mirrinminttu (mirrinminttu) wrote,
mirrinminttu
mirrinminttu

Category:

Джон и Изабель - а как же любовь?

Положение женщины в союзе определяют три вещи: наличие независимых средств, степень близости к супругу, заключающаяся в его верности, и свобода передвижения.



Переходя к тому, какой финансовый статус у Изабель был при дворе ее супруга, короля Джона, необходимо помнить, что королева, как и любая другая женщина, что-то приносила в семью мужа в качестве приданого, и что-то получала от семьи мужа в качестве заранее оговариваемой вдовьей доли. В случае Изабель, ее владения оглашались дважды – в 1200 году, после заключения брака, и в 1204 году, после смерти Алиеноры Аквитанской, когда она получила дополнительные владения. Оба раза Джон не поскупился. Но на практике, это не сделало Изабель богаче. В один день король мог подарить жене город, а на другой отдать этот город в аренду, выплачиваемую в королевскую кассу, а не в шкатулку жены. Таков был порядок вещей. На практике, королева жила и содержала свой двор на выделяемый ей бюджет.

Здесь, как ни странно, в историю вклинивается Беренгария, вдова Ричарда. Дело в том, что Алиенора и не подумала выдать бедной вдовице оговоренную вдовью долю после смерти своего любимчика. Скорее всего, сочтя, что не за что. А после смерти самой Алиеноры, во владение Изабель были отданы некоторые города, которые еще раньше были как бы подарены Беренгарии. В результате всего, расплачиваться за маму и брата с Беренгарией пришлось Джону, который заплатил ей несколько тысяч фунтов в 1215 году. Несомненно, этим деньжищам он нашел бы в тот момент лучшее применение, но ходатаем за Беренгарию выступил сам папа.

Возвращаясь к финансовому положению Изабель, надо сказать, что много мы не знаем. Факт, что она не имела при жизни мужа влияния в графствах, которые она принесла в приданое, и во владениях, которые были ей подарены. Но неизвестно, пользовалась ли она правом Золота Королевы – системой, в которой королева получала одну марку золотом на каждую сотню серебряных марок, получаемых королем в его денежных операциях. Известно, что этим правом пользовались Алиенора Аквитанская, и потом королевы Элеанора Кастильская и Элеанора Прованская. Алиенора Аквитанская еще и торговалась, и продолжала получать свое золото даже после смерти супруга. Хотя легальные-то права на это золото имели ее невестки, сначала Беренгария и потом Изабель.

Алиенора, кстати, выторговала, что Золото Королевы должно быть увеличено до 4 марок, и, теоретически, эти 4 марки должна была получать и Изабель. Известно даже, что эти деньги собирались. Но система учета изменилась с 1207 года, став частью шерифских отчетов, что сделало совершенно невозможным составить какую-то стройную картину того, получала ли Изабель свое золото, а если получала – то в каких суммах.

Таким образом, можно сделать допущение, что финансовое положение Изабель сильно зависело от ее отношений с Джоном. То есть, необходимо немного покопаться в том, что известно о личной жизни короля, хотя и там правду от допущений и предположений отделить вряд ли возможно.

Тем не менее, бедной королевой Изабель отнюдь не была. Только вот ложкой дегтя в этом меде благополучия был факт, что Джон с неменьшей пышностью содержит и другую Изабель – свою бывшую жену, оплачивая ее рыцарей, служанок, стол, кров и наряды, не обделяя и подарками. Чтобы ситуация выглядела совсем уж странно, обе жены короля, бывшая и настоящая, частенько находились рядышком, под одной крышей с Джоном. Правда, эта трогательная дружба наблюдается до 1207 года – ровнехонько до рождения нынешней королевой принца-наследника. В чем там было дело, каждый может делать свои выводы. Лично я вижу необходимость присутствия женщины высокого статуса при дворе, когда королева не может исполнять массу возложенных на нее дел, или королевы нет вообще. Изабель Ангулемская прибыла в Англию, где она не знала никого, неопытной девчонкой. Чему-то ее, конечно, учили, но явно не учили быть королевой. Изабель Глостерская была тем самым правильным человеком, который взял на себы заботу о королеве-девочке.

Мы знаем, что у Джона было несколько бастардов. Как минимум рождение двоих, Оливера и Ричарда ФитцРоев, было скандалом, потому что родила их королю супруга одного из королевских лордов. Джон вообще предпочитал заводить романы именно с женами и дочерьми своих баронов. Возможно, ему нравилось именно так унижать своих ненадежных и высокомерных придворных. Но возможно и то, что он просто отвечал на авансы дам. Почему бы и нет? Все эти скандалы произошли до его женитьбы на Изабель, а формальность его первого брака была всем известна.

В июне 1212 года букет роз был послан какой-то «подруге короля», и есть невнятное упоминание о «Сьюзен, служанке друга короля», но это отнюдь не предполагает, что данные женщины доказывали свою дружбу королю в его кровати. Напротив, факт, что за период в 8 лет пара родила пятерых детей, говорит о том, что супружеская жизнь короля Джона протекала без серьезных потрясений и отвлечений. Ни один скандал не разразился и не поставил королеву в нелепое положение. Если Джон и отвлекался, делал он тихо.

Был еще один период, когда Изабель уже была женой Джона, но еще не подросла до того, чтобы быть женой во всех смыслах – период до где-то 1206 года. Пара дам при дворе королевы снабжались вином и подарками от короля таким манером, каким обычно делались подарки любовницам. На тот же период приходится и забавное письмо жены Хью де Невилла на Рождество 1204 года, что она подарит королю 200 цыплят, если он даст ей возможность провести хоть одну ночь с ее мужем. Это письмо говорит, скорее, о том, что с Джоном можно было шутить, но не о том, что несчастная любовница пыталась купить цыплятами путь в законную супружескую постель, как это мрачно интерпретировалось.

Был ли Джон ревнив по отношению к своей жене? Можно предположить, что Джон выбирал придворных своей жены сам. Трудно сказать, был ли он ревнив, и опасался ли он того, что королева наставит ему рога с кем-то из придворных. Это я к пассажу из книги Мэтью Парижского, который приписывает Джону слова, что он ненавидит свою жену, а она ненавидит его, и что для вразумления гулящей королевы королю пришлось повесить ее любовников вокруг ее кровати. По именам хорошо известны только двое мужчин, служившие при ее дворе – Террик Тевтонец и его брат Валеран, которые были доверенными людьми Джона, выполнявшими для него важные дипломатические миссии в Германии и во Франции.

Так что дело, скорее всего, было не в ревности. Дело было в недоверии к английским лордам. А Тевтонец с его братом оказались верными королеве и после смерти Джона. Они последовали за ней во Францию, где присоединились к крестовому походу. Подтверждением тому, что у Джона были все основания опасаться за жизнь жены, служат два факта. В 1214 году по стране пронесся слух, что королева, находящаяся в Мальборо, изнасилована, а ее второй сын убит. Но это был только слух. А вот убийство первой жены венгерского короля, который потом женился на родственнице Изабель, было реальностью, и случилось оно в 1213 году. Причем, ситуация, в которой находился король Андрей Венгерский, имела некоторое сходства с той, в которой был Джон: оба сильно не ладили с баронами, и у обоих «местные» бароны смертельно завидовали продвижению «пришлых». Только в Венгрии речь шла о немцах, а в Англии – о французах.

Что касаеся свободы передвижения, то передвижения королевы проследить легко. Мальборо в 1200, 1203 и 1207, Тикхилл и Ноттингем в 1201, Вудсток в 1203, Тьюкесбери, Лагершелл и Дорчестер в 1205, Глочестер в 1207, снова Лагершелл в 1210, Нортхемптон, Корф и Старминстер в 1212. Старшего сына она родила в Винчестере, второго – в Девасизе. В 1203 она ездила в Нормандию, затем, вместе с мужем – в Пуату в 1206 и 1214 гг. Путешествия начинают проходить под охраной с октября 1214 года, что, несомненно, объясняется опасным состоянием дел в королевстве.

С родней королева общалась регулярно, как с той ветвью, которая осела в Англии (те самые Кортни, вокруг которых закрутилось столько интриг при Тюдорах), так и с французской ветвью. Ее сводный брат от первого брака матери, Пьер, неоднократно гостил в Англии, и кто знает, было ли дело только в том, что Изабель просто по нему скучала. Во всяком случае, Пьер присоединился к Джону в 1214 году во время экспедиции в Пуату, и потом сражался вместе с Джоном против баронов в Англии. Вернулся он во Францию только в 1217 году. Кстати говоря, Пьера де Жоньи молва записывала в любовники Изабель, но эта «молва» родилась вместе с книгой Мэтью Парижского, который упорно делал Иезавель из Изабели – развратная иностранка, подходящая пара развратному тирану, развалившему королевство своей женитьбой.

Если говорить о странностях в отношениях между супругами, то есть одна, которая бросается в глаза: за все годы брака Джон ни разу не сделал ни одного взноса церкви за здравие своей королевы. За упокой душ братьев и матери – пожалуйста. Все бы ничего, но в те годы подобные взносы были правилом. Как минимум – после рождения детей. Нечто вроде хорошей манеры, принятой в обществе. Лично я считаю, что Джон просто не считал нужным обогащать церковь, но не был при этом атеистом. Делать подарки на молитвы за упокой душ было нужно, потому что считалось, что эти молитвы сокращают срок пребывания в чистилище. В это тогда верили все. Но одаривать церковь за здравие здоровых людей? Это уже предрассудок, и Джон не был суеверен.

Были ли супруги счастливы? Любили ли они друг друга? Говорят, чтобы понять отношение жены к мужу, нужно посмотреть на то, как она относится к своим детям от этого мужчины. Известно, что после смерти Джона Изабель очень хотела вернуться во Францию, и вернулась туда очень быстро, железной рукой установив свою власть в Ангулеме, в котором во время брака она власти не имела. Хотя оставшиеся в Англии ее дети были совсем маленькими и, предположительно, нуждались в материнском присутствии.

Но если присмотреться к тому, как опекунский совет решает о реконструкции покоев королевы в начале 1217 года, то становится понятным один факт: Изабель не была какой-либо значительно или влиятельной фигурой в жизни королевства, как ее свекровь Алиенора Аквитанская или, в будущем, ее невестка Элеанора Прованская. Все, что ее ожидало в Англии – это скромная роль почти приживалки. А ведь ей еще не было и 30 лет. Мало того, что она оказалась бы там в роли вдовствующей королевы, которой при каждом повороте пришлось бы испрашивать разрешения у королевского совета при персоне ее сына, она еще не имела и собственных средств! Изабель никогда не получила тех земель и доходов, которые были обозначены ее вдовьей долей в брачном договоре.

В принципе, современные историки склонны оценивать брак короля Джона и Изабель Ангулемской, как исправленную версию брака короля Ричарда и Беренгарией. С той поправкой, что Изабель была настоящей женой своему мужу, а не формальной. Обе королевы не имели власти. Обе не выдержали сравнения со стандартами, заданными своим сыновьям Алиенорой Аквитанской. Обе остались чужими для англичан, не обретя среди родных и приближенных мужей ни одного друга
Tags: john i lackland
Subscribe

  • Императрица Матильда - последний триумф

    Аббатство Бек Пока герцог Генри был в Англии, императрице Матильде в Нормандии приходилось не слишком легко. Луи VII был более чем недоволен…

  • Король Стефан - конец короля

    Вестминстерскую хартию 1153 года засвидетельствовали 37 человек: архиепископ Теобальд, все епископы южных провинций в числе тринадцати человек,…

  • Король Стефан - конец династии

    Если попытаться проследить, чем занимался герцог Генри с января по июль 1153 года, то никаких громних военных действий там не найдется. Поначалу, он…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments