Предыдущий пост Поделиться Следующий пост
Эдвард IV - вернуться, чтобы победить
sigrig
mirrinminttu
Итак, старший сын герцога Йорка, Эдвард, граф Марч, отправился в Кале вместе с Ричардом Варвиком и Ричардом Салсбери.



Трагикомична история с молодым герцогом Сомерсетом, который, получив, наконец, из рук королевы Маргарет вожделенную должность капитана Кале, прибыл к крепости вечером того же дня, что и Варвик с компанией. Понятно, что в Кале его не впустили. Он скомпрометировал себя и ланкастерианцев, пытаясь договориться о совместных действиях с французами, причем впустую. А вот к Варвику в Кале стали собираться беглецы из Англии.



В конце 1459 года Сомерсет отправил сэра Ричарда Вудвилла, лорда Риверса, в Англию, чтобы тот получил там подкрепление, достаточное для осады Кале. Варвик прекрасно был в курсе всего происходящего в лагере Сомерсета, поэтому тут же послал Дингема и Венлока в Сандвич, куда они прибыли под видом... балтийских купцов. Лорда Риверса они взяли буквально тепленького, мирно спящего в кровати.
Дополнительным бонусом для этих авантюристов стал сын лорда, прибывший накануне. Мало того, что они привезли в Кале Риверса, они привели с собой все большие суда, находящиеся в Сандвиче! Несомненно, лорд Риверс пережил много неприятных часов, когда Салсбери и Варвик крыли его на все корки, напоминая, что он был простым сквайром, пробившимся в ряды знати только благодаря Генри V, и стал лордом только благодаря несанкционированной женитьбе на Жакетте Люксембургской.

Риверс вытерпел поношения кротко, и правильно сделал: совсем скоро он, не вставший в позу оскорбленного самолюбия, возьмет свой реванш, став тестем короля Англии, того самого Эдварда-графа Марча, который обзывал его собачьим сыном.

В Ирландии у Йорка тоже шли дела неплохо, и пошли еще лучше после того, как Маргарет попыталась натравить «диких ирландцев» на герцога. Он даже выступил с вполне конкретным заявлением, что король Генрих никогда не позволял себе действовать так бесцеремонно, и что всю ответственность несет та личность, у которой в руках Большая Печать королевства.

леди Алис

Жене Салсбери, Алис, удалось бежать из Англии, и она присоединилась к Йорку в Ирландии. В отличие от Сис, она не попалась в руки людям королевы Маргарет, но она была персонально объявлена государственной изменницей, как и ее муж. Скорее всего, леди Анна привезла герцогу Йорку новости о том, что случилось с его семьей после того, как он бежал, оставив их без всякой защиты. Во всяком случае, в бытность герцога в Ирландии с ним случилось что-то, что очень сильно изменило этого обычно достаточно осторожного и дипломатичного человека. Поскольку лично у него было все более, чем в порядке, версия о целеустремленной мести выглядит вполне правдоподобно.

Справедливости ради стоит заметить, что для леди Сесилии ситуация не изменилась бы к лучшему, если бы герцог дал себя убить под стенами Ладлоу.

Бессмысленность страданий за идею прекрасно понимали и те лорды-йоркисты, которые остались в Англии. В Ковентри присягу верности королю Генри (вернее, королеве Маргарет) принесли и Стаффорд, и Мовбрей, и виконт Бурше, и Эдвард Невилл (лорд Абергаванни) – все родственники беглого Ричарда Йорка. Другие йоркисты даже приняли участие в разделе добычи, отобранной короной у «изменников» - тот же Уильям Герберт из Реглана.

Шесть пэров попали у королевы в немилость, выразившуюся в конфискации владений: герцог Йорк, его сыновья Эдвард (граф Марч) и Эдмунд (граф Рутленд), графы Салсбери и Варвик, а также лорд Клинтон. Владения последнего, впрочем, вряд ли корону обогатили, потому что лорд Клинтон был известен, как самый бедный из английских баронов. Понятное дело, все эти сэры были достаточно далеко от Лондона, чтобы их шкуры не пострадали.

Хуже обстояло дело с теми, кто был под рукой. Не наказать их за проявленные про-йоркистские симпатии было нельзя, но и казнить такое количество дворян было невозможно. В измене были обвинены оба лорда Стэнли, которым королева не простила уклонизма от участия в конкретных действиях, Грей из Повиса, Вальтер Деверос и в компанию попала Сесили, герцогиня Йоркская, со своими младшими детьми. Этих помиловал сам король. Или королева, кто знает. Плюс, в списках были еще около 20 человек из джентри и рыцарства, которые тоже были вне пределов досягаемости.

Йорк и Сомерсет

Традиционно считается, что сферой влияния йоркистов были юг и восток королевства, а ланкастерианцев – север и запад. В реале картина, разумеется, была менее стройной. Во многих областях Кента и на юге (в том числе, в Лондоне) йоркисты пользовались сильной поддержкой не столько благодаря Ричарду Йорку, сколько графу Варвику. Вообще сильно сомнительно, что движение йоркистов стало бы чем-то более значительным, чем обычная феодальная разборка, если бы Варвик не примкнул к герцогу. Мало того, что граф был богат, талантлив и успешен, он был еще и невероятно популярен среди населения. Он был щедр, харизматичен, и очень по-английски патриотичен - топил ганзейцев и французов, где видел.



Но в целом, ланкастерианцы были сами себе злейшими врагами. Получилось так, что в те краткие моменты, когда у власти находились йоркисты, правительство действительно что-то делало в плане улучшения управления страной, истребления коррупции и беззакония. Правительство же короля и пальцем не шевельнуло в эту сторону, хотя проблемы были известны еще со времен восстания Кэда.

Более того, ситуация в стране стала выглядеть угрожающей с точки зрения широких кругов землевладельцев. Распри между лордами и королями, заканчивающиеся казнями и конфискацией, не были уникальным явлением в Англии. Но обычно короли, казнив бунтовщиков, спешили утвердить временно конфискованное имущество за наследниками казненных – сын за отца не в ответе. Парламент же Ковентри посягнул на святое, включив в списки изменников не только конкретно бунтующих лордов, но и членов их семейств, включая малолетних детей.

И, конечно, у правительства короля Генри VI не было «чемпионов», личностей мало-мальски популярных в народе. А вот у йоркистов они были. Даже если не принимать во внимание тот очевидный по сегодняшний день факт, что правящая партия всегда не популярна, чем могли ответить ланкастерианцы на памфлет, прославляющий лидеров йоркистов, который кто-то приколол прямо на ворота Кентербери:

”Richard duk of York, job thy servant insigne…
Edward, earl of March, whose fame earth shall spread,
Richard earl of Salisbury named prudence,
With that noble knight and flower of manhood
Richard, earl of Warwick shield of our defence,
Also little Fauconberg, a knight of greate reverence…”

А уж чтобы ланкастерианцам совсем не было скучно, за партию Йорка встал горой папский легат Франческо Коппини, которого папа, вообще-то, посылал в Англию для того, чтобы тот как-то получил от Англии поддержку для планируемого Пием II крестового похода. Как справедливо указывает историк Чарльз Росс, убийственное мнение папы относительно короля Генри («мужчина более робкий, чем любая женщина, абсолютно лишенный силы духа и энергии, полностью отдавший бразды правления в руки жены») полностью базируется на информации, которую Пий II получил от своего легата.

Можно усомниться в том, насколько такое описание Генри VI соответствовало действительности, особенно в пассаже о робости, но факт остается фактом. У королевской партии не было никого, кто мог бы вызвать не то, чтобы восхищение, но хотя бы симпатию населения королевства.

К началу лета 1460 года йоркисты были готовы вернуться в Англию. Вернуться, чтобы победить
Метки:

  • 1
Чем больше читаю о войне Роз, тем больше сочувствую королю Генриху

  • 1
?

Log in

No account? Create an account