Предыдущий пост Поделиться Следующий пост
Томас Кромвель - эпилог
sigrig
mirrinminttu
возможно, изображение Кромвеля

Кромвель умер, но машина пропаганды, им запущенная, продолжала работать. Машина антипропаганды, впрочем, тоже. Лондон был наводнен памфлетами. Помимо того, что была распечатана последняя речь сэра Томаса, появилась длиннейшая, на 16 куплетов, баллада, начинавшаяся так:

Both man and child is glad to tell
Of that false traitor Thomas Cromwell
Now that he is set to learn to spell
Sing troll on away

Не очень складно, но очень верноподданнически. Впрочем, тут же появились и памфлеты в защиту Кромвеля, в которых, тем не менее, всячески обходилась критика короля, что в данных условиях было нелегко. Поэтому получалось, что получалось:

Although Lord Cromwell a traitor was
Yet dare I say the King of his grace
Has forgiven him that great trespass
To rail on dead men, thou art to blame
Troll now into the way again for shame

В общем, Кромвель действительно был личностью многогранной, деятельность его можно было рассматривать по-разному (смотря с какой стороны смотрели), но никто не мог отрицать, что под конец он зарвался. И сам Кромвель этого не отрицал, потому что его состояние к моменту смерти было третьим по величине после самого короля и герцога Норфолка.

Естественно, вся собственность казненных по статье государственной измены конфисковалась казной, но Кромвель ведь всегда знал, чем кончится его карьера и обеспечил всех близких давным-давно. Тем не менее, король счел необходимым сделать сына сэра Томаса бароном Кромвелем 18 декабря 1540 года, вернуть ему некоторые конфискованные у его отца земли, и подарить энное количество недвижимости. Впрочем, вполне возможно, что к концу 1540 году король уже затосковал по своему незаменимому помощнику. Ведь ни Норфолк, ни Гардинер не могли служить ему так, как служил Кромвель.

Сэр Ричард Кромвель, племянник, сменивший имя с Вильямса на Кромвеля в 1531 году, продолжал себе служить в личных покоях короля. Это он был предком Оливера Кромвеля.

Если не известно, тосковал ли король по Кромвелю в конце 1540 года, то в 1541 году он даже уже не тосковал, он рыдал, топал ногами и орал на свое окружение.

Да, генератором идей всегда был сам Гарри, но практически их выполнял именно Кромвель, и в процессе выполнения они зачастую приобретали более осмысленную форму. Теперь вся эта невероятная административная ноша свалилась на короля.
Нужно ли напоминать о том, что его величество никогда не имел достаточно терпения для того, чтобы вникать в детали своих великих прожектов?

Он нашел выход, заставив свой совет работать самостоятельно и расширив функции и полномочия парламента, что засчитывается, несомненно, в его заслуги. Но первый блин всегда получается несколько комом, и последние годы правления короля были отмечены рядом неудачных решений. Одна денежная реформа чего стоила. Кромвель провел бы ее грамотнее, если бы такую реформу даже понадобилось проводить в принципе.

«Своими фальшивыми обвинениями вы заставили меня казнить самого верного слугу, какой у меня когда-либо был!», - кричал король. И он был прав. И это – лучшая эпитафия Кромвелю.

Из его гонителей, Норфолк спасется чудом, просто благодаря смерти короля. Впрочем, он проведет долгие годы в Тауэре, пока его не освободит Мэри Тюдор. Граф Сюррей будет казнен. Гардинер тоже просидит в Тауэре все царствование Эдварда. Ричард Рич будет долго процветать, но в 1567 году и он был призван к ответу за многочисленные подлости, которыми был отмечен его путь – но ему снова повезет, и он успеет умереть в собственной постели.

Король Гарри переживет своего лучшего министра на неполных 7 лет, и это будут годы, наполненные физическими страданиями и наступающим со всех сторон одиночеством. Последние полгода от его имени будут править субъекты, которых в лучшие дни он не пустил бы на порог своих покоев.

Катрин Говард, которая стала супругой короля в день смерти Кромвеля, потеряет свою голову через два года.

Больше всех из компании, упомянутой в этих историях, повезло Анне Клевской. Она, дружелюбная душа, спокойно пережила все политические пертурбации конца царствования своего бывшего супруга, суровое и безрадостное царствование его сына, и умерла в 1557 году, как раз вовремя, чтобы не стать свидетельницей смерти еще одного близкого человека – своей хорошей приятельницы Мэри Тюдор. Анна Клевская – единственная из жен короля Генри, кто похоронен в Вестминстере. В этом есть какая-та ирония жизни, не находите?



Не менее иронично то, что в Англии, полной памятников и статуй, не нашлось ни одной статуи Кромвеля. Его единственный официальный монумент есть только... на стене Реформации в Женеве. Памятник человеку, который умер добрым католиком.


?

Log in

No account? Create an account