Предыдущий пост Поделиться Следующий пост
Томас Кромвель - 15
sigrig
mirrinminttu
Что ж, поскольку мадам де Лонгвилль отдали в Шотландию, Генри обратил внимание на следующую кандидатку – Кристину Датскую, вернее, вдовую герцогиню Миланскую. Обратил, по большей части, потому, что Кристина любила проводить время на тот же манер, как он сам: карты и охота.



Взять себе жену из Габсбургов … Что ж, император Чарльз, во всяком случае, нашел эту идею привлекательной, и послал в Лондон дона Мендозу для переговоров. Со своей стороны, Хаттон наблюдал за Кристиной во Фландрии, и находил, что той вовсе не неприятен интерес, который к ней проявляют. Впрочем, Хаттон абсолютно не был способен отнестись к этой предполагаемой невесте критически, он Кристину обожал. Даже то, что та шепелявила, он находил обворожительным.

Поскольку король был заинтересован, заинтересовался Кристиной и Кромвель. Он послал в Брюссель Томаса Ризли, и тот, вернувшись, сообщил, что Кристина по-женски миловидна, хорошо сложена, и имеет хороший цвет лица, хотя ее кожа несколько более смугла, чем было бы желательно по канонам совершенства того времени. Ризли также счел Кристину женщиной разумной, что было особенно приятно, учитывая ее молодые годы. На прямой вопрос о том, как она относится к перспективе брака с королем Англии, молодая женщина только слегка улыбнулась: «Вы же знаете, что я полностью подчиняюсь императору». Ризли, разумеется, рассыпался в похвалах своему суверену, утверждая, что Генри благонравен, нежен, мудр, опытен, и вообще является сосредоточием всех мыслимых добродетелей. «Она улыбнулась, - докладывал Ризли, - и рассмеялась бы, если бы серьезность момента не требовала бы от нее сдержанности».

Гарри заказ портрет Кристины, и ему понравилось то, что он увидел. Проблема, тем не менее, была в том, что Кристина, племянница императора Чарльза, приходилась родней тетке императора – покойной Катарине Арагонской. Более того, по головоломным правилам закона, ее родство с Гарри было двойным, поскольку жена Гарри сначала была женой его брата. На практике такая запрещенная в браке степень родства обходилась просто, при помощи папской диспенсации. Но Гарри не мог попросить подобного разрешения у папы, потому что Англия не признавала власти Ватикана. А ситуация, в которой брак разрешил бы для себя сам жених, как глава английской церкви, была совершенно невозможна для католиков-Габсбургов.

Воспользовавшись заминкой, в историю снова вступили французы. Ведь у Марии де Гиз были сестры, целых две: Луиза и Рене, причем о Рене ходили слухи, что она – девственница, хотя и состоит при дворе. Такая вот белая ворона (она и ушла потом в монастырь, кстати). К услугам английского короля были и Мария де Вандом и Анна Лотарингская. Мария, правда, собиралась в монастырь, но король Франциск знал, что если он договорится со своим другом Гарри, Мария отправится не в монастырь, а в постель английского короля.

Анна Лотарингская

Что ж, снова на континент помчались художники. Луизу нашли в Гавре, и сделали с нее два наброска, хотя бедняжку трясло в лихорадке. В августе художники поехали в Жонвилль, чтобы нарисовать Рене, но разминулись с ней, и Гольбейн поехал в Нанси, рисовать Анну Лотарингскую. Французы предоставили портреты Марии Вандомской и снова Луизы де Гиз. Теперь Гарри мог спокойно рассматривать кандидаток и сравнить, кто из них краше. Кромвель, который вошел во вкус высокой политики, пытался рассуждать о преимуществах французского или имперского союзов, но король слушал рассеянно. Его больше занимало, насколько художники приврали в портретах. Хотя…

Дело в том, что идея Гарри, которую он весело передал французскому королю, могла быть либо сформулирована с пьяных глаз, либо имела целью вызвать именно ту реакцию, которую вызвала.

Английский король просто предложил собрать французских невест где-нибудь на границе Франции и Кале. Брат Франциск может увеличить число девиц до семи-восьми, чтоб уж точно было среди кого выбирать.

Брат Франциск был оскорблен. Французские барышни благородных кровей – это не кобылы для продажи, заявил он. «Пардон, - не сдавался Гарри, - но этот проект касается меня слишком близко, и я могу верить только своим глазам». С другой стороны, до него дошли слухи, что брат Франциск слишком подружился с императором, и он, Генри, не намерен жениться, пока не будет уверен в том, что либо один, либо другой, предпочитает дружить именно с ним, а не с другим.

В такой ситуации, Кристине Датской только осталось съязвить, что если бы у нее было две головы, одну из них она могла бы отдать в распоряжение английского короля.

Чарльз и Франциск действительно договорились, и не без помощи папы. Они заключили союз на десять лет. Похоже, Гарри этого ожидал, поэтому и троллил Франциска. Получить только жену? Без дипломатического приданного? Его это не интересовало. На самом деле, он слишком хорошо знал своих партнеров по политическим играм, чтобы даже слегка обеспокоиться. Он знал, конечно, что опасность существует, но она не в открытом противостоянии, а, скорее, в попытках развалить Англию изнутри.

Кромвель же, подобным знанием не обладавший, кинулся организовывать дипломатическое противостояние католическому альянсу с каким-нибудь лютеранским герцогством Германии. С Клевском, например. Звучит, несомненно, довольно беспомощно. Что такое герцогство Клевское по сравнению со Священной Римской Империей или французским королевством? Ничто.

?

Log in

No account? Create an account