?

Log in

No account? Create an account
Предыдущий пост Поделиться Следующий пост
О ланкастерианском праве на трон
sigrig
mirrinminttu
Поскольку предыдущий пост про брак Ричарда и Анны был сильно с уклоном в сторону генеалогии, продолжу в том же роде и дальше. Речь пойдет о «наболевшем», о ланкастерианском праве на трон.

коронация Генри IV

Обычно рассуждения по этому поводу принято начинать в духе «всё началось с Джона Гонта» - ведь первым королем ланкастерской династии был именно его сын, Генри IV. Только вот ведь в чем странность, сам Генри Болингброк в своем обращении к парламенту, говоря о своем праве на трон, помянул, что это право досталось ему… от Генри III. Почему, во имя всех святых, законный внук законного короля Эдварда III решил побеспокоить тень аж сына короля Джона?

Обратил на эту странность внимание цепкий к деталям профессор Эшдаун-Хилл. Для начала, ему запала в память прочитанная когда-то фраза из письма имперского дипломата Юстаса, адресованного императору Священной Римской Империи Чарльзу (Карлу) V. Письмо было написано в 1533 году, и касалось скандала с недавно проведенной бастардизацией принцессы Мэри. Шапуи описывает, как плохо это решение было принято в Англии, и утверждает, что многие в эти дни хотели бы видеть имперский флот у британских берегов, тем более, что у императора больше прав на английский престол, чем у занимающего этого престол потомка линии бастардов.

Надо сказать, что Тюдоры в свое время никогда не подчеркивали того, что они – Тюдоры. Во всех документах родство выводится от линии Бьюфортов. Да и сам граф Ричмонд требовал у парламента трона по праву завоевателя в первую очередь, и праву крови только во вторую.

Тем не менее, мы действительно привыкли видеть в генеалогических таблицах только очевидное, забывая, что зачастую они показывают только выборочную правду, и полная картина может перевернуть все представления о положении вещей. Эта мысль пришла в голову профессору, когда он рассматривал генеалогические древо Ланкастеров и Йорков, начинающееся с Эдварда III.



Профессор полез в Dictionary of National Biography, чтобы проверить, что именно сказал будущий Генри IV парламенту.

DNB сказал следующее: «Ланкастер присутствовал, и трон стоял пустым. Отказ Ричарда был рассмотрен и принят, и за его декоронацию проголосовано. Герцог затем прочел на английском декларацию, требуя себе корону на основании того, что он происходит по правильной линии от короля Генри III». И дальше: «Затем поднялся вышеупомянутый герцог Ланкашира и Херефорда… и зачитал билль о том, что он происходит от линии короля Гарри, сына короля Джона, и является мужским наследником их крови, и поэтому он требует корону, с чем присутствующие лорды и палата общин согласились».



Те, кто читал работы профессора, знают, что он просто не мог не вцепиться в слово «правильная линия». Потому что, насколько известно, у Генри III неправильной линии и не было. Кстати, сам профессор признает, что перемкнуло у него в мозгах тогда, когда он читал обычную беллетристику, книгу Бренды Ханимен «Король Гарри» от 1971 года. Такие интуитивности случаются с людьми, имеющими солидные знания по предмету, но дело историка – доказать, что его озарение имеет право на жизнь.

Исследования привели его к записям хрониста Адама из Аска, который лично знал и короля Ричарда II, и короля Генри IV. То есть, он лично слышал дебаты о том, кто должен был сменить Ричарда II на троне. Потому что сменить своего короля лордам очень хотелось в любом случае, уж больно он преуспел в своем стремлении взять их за загривок крепко, и больше не отпускать.

Так вот, была в тех прениях одна странность, касаемая детей короля Генри III. Почему-то кто-то утверждал, что старшим сыном Генри был Эдмунд, которого, тем не менее, обошли в пользу Эдварда (I), потому что Эдмунд был слаб умом и вообще в короли не годился.

Это, разумеется, было чепухой. То ли кто-то целенаправленно мутил воду, то ли кто-то выпил за прениями лишнего и спутал Эдварда с Эдмундом. Потому что Эдвард родился в 1239 году, а Эдмунд – в 1245. Более того, между ними уместились еще и две сестры. Не говоря о том, что Эдмунд был сделан римским папой королем Сицилии и Апулии, был графом Ланкашира и Лестера, воевал всю жизнь, и никаких признаков ни физический, ни умственной слабости не проявлял.



К слову говоря, Эдмунд носил кличку «Crouchback», Горбун. Хотя многие предпочитают думать, что прозывали его, все-таки, «Crossback», Крестоносец (Эдмунд участвовал вместе с братом в Девятом Крестовом). Но хочется возразить, что крестоносец прозывался, вообще-то, словом «crusader».

Но вернемся к Генри IV и правильной линии Генри III.

Переврать, кто был старшим сыном короля Гарри – это, конечно, было технической необходимостью. Я могу понять, что Генри Болингброк со своим происхождением от третьего сына короля Эдуарда III выглядел бледновато на фоне того, кого он был должен сменить на престоле. Потому что король Ричард II был сыном старшего сына короля Эдварда. И ведь был еще второй сын, Лайонелл, чья дочь Филиппа хоть и не могла по тем временам стать королевой, могла передать (и передала) свое право на трон мужу или сыну. Мортимерам.

Черный принц, первый сын, и Лайонел, второй выживший сын

Более того, бездетный на тот момент король Ричард II это право признал. Разумеется, он не сомневался, что когда его вторая жена вырастет до брачного возраста, у него будут свои дети, но теоретически предполагаемый преемник был именно из Мортимеров, и именно таковым было положение вещей на момент узурпации трона Генри Болингброком.

Лайонел со второй женой, Иолантой Висконти

Поэтому ему не оставалось ничего другого, как только поискать подтверждение своим притязаниям на трон подальше, из линии постарше. И «сделать» Эдмунда старшим сыном вместо Эдварда. Не поймите его лордов-современников неправильно. Они не были идиотами, не знавшими не такую уж далекую от них историю. Просто им позарез был нужен на троне кто-то, кроме короля Ричарда. Кто-то, обладающий авторитетом, поддержкой лордов, и здравым смыслом. Кто-то, способный навести порядок и покой в королевстве. Этим человеком был Генри Болингброк, у которого, к тому же, была куча сыновей, готовых наследников.

Никто в тот момент не мог и предполагать, что из всей блестящей плеяды узурпаторов-ланкастерианцев нации довольно скоро достанется только слабый, но непоколебимо упрямый Генрих VI, который ввергнет страну в катастрофу затяжной гражданской войны. Поэтому то, что Генри Болингброк заявил свое право тоже по материнской линии, от Бланки Ланкастерской, дочери Эдмунда, объявив узурпаторами всех трех Эдвардов и Ричарда II, ни у кого не вызвало предчувствия беды. Дело было в 1399 году.

вот как выглядело ланкастерианское право на трон в своем естественном развитии

Кто мог знать, что в октябре 1460 года Ричард Йорк вытряхнет перед парламентом неоспоримые генеалогические таблицы о том, что «благородный и уважаемый принц Генри III, король Англии, имел законным перворожденным сыном Эдварда, рожденного в Вестминстере 15 числа месяца июля 1239 года от рождения Господнего». И не забудет про Эдмунда, «второго сына, рожденного в 1245 году от рождения Господнего». И потребует себе признания законным наследником престола после смерти помазанного короля, как ведущий линию от второго сына короля Эдварда III. И будет признан наследником, в обход сына Генриха VI, чье право занимать престол теперь выглядело более, чем хило, особенно на фоне его неуспехов в управлении.

пример стройной выборочности, которая сама по себе не лжет, но скрывает огромный кусок информации, что искажает результат

Собственно, я подозреваю, что Йорк был готов потребовать декоронации правящего короля, прецеденты-то были. Но Варвик ему этого не позволил – к добру или худу. Скорее к добру, потому что на тот момент лорды еще не дозрели до радикальных перемен.

Возвращаясь к Тюдорам, напомню еще раз, что Генри VII никогда не напирал на свое ланкастерианское право на трон, потому что оно было более, чем хлипким, и он это знал не хуже, чем другие. Профессор Эшдаун-Хилл также подчеркивает, что Генри Тюдор также не был «последним» в ланкастерианской линии, как это почти дежурным порядком упоминается везде и всюду. Потому что наследников хватало, только не в Англии.



Вот и нашлось объяснение, отчего посол сэр Юстас считал своего короля более в праве занимать престол английских королей, чем Генриха VIII. Что еще подметил профессор, так это иронию судьбы, по которой у Катарины Арагонской было больше прав на этот пресловутый престол, чем у ее мятущегося мужа.

  • 1
Есть мнение, что Иоланта Висконти изображена вместе со своим братом Джан Галеаццо. По крайней мере есть значительное сходство между этим и более поздним его портретами.

А есть мнение - что с супругом. Не знаю, которое правильное.

Очень интересно! Прям как детектив читаешь :)))

История - это зачастую и есть детектив)) Только в нем известен конец, поэтому надо догадаться, как к такому финалу придти!

  • 1