичный жест, но не без политического дальновидения: все-таки, подавляющее большинство джентри, духовенства и буржуазии, не говоря о «простых людях», поддерживали своего лорда, а не дом Ланкастеров или Йорков. И действительно, в критический период 1469-1470 годов Гастингс обеспечил своему королю 3 000 воинов из этих, традиционно ланкастерианских, областей.

Второй важной в правлении Эдварда личностью был сэр Уильям Герберт. Историк Чарльз Росс даже считает, что взлёт Герберта был ещё более крутым, чем взлёт Гастингса. Потому что Герберт был валлийцем, уроженцем Уэльса. И он стал первым валлийцем, возведённым в ряды английской аристократии. Собственно, ценность Гербертов осознавало уже предыдущее поколение. Продвигать эту семью в Уэльсе начал ещё герцог Йорк, но задабривали его и ланкастерианцы. Тем не менее, Уильям Герберт не колебался, чью сторону принять при Мортимер Кросс, и июнь 1461 года он встретил уже в титуле барона.

Случилось ещё так, что именно в тот момент все земли принципалитета (княжества) Уэльса оказались в полном распоряжении короны. Принц Уэльский, сын Генриха VI, был в бегах вместе со своими родителями. Граф Пемброк, Джаспер Тюдор, был в бегах со своими хозяевами и родичами. Кое-что в том регионе имели герцог Бэкингем (Генри Стаффорд), герцог Норфолк (Джон Мовбрей) и граф Шрюсбери (Джон Тальбот). Под рукой Ричарда Варвика были Гламорган и Абергаванни, но уже в 1463 году попытки Варвика увеличить свои владения (и влияние) в Южном Уэльсе натолкнулись на твёрдое «нет» короля.

Перечислять стадии взлёта Герберта можно долго, но лучше ограничиться просто результатом: к 1468 году Герберт из валлийского сквайра превратился в английского магната-аристократа с годовым доходом в 2400 фунтов. И что получил взамен Эдвард? То, что неоднократные попытки Джаспера Тюдора поднять бунт в Уэльсе не получили поддержки, и то, что Южный Уэльс не поддержал Варвика во время переворота. В конце концов, Тюдор был одиночкой, и Варвик был слишком англичанином, а Гербертов было много, и все ветви этой семьи держались вместе, и держались за данную им власть. И, вероятно, местных власть Гербертов вполне устраивала.

На западе Эдвард возвысил Хэмфри Стаффорда, сделав его лордом Стаффордом в 1461 году. Поначалу на это место, похоже, продвигался Уильям Невилл, граф Кент и дядюшка Варвика, но граф умер в 1463 году, и Стаффорд из младшей ветви Бэкингемов стал центральной фигурой правительства Эдварда на юго-западе. Ему достались все конфискованные у Кортни, графов Девона, земли, и в конце концов он получил и титул Девона. Правда, через три месяца после этого он погиб при Эджкоте, и должность перешла к очередному администратору, Джону лорду Дингему, который был тоже поднят из простых сквайров.

Среди прочих администраторов Эдварда заслуживает упоминания виконт Бурше, брат архиепископа Кентерберийского. Он был из «старичков», служивших еще во времена йоркистского правительства в 1455-1466 годах. Бурше был при короле всегда, то в одной должности, то в другой, но наград от Эдварда получил удивительно мало – только несколько должностей и титул графа Эссекса в том же июне 1461 года. Возможно, потому, что был, собственно, членом королевской семьи, будучи и пра-правнуком Эдварда III, и через брак с Изабель Кембриджской, тётушкой короля с отцовской стороны. Чем можно было ещё наградить такого человека?

Джон Типтофт, граф Вустерский, был тоже семьёй, так сказать. Он был женат первым браком на племяннице матушки Эдварда. Типтофт тоже служил ещё правительству герцога Йоркского, но вообще он был странной птицей в стае придворных. Ещё в 1457 году он был послом Англии при Римском папе, и снова был послан к Святейшему Престолу в 1459 году. Будучи образованным в Оксфорде учёным, в Англию он не торопился, и провёл три года в Италии, изучая закон и латынь. По возвращению в Англию в 1462 году, Типтофт был сделан коннетаблем королевства, и тут началась феерия, из-за которой он заслужил мрачное прозвище «палач Англии».

Не совсем понятно, где в его случае заканчивались довольно неприятные обязанности коннетабля и начинались личные принципы, усвоенные им в Италии, где уже началась эпоха Ренессанса, со всей её циничной жестокостью. Во всяком случае, карьеру свою в должности коннетабля Типтофт начал с суда над графом Оксфордом, Джоном де Вером, которого осудил и казнил вместе со старшим сыном Обри. По обвинению в какой-то истинной или вымышленной измене. Очевидно, понятие законности в этом случае было растянуто так сильно, что на год Типтофта убрали в море, на должность адмирала.

Но там он был настолько не на своём месте, что его пришлось вернуть на прежнее поприще, и своё возвращение он ознаменовал судом и казнью сэра Ральфа Грея. Надо сказать, отец этого Грея, герой Роксбурга, был повешен, утоплен и четвертован ланкастерианцами за службу йоркистам. Та же судьба ожидала Ральфа Грея за то, что он держал Бамборо Кастл для ланкастерианцев против йоркистов. К счастью для него, дело окончилось «всего лишь» обезглавливанием. Не менее решительно Типтофт обошёлся и с другими ланкастерианцами.

В 1467 году таланты Типтофта понадобились в Ирландии, где он почти первым делом казнил графа Десмонда, вытащив его из доминиканского приората, чего по законам того времени было делать нельзя. Впрочем, то же самое в своё время сделал и Эдвард а Англии, так что можно сделать вывод, что средневековое понятие святого убежища к началу Ренессанса своё значение потеряло. У этого Десмонда (Томаса Фитц-Джеральда), репутация среди ирландской аристократии была довольно паршивая, но обстоятельства его смерти всколыхнули всю Ирландию. Насколько можно понять из хроник, Фитц-Джеральда и двоих его малолетних сыновей просто вытащили из приората и изрубили мечами. Есть некоторые сведения, что король Эдвард был недоволен случившимся, но насколько его внешней реакции можно доверять?

Во всяком случае, уже в 1470 году он зверски казнит 20 приверженцев Варвика, посадив их на кол. В этом свете факт, что в октябре 1470 года, во времена реставрации, Типтофт был осужден за зверства и казнен, воспринимается довольно радостно. И этот же человек переводил De amicitia Цицерона, Declaration of Nobleness Буонокорсо и Commentaries Цезаря, этот же человек покровительствовал гуманистам в Англии и Италии. Во всяком случае, Типтофт стал членом королевского совета уже через два месяца после возвращения из Италии, и Эдвард совершенно явно ему полностью доверял. Что ж, таких типов правителю действительно полезно иметь под рукой.
Tags: edward iv
Subscribe

  • Итоги и заявки

    Итоги, итоги… Не хотела писать, и поэтому пишу. Незамысловатые гадалки обещали мне с завидным упорством чудо и страсть. Чудо, собственно,…

  • О божественном

    Как ни странно, мое знакомство с библейскими персонажами началось с этой рок-оперы. И именно с этой арии. Я услышала ее в киоске, где продавали…

  • Гыыыы....

    Получить свой гороскоп Викингов via Denis_Balin

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments