Предыдущий пост Поделиться Следующий пост
О смерти Ричарда III - 3
sigrig
mirrinminttu
Последнее утро жизни короля Ричарда III не было стандартным, нормальным утром короля в военном лагере. Известно, что он встал на рассвете – как обычно. Но это, пожалуй, было единственным, что было обычным в то утро.



Во-первых, через хроники Виргила и Кроулендские хроники известно, что выглядел его величество невероятно уставшим. В лучших традициях тюдоровской пропаганды, хроники объясняют это терзаниями нечистой совести перед неизбежной расплатой за злодеяния. Поскольку хронисты действительно в лагере не присутствовали, их пассажи можно с чистой совестью отмести, как беллетристику.

Отмести объяснения, но не факт. Многие историки, разбирающие ход битвы при Босуорте, не могут понять фатальной атаки короля, опытного воина. Известно также, что в самом начале битвы, уже в полной броне, он был вынужден остановиться у колодца, чтобы напиться – его мучала жажда.

Профессор Эшдаун-Хилл высказывает догадку, которая, как он сам признает, не имеет доказательной базы. Он напоминает, что sweating sickness, потница, пришла в Англию в начале августа, вместе с армией Тюдора. И Стэнли, не явившийся к королю, назвал причиной именно то, что он был болен, именно потницей. А что, если он не лгал? А что, если болезнь появилась и в армии Ричарда? А что, если он чувствовал себя больным в утро битвы настолько, что решил попытаться рискнуть покончить с Тюдором одним ударом? В любом случае, Ричард был не в лучшей боевой форме, и это не имело ничего общего со стрессом. Потому что дни перед битвой он провел… на охоте, совершенно не воспринимая Тюдора серьезным и грозным противником.

Во-вторых, случилась практически невероятная для королевского хозяйства накладка: армейские священники и капелланы не смогли отслужить мессу. Во всяком случае, это выглядит именно так. Об этом стало известно из книги Генри Паркера, лорда Морлея, которую тот подарил в 1554 году Мэри Тюдор. Лорд Морлей сам был из семьи йоркистов, его отец воевал при Босуорте за Ричарда, и источник информации указан: слуга короля «Бигофф», которого удалось идентифицировать позже сэром Ральфом Бигодом. Тот рассказал, что «утром король приказал отслужить перед ним мессу, но у капеллана не хватало то одной вещи, то другой, и когда находилось одно, не могли найти другого, когда нашли вино, не могли найти хлеб, и так далее».

Босуортовское распятие - скорее всего, то самое, с которым служили эту мессу

Что за чудо? Речь шла всего лишь о короткой мессе буднего дня, которую любой капеллан мог отслужить с закрытыми глазами! Даже если король встал раньше, даже если его патеры бессовестно проспали именно в утро перед битвой, месса входила в ежедневную рутину королевской жизни. Они просто не могли не приготовить необходимое и оказаться в ситуации, когда «не хватало то одной вещи, то другой, и когда находилось одно, не могли найти другого».
Третьей странностью того дня было то, что и королевский завтрак оказался не готов. Здесь будет уместно заметить, что в те годы завтрак состоял просто-напросто из тех же хлеба и вина. Привычки Ричарда в этом плане хорошо известны, человеком он всегда был занятым, и завтрак его был именно таким, самым простым – размоченный в вине хлеб. Более того, даже этого он себе не позволял до того, как отслушает мессу.

Интересно, что Кроулендские хроники особо не сосредотачиваются на проблемах с мессой и с завтраком, просто упоминают о них. Нет моралите по поводу того, что король отправился на битву голодным и без благословения.
Потому что, похоже, мессу все-таки отслужили, и свой скромный завтрак король съел, просто с получасовой задержкой. Так можно заключить, рассматривая временное расписание событий того дня: колокола близлежащих церквей бьют Приму в 6 утра, король встает. Допустим, на утренние дела уходит минут 10, после чего король ожидает мессу, но из-за странных сбоев она начинается где-то в 6:40. Длится она полчаса, то есть в 7:10 король может перекусить, затем на него надели латы. Известно, что на позициях королевская армия была чуть раньше 8 утра, когда король обратился к своим воинам с речью. В 10 утра все уже было кончено. Конечно, никто с секундомером в тот день за развитием событий не наблюдал, так что все выкладки чисто теоретичны.

Вряд ли в лагере Тюдора утро было более размеренным. Дело в том, что в ночь перед битвой Генри Тюдор исчез из своего лагеря. Исчез настолько неожиданно и так надолго, что его приближенные всерьез задумались о том, как скрыть этот факт от солдат. Считается, что Тюдор просто тайно отправился на переговоры с братьями Стэнли, что Томас Стэнли позже всегда отрицал – до последнего дыхания, можно сказать. Уильям Стэнли не мог в своих мемуарах встречу ни подтвердить, ни отрицать, потому что ровно через 10 лет после Босуорта был казнен тем, кому протянул корону, и никаких заметок после него, естественно, не сохранилось.

Я не хочу утверждать, что в ночь перед битвой Ричард и Тюдор тайно встречались. Но просто не обратить внимания на все странности, случившиеся утром в лагере Ричарда, его уставший вид, и на то, что предыдущей ночью Тюдор испарился из своего на несколько часов, было бы странно. Не началась ли в лагере Ричарда и в самом деле потница? Это объяснило бы все сбои в рутине. Мог он попытаться встретиться со своим врагом, чтобы спросить о том, какую заразу тот привез со своей армией в Англию? Он – мог. Королем он стал не так давно, но перед этим долго был крупнейшим администратором, который, помимо многого прочего, имел дело со вспышками болезней.

И еще. Авторы хроник утверждают, что Ричард начал спонтанную атаку, увидев Генри Тюдора. Проблема в том, что Генри Тюдора король никогда не видел. Он не мог его узнать. Если только они не встретились предыдущей ночью. К этому предположению историк, профессор, не имеет никакого отношения, конечно. Это лично мой полет фантазии, который мне кажется логичным и объясняющим необъяснимое.

Теперь про протянутую корону. Как ни странно, никто точно не знает, о какой короне идет речь. Профессор Эшдаун-Хилл на этом вопросе разумно не сосредотачивается. Питер Хаммонд, написавший весьма спокойный и хирургически чистый отчет о битве при Босуорте, говорит о коронете, не о короне. И о том, что на поле битвы Тюдор короновал себя именно коронетом. Но Хаммонд рассказывает еще и о легендах, связанных с «короной в кустах».



Первым об этой коронации написал Виргил, кто же еще: ”which when Thomas Stanley did see, he set King Richard’s crown which was found among the spoil on the field upon his head”. Ни слова о боярышнике или каком другом кусте. Ни слова о том, о какой именно короне идет речь. Виргила буквально цитирует и Эдвард Холл. Терновник в этой истории появился только в семнадцатом веке, в манускрипте мастера ордена Подвязки, сэра Уильяма Сигара. Несомненно, потому, что Генри Тюдор использовал боярышник в своих геральдических знаках. На самом же деле, этот боярышник, полным кустом, а также листьями и цветами, использовался домом Ланкастеров давным-давно, а Тюдор, как известно, вел свое притязание на трон именно через принадлежность к Ланкастерам.



Что касается самой короны, то очень долго никто и не сомневался, что речь идет о нормальном коронете, таком, каким пользовался король Генри V. Собственно, обруч в виде упрощенной королевской короны, иногда украшенный камнями, иногда – нет. Ричард очень любил яркие одежды и красивые доспехи, поэтому можно с уверенностью сказать, что уж его-то коронет был украшен, как подобает. И вот автор Кроулендских хроник пишет как раз, что Тюдор был коронован ”with the priceless crown which King Richard had previously worn”. Потом в чью-то светлую голову пришло, что именем ”the most precious crown” называли церемониальную корону св. Эдуарда, и что the most precious можно понять, как priceless, а слова King Richard had previously worn могут быть истолкованы, что он ее надевал. Ну, мало ли – перед боем, скажем, чтобы воодушевить воинов.



Бред, конечно. Все говорит за то, что король не придавал большого значения сражению с Тюдором. Для него кампания Тюдора была просто частью кампании Франции, с которой он имел дело с самого начала своего правления. С чего бы это ему было посылать приказ монахам в Вестминстер, чтобы они доставили ему (по далеким от безопасности дорогам королевства) национальное достояние, которое не было даже его собственностью? Корона св. Эдуарда была церемониальной, не для персонального использования.

корона св. Эдуарда

Зато известно, что корона самого короля Ричарда стоила около 120 000 крон. Это была его собственная, королевская корона. Но и здесь есть одно «но». Корона – не шляпа, чтобы насадить ее на шлем и помчаться в бой. Когда король надевал свою корону – это был тоже церемониальный момент, вокруг которого было немало торжественных формальностей. Никаких упоминаний о том, что хаотичное утро короля Ричарда вместило еще и церемонию с его короной, не существует. Так что логично предположить, что на голове у него при Босуорте был дорогой коронет, и именно этим коронетом Генри Тюдора наспех короновали.

корона Генри Тюдора

А что корона Ричарда? Шотландские хроники утверждают, что ее стащил из королевского шатра шотландец по имени МакГрегор.
Метки:

  • 1

я очень люблю Ваши исторические посты

Шалтай-Болтай
Сидел на стене.
Шалтай-Болтай
Свалился во сне.
Вся королевская конница,
Вся королевская рать
Не может Шалтая,
Не может Болтая,
Шалтая-Болтая,
Болтая-Шалтая,
Шалтая-Болтая собрать!

Re: я очень люблю Ваши исторические посты

)))))

очень я не люблю генри Тюдора последнее время. А еще есть легенда о том, что Ричарду умышленно плохо подковали коняю

Конь оказался не при чем. Многие легенды - это только легенды. А Генри никто не любит, хотя он, на свой лад, был очень эффективным правителем.

  • 1
?

Log in

No account? Create an account