?

Log in

No account? Create an account
Предыдущий пост Поделиться Следующий пост
Про принцессу Марию Елизавету и охоту на ведьм
sigrig
mirrinminttu
Из детей короля Карла удачными были старшая, Катарина, про которую говорили, что она унаследовала человечность матери и силу духа отца, знаменитый Густав Адольф, «Северный лев», и, очевидно, Карл Филипп, который, впрочем, умер в возрасте 21 года при осаде Нарвы (от болезни, не от пули). Но я хочу намного рассказать о третьем ребенке короля Карла, о принцессе Мари Елизавете, которая не была ни удачной, ни восхитительной. Говоря прямо, принцесса выросла чудовищем.



Родилась она в 1596 году, и росла девочкой необычайно умной (ведя уже в 10 лет переписку на латыни), но больной. В чем заключалась ее болезнь – неизвестно, ее описываю, как «конвульсии». Во всяком случае, родители ее баловали, как могли, исполняя каждый каприз дочки, так что вполне вероятно, что у принцессы была эпилепсия.

В 1610 году ее обручили с младшим сыном короля Йохана от Гуниллы Билке. Карл был привязан к этому племяннику, и привязанность, очевидно, была взаимной, потому что молодой герцог решительно отказался от своих прав на трон, но Карл был слишком подвержен маниакальной подозрительности, чтобы не привязать племянника к семье покрепче.

После свадьбы в 1612 году пара переехала в Вадстену, где у них был свой двор, и пустилась во все тяжкие. К 1614 году состояние здоровья Марии Елизаветы ухудшилось до длительных припадков, во время которых она на долгое время теряла возможность говорить. На мужа она жаловалась, на мать, которая ее замуж выдала, злилась, но вряд ли это много говорит о подлинных отношениях супругов. В своем независимом герцогстве Йохан Йоханссон имел право издавать законы. Поскольку сам он был просто мот и ничего больше, несомненное авторство законотворчества принадлежит именно его жене. Эта безумная особа была именно там человеком, который начал короткую, но невероятно кровавую первую волну охоты на ведьм в Швеции.

Сначала была обвинена в наведении порчи на герцогиню и герцога одна женщина. Сожгли. Говорят, что женщина каким-то образом смогла ухватить духовника герцогини, Клаудиуса Притца, за его одежду, и чуть не утащила в огонь, но пастора освободил присутствующий палач. Излишне говорить о том, какое впечатление этот случай произвел на припадосную герцогиню.

Затем пришел черед легендарного Фингспонского процесса 1616 года над ведьмами, где потеряли жизнь уже восемь женщин: Элин и Керстин из Ньоса, Ингрид из Рипперсторпа, Маргарета из Экиторпа, Кирстин из Тробрунны, Ингрид из Голлбо, Регина и Ингрид из Вонги. Еще одна женщина умерла в тюрьме от пыток, а одна призналась, что имела сексуальную связь с Сатаной, но ее казнили только в 1620 году. Суд проходил в лесу, на скале, под которой был разведен огромный костер. Осужденных сбрасывали со скалы прямо в пламя. Несомненно, герцогская пара была горда тем, что изобрела такой невиданный вид развлечений. Даже в черное десятилетие охоты на ведьм 1668 – 1676 гг осужденный в Швеции живьем, все-таки, не жгли – сначала отрубали голову.

К этой герцогской забаве отнеслись негативно и правительство, и люди. К счастью для подданных, и герцог, и герцогиня умерли в в 1618 году, бездетными. Герцогу в год смерти было 29 лет, герцогине 22. После них остались только недобрая память и долги. Что-то хорошее за этими ужасными процессами последовало для населения Восточной Готландии: когда в 1668 году страну охватила истерия охоты на ведьм, именно этот район она не задела.

Вообще, история охоты на ведьм в Швеции необычна. Она пошла не сверху, она не была инициирована церковью. Напротив, и светская администрация, и духовенство отнеслось к историям о ведьмах весьма скептически, но истерия начала с размахом набирать обороты снизу.

В 1668 году начались массовые заявления детей о том, что ведьмы уносили их на шабаш в Блокуллу – на остров. Волна пошла все из той же Даларны, откуда традиционно начинались и местные восстания – очевидно, жил там народ довольно увлекающийся. Затем, через 6 провинций, докатилась до Стокгольма. Поначалу верховный суд пришел в замешательство, и даже утвердил несколько приговоров местных судов. Затем Карл XI учредил особую комиссию, состоящую из местных судей, фермеров и священников, и королевских юристов и законоведов. Юристы возражали против того, чтобы показания детей принимались во внимание, но истерика не улеглась до тех пор, пока комиссии не начали выезжать из Стокгольма на места, и не стали сами опрашивать свидетелей.

Вскоре дети начали признаваться в оговорах, и в результате несколько таких «обвинителей» сами оказались осуждены за дачу ложных показаний – например, одному такому было 10 лет. Следующая волна пошла уже в 1720-х, и снова началась с показаний детей. Но суды уже знали, как действовать, и вынесли несколько приговоров обвинителям за наговоры и незаконное применение пыток. После этого все успокоилось. Надо сказать, что королевская администрация Швеции действовала после первого шока очень энергично. Сам Пер Брахе, канцлер и верховный судья страны, мотался по городам и весям, прекращая местные судилища.

В Финляндии в ведьмовстве было обвинено за период 1520 – 1750 около 2000 человек. Кстати, применение пыток в Швеции было запрещено, применяясь только в исключительных случаясь государственной важности. В Финляндии первые процессы над ведьмами начались еще до Даларны, на Оландских островах, где новый судья, Нильс Псиландер, был выпускником Тартусского университета, находящегося тогда под сильным немецким влиянием. Именно Псиландер начал финскую охоту на ведьм, то ли будучи человеком впечатлительным, то ли просто от скуки.


Количество осужденных в 1520-1700 гг

Интересно, что в Финляндии в ведьмовстве обвинялись, по большей части, довольно богатые люди: фермеры с женами, семьи городской буржуазии. Большинством обвинителей были соседи и знакомые. Как ни удивительно, северные районы страны, где действительно практиковался шаманизм лапландцев и языческие ритуалы, оказался практически свободен от истерии. Там было всего несколько процессов. Но вот Карелия, район Турку, район Выборга – там судилища следовали за судилищами. Еще одна особенность финской охоты на ведьм: большинству осужденных смертный приговор заменялся штрафом и последующим изгнанием из общины. Штрафы платились, но вот редко кто из осужденных «ведьм» действительно уехал из знакомого прихода.

Ситуация резко обострилась в 1670-х и 80-х годах, когда в ведьмовстве стали обвинять исключительно женщин, и обвинения стали приводить к казням. По мнению местных историков, это явление совпало с разгулом новых теорих дьяволизма на континенте. До распространения этих теорий, в Швеции и Финляндии суды разбирали только случаи вредительского колдовства и магии, но не дьяволизма.

В целом 85% обвиненных в колдовстве были женщинами, из которых 60% в возрасте 14 – 44 года. Осуждены же были были где-то около половины обвиненных женщин и 1% мужчин – всего около 300 человек. Кстати, приговор получили в основной массе богатые вдовы, а обвинителями в 50% случаев выступали дети.

Показательна история о том, как король Карл IX в свое время отреагировал на известие о том, что одна жительница Стокгольма была обвинена в ведьмовстве и охотно признала на суде, что является любовницей сатаны. Король фыркнул, и велел отпустить ее прочь, потому что «бабы могут вообразить что угодно, и убедить себя в чем угодно».

Метки: