Предыдущий пост Поделиться Следующий пост
Пушки Босуорта
sigrig
mirrinminttu
В фильмах о Средневековье артиллерию показыют редко. По какой-то причине, хотя ее вовсю в любой битве применяли.



Из какой-то энциклопедии:

"В качестве одного из наиболее ранних примеров применения орудий в Европе приводят битву под Кьоджей (1381) в Италии. Однако известен сенатский декрет Венеции 1324 года, в котором правительство поручает гонфалоньеру и двенадцати доверенным лицам заготовить «cannoni», т. е. пушки, и «eiserne» (железные) ядра для защиты города.

Из свидетельств источников следует, что с развитием техники и военного искусства огнестрельное оружие становилось все легче, подвижней, удобнее, пока его передвижение и обслуживание не было возложено на одного стрелка. Этот путь, когда открытие пороха окончательно пробило себе дорогу, был проделан за сравнительно короткий срок.

Первые упоминания об употреблении пороха — татарами под предводительством Бату-хана под Легницей против поляков и силезцев — относятся к 1241 году, но уже около 1320 года каждый крупный город имел орудия, а с 1350 года изготавливал их сам. Примерно в 1360 году встречаются ручные ружья «длиною в одну пядь», а в 1380 году — отлитые из бронзы стволы. Первые орудия были из железа, кованные на оправке, и состояли из нескольких слоев. Внутренний слой делали из довольно толстой железной пластины, которую сгибали вокруг оправки, сваривали и проковывали в трубу. Поверх него обычно укладывали слой продольных шин, которые схватывались несколькими натянутыми в раскаленном состоянии кольцами.

До сих пор неизвестно, служили ли первые орудия для прямого выстрела. Наиболее вероятно, что вначале они были устроены лишь для метания, т. е. стрельбы по навесной траектории. Снарядами сначала служили большие необработанные камни, позже, около середины XIV века, шаровидно обтесанные камни, а для орудий меньших калибров стали использовать железные ядра, которые, конечно, не отливали, а ковали. С этого времени начинается, хотя поначалу и бессистемное, определение калибра (нем. Kaliber) — внутреннего размера ствола в свету.

Первые известия о применении огнестрельного оружия попали в Европу с Востока, однако фактически оно проникло на континент через Испанию, где уже в развитой форме его употребляли мавры. Медленно оно распространялось по Франции и Англии, где традиции рыцарства были еще слишком живучи, и гораздо быстрее по Италии, жители которой, активно занимавшиеся торговлей, были более предрасположены к восприятию полезного.

Около 1360 года крупным орудиям стали давать личные имена. До тех пор они имели различные произвольно выбранные названия типа «огненные машины» и т. п. В счетах из Валансьена от 1363 года городские орудия называются «Bombardes de la ville». Несомненно, это название происходит из Италии и восходит к греческому слову «bombos», что означает «гуделка». Название бомбарда (нем. Bombarde) орудия сохранили во Франции, Испании, Италии и Нидерландах до конца XV века; лишь в Германии со старых времен принято название Büchse, в различных вариантах сохранявшееся до XVII века, по крайней мере, как общее понятие. Мелкие бомбарды появляются во Франции под названием «bombardelles», но уже около 1300 года как «canons» (в переводе с греческого — трубка). Первоначально это слово относилось ко всем малым калибрам вплоть до ручного огнестрельного оружия. Для тяжелого метательного орудия в конце XV века возникает название mortier (мортира).

Бомбарда, или пумхарт (pumhart), как она сначала называлась в немецких землях, на первых порах не имела никакого лафета. Ее просто укладывали на тяжелые брусья, по возможности направляли в сторону цели и после длительного заряжания производили выстрел. При этом выявился большой недостаток — отдача орудия, которая в большинстве случаев сбрасывала ствол с брусьев. Пробовали вкапывать в землю позади ствола мощные балки — рикошетники, но это помогало бороться с отдачей лишь в малой мере, поскольку, как сообщает нюрнбергская хроника, такое устройство приходилось восстанавливать каждые три-четыре дня. Некоторые оружейники стремились «утопить» ствол как можно глубже в землю. При осаде орудие укрывали от глаз врага дощатым щитом, который поднимался перед выстрелом.

Лишь в начале XV века ствол стали укладывать на выдолбленную балку (ложе), которая имела сзади наклоненный вниз хвостовик, чтобы отдачу направить также вниз. Ложе устанавливалось на низких, напоминающих скамью козлах. Это был первый шаг к классическому лафету (нем. Lafette), который своим задним концом (хвостом) покоился на земле. В XVII веке стволы располагались еще очень низко, и передки имели при малом лафетном угле большую длину. По конструкции различают лафеты из боковин (нем. Wandlafette) и колодообразные (нем. Blocklafette). Первые представляли собой две параллельные станины, соединенные друг с другом ригелями, вторые — клинообразный, сужающийся назад деревянный сухарь. Лафет из боковин возник из колодообразного; он применялся Мартином Мерцем около 1490 года и был распространен в Германии, в то время как во Франции и в Италии применяли преимущественно колодообразный лафет.

Как уже упоминалось, в первой половине XIV века орудийные стволы стали отливать из бронзы. В 1346 году оловянщик Петер Бригге изготовил в Турции маленькое бронзовое орудие под двухфунтовые свинцовые ядра, а в 1370 (1372?) году Петер Аарау отлил в Аугсбурге уже двадцать бронзовых орудийных стволов. В Венеции их отливку ввел в 1376 году немецкий мастер. Тамошняя литейная мастерская долгое время была единственной в Италии.

Метание града камней вскоре оказалось недостаточным средством нападения. Пытались делать бомбарды меньшего размера, чтобы метать меньше камней, но с большей точностью. Так возникла гаубица (нем. Haufnitze)— легкое орудие, которое успешно применялось еще в бургундских войнах (1474—1477).

Но желаемая точность стрельбы была достигнута тогда, когда калибр каменных или железных ядер стали точно подгонять под размер стволов, чтобы между ними имелся лишь небольшой зазор. Одновременно пытались удлинить стволы, считая, что при этом увеличится дальнобойность.

Таким образом появляется новый вид орудий — кулеврины (ит. coulevrine от фр. couleuvre — уж). В Германии такие орудия известны под названием шланга (нем. Schlange — змея), в Италии серпантины (ит. serpentina), в Испании — кулебрины (ит. culebrina). Появилось оно примерно в 1400 году. Из мелких орудий этого типа стреляли свинцовыми ядрами. Если бомбарды были тяжелыми орудиями, то кулеврины различных размеров составляли легкую полевую артиллерию. С их введением приобрел значение выстрел прямой наводкой. Орудия этого типа нашли очень полезными, и вскоре стали изготавливать даже кулеврины таких малых размеров, что их мог носить и обслуживать один человек.

Для разрушения укреплений даже бомбарды главного калибра оказались слишком слабы. Прицельная стрельба на более или менее приличное расстояние из них была почти невозможна. Бороться с этим недостатком стали путем увеличения силы заряда, чтобы придать снаряду большую начальную скорость, а также веса ядра для более эффективного разрушительного воздействия. В результате появилась мортира (нем. Мörser) с большой дальностью полета ядра, чего добились с помощью специально прикованной каморы (нем. Kammer). Старейший и крупнейший экземпляр этого орудия — «большой камнемет из Штайра».

Таким образом, уже около 1450 года появились основанные непосредственно на практике элементы будущей упорядоченной системы орудий. Окончательно эта система сложилась лишь к началу XVI века одновременно в Германии и Италии.

Своеобразен возникший в XVI веке обычай присваивать орудиям собственные имена. Впервые он стал проявляться в XV веке в Германии и объясняется склонностью воинов персонифицировать оружие и воспринимать его как живое существо. Часто эти имена были нецензурными. Данный обычай исчез в Германии лишь к 1710 году.

Во Франции имена орудиям присваивали не всегда. При Людовике XII встречается повсеместно только «Дикобраз» (символ короля), а при Франциске I «Саламандра». Более поздняя французская артиллерия имела в своем составе такие орудия, как «Непобедимое», «Чудовище», «Орел», «Дракон» и т. п., но названия в данном случае играли не столько аллегорическую, сколь практическую роль. В Италии начиная с XIV века встречаются мифологические имена орудий. Этот обычай связан со стремлением все стилизовать в духе времени, следуя нормам античного искусства.

Порох первоначально изготавливали в виде порошка, путем смешивания растертых веществ. Лишь в середине XV века его начали зернить, а также, судя по документальным сообщениям, разделять на пушечный и ружейный порох. Выстрел осуществлялся первоначально с помощью раскаленного уголька, который клали на чашеобразную планку запального отверстия. Позже планку заполняли порохом и воспламеняли его раскаленным с одного конца железным прутом. Лишь в конце XIV века для этой цели стали применять трут, а также труху различных пород дерева, например бука. Название «трут» сохранялось применительно к веревочному фитилю вплоть до XVI века. Примерно в 1420 году был изобретен фитиль (фр. mèche) из пеньковой веревки толщиной с палец, пропитанной селитрой, что придавало ей способность тлеть после поджигания.

Мортиры первоначально имели большие размеры и были рассчитаны на метание крупных камней. В XV веке они становятся значительно меньше. Камора, поначалу слишком малая для приема порохового заряда, постепенно приобрела лучшее соотношение с дульной частью. Мортирой пользовались для метания каменных ядер, а также ядер из глины, которые заполняли зажигательной или взрывчатой смесью и опутывали сеткой из железной проволоки. Для метания пиротехнических средств (ракет) в начале XVI века пользовались малыми мортирами со звездчатым сечением канала ствола для доступа воздуха к зажженному в дуле воспламеняющему веществу.

В нидерландской войне XVI века впервые появляются малые мортиры для 7-фунтовых полых ядер, прекрасно зарекомендовавшие себя в траншеях благодаря своей мобильности. Позднее они стали известны под названием кухернская мортира (Coehornscher Mörser по имени нидерландского генерала, с 1688 года часто ее применявшего).

Начиная с XIV века появляются сведения о применении кожаных орудий (нем. ledeme Geschütze). Предположительно это новшество основывалось на эластичности и малом весе материала. Маленькая кожаная мортира в арсенале Венеции использовалась якобы в 1379 и 1380 годах под Кьоджей в войсках Витторио Пизани и Карло Дзено. Маленькая кожаная пушка XVI века с гербом Медичи хранится в венском собрании Модена. Известно, что взбунтовавшиеся зальцбуржцы в 1525 году осаждали своего суверена, архиепископа Маттеуса Ланга в его замке с применением пушек, изготовленных из толстой кожи. В шведской армии кожаные пушки были введены в 1626 году английским баронетом Робертом Скотом, который поступил с 200 воинами на службу к Густаву-Адольфу (1594—1632). Однако эти пушки сняли с вооружения в 1631 году, поскольку они плохо оправдали себя в битве под Лейпцигом. Последняя кожаная пушка находится в Венском императорском военном музее. Она поступила туда в 1702 году как подарок города Аугсбурга австрийскому государю Иосифу I (1678—1711) и по сути является лишь демонстрационной моделью.

Следует упомянуть и еще одну артиллерийскую «адскую машину» — петарду (Petarde). Она изобретена в XVI веке в Нидерландах для подрыва крепостных ворот, частоколов и других преград. Петарда состоит из отлитого металлического котла, который своим отверстием навинчен на квадратный брус — мадрильную доску (нем. Madrillbrett). Воспламеняющее устройство находится на дне котла. Перед употреблением петарду заряжали специально замешанным «крутым» порохом. С двумя помощниками, которые несли котел, петардист приближался к взрываемым воротам и прибивал или привинчивал крюк к одной из створок. На него вешали петарду за кольцо на мадрильной доске и немедленно поджигали. Петарду использовали в 1579 году гугеноты под Сент-Эмилионом, но особенно успешно — при взятии Рааба (Дьёра) в 1598 году."

Ну вот. Собственно, данные пушки все были на лафетах. Естественно, новодел, но новодел созданный максимально близко по инструкциям периода. Старинными методами, разумеется. Все пушки имели имена, но я проворонила рассмотреть их в покое. А потом, когда их вытянули на поле, к ним уже нельзя было подойти.



Как ни удивительно, большинство пушкарей-реконструкторов - женщины. Естественно, в 1485 году это вряд ли было так. Стреляют пушки страшно громко, и дыма производят впечатляющее количество. Разумеется, ядра по товарищам никто не мечет. Не берусь сказать, был бы звук выстрела громче или слабее, если стреляли бы по-настоящему.



вот, Дженнифер я рассмотрела.



Работа пушкаря была быстрой. После первого залпа, когда противник еще находился в смятении, пушкари с бешеной скоростью чистили стволы, заряжали, и по команде поджигали фитили, после чего укрывались за щитами. И от стрел противника, и из-за постоянно существующей опасности, что ствол пушки может разорвать. Кстати, до сих пор может.

Особенно эфектна была "батарея" на крепком, черном лафете - три ствола, из которых выстрелы невероятно напоминали залпы "катюш", благодаря разной длине запалов. Понятно, что заряды были в таких многостволках небольшие, да и эффект, скорее, психологических. Потому что от трех стволов нормального размера понятно какая отдача бы была.



На соревнованиях лучников и пушкарей было установлено, что хороший лучник может сделать 17 выстрелов в минуту (среднее около 12), и хорошая команда пушкарей - сделать 8 выстрелов (среднее около пяти).

Метки:

  • 1
Спасибо) Очень интересный рассказ.

  • 1
?

Log in

No account? Create an account