mirrinminttu (mirrinminttu) wrote,
mirrinminttu
mirrinminttu

Categories:

Томас Кромвель-6

Время перемен настало только в 1533 году, когда Кромвель провел через парламент The Statute of Restraint of Appeals, запретивший подданным английского короля подавать петиции римскому папе. Этот же документ сделал короля Гарри единственным абсолютным авторитетом в государстве. Король получил то, что хотел, а Кромвель… Кромвель просто сделал работу, которая входила в его компетенцию, он ведь занимался петициями.



Не секрет, что новый закон был направлен против королевы, но он же открыл двери английской реформации. Отныне все вопросы, касавшиеся англичан, решались в Англии. Наверняка многие почувствовали облегчение – бесконечные диспенсации, которые были нужны из Рима на каждом шагу, могли сделать жизнь несносной и далекому от политики человеку. Некоторые радовались закону идеологически, потому что самостийность – она всегда приятна для национального чувства. Большинству же было все равно.

Сам по себе Кромвель на тот момент протестантом не был, ни тайным, ни явным. Он вполне по-деловому переписывался с епископом Гардинером в 1532 году, помогая тому уменьшить выплаты в казну на основании того, что Винчестерский епископат стал приносить меньший доход, нежели это было при предшественнике Гардинера. Более того, епископ выслал Кромвелю для доработки проект соглашения с Францией, честно признаваясь, что без помощи Кромвеля документ останется весьма некомпетентным. Работа была сделана, и Кромвель был в числе тех, кто сопровождал короля во Францию на встречу с Франциском.

Вообще-то, антураж короля составлял 2000 человек, включая Анну Болейн, и именно та поездка подхлестнула затянувшееся дело с королевским разводом: в середине января 1533 года любовница короля объявила себя беременной. Очень кстати для себя, потому что энтузиазм Гарри относительно начала новой жизни к тому времени значительно поувял. Никто не может начинать жизнь сначала целых пять лет без передышки. Зато теперь – теперь Анна стала королевой де-факто, потому что король на ней женился 25 января 1533 года. Конечно же, этот брак был абсолютно нелегальным. Король стал двоеженцем, а Анна осталась перед лицом закона и людей всего лишь его любовницей.

Пока шла свистопляска с проведением Кранмера в архиепископы, Кромвель продолжал заниматься делами легального порядка. Ему нужно было срочно составить и провести два билля: первый – о том, что его величество никогда не был правомерно женат на ее величестве, и второй – о том, что его величеству можно и должно пережениться законным образом и обеспечить покой и преемственность в королевстве.

Разводные бумаги составлял Кромвель. Королева Катарина Арагонская отныне именовалась принцессой. Наследование трона делалось возможным только для потомков короля и Анны Болейн. Принцесса Мэри объявлялась незаконнорожденной. Разумеется, волна протестов ожидалась, и именно ее должен был предотвратить закон, запрещающий петиции в Рим. Тем не менее, 25 членов церковного совета проголосовали против развода. Среди них – епископ Джон Фишер, который и был немедленно арестован. Старый епископ знал, не мог не знать, что его протест не имеет практического смысла. Но для некоторых людей практичность не заменяет совестливость.

Томас Кромвель тоже считал себя, несомненно, человеком совестливым. Но его совесть была замкнута на служение королю, так что вряд ли он чувствовал, что делает что-то неправильное, активно проводя в жизнь решения, принадлежавшие королю. В конце концов, кто были для него разведенная королева, неожиданно ставшая бастардом принцесса и, если на то пошло, сама Анна Болейн? Просто пешками, которые он переставлял по приказу главного игрока, короля. Он даже заметил вслух, что природа сделала огромную ошибку, не сотворив Катарину Арагонскую мужчиной, потому что с ее храбростью она превзошла бы всех известных героев древности. Но мнение человека-Кромвеля никак не отразилось на действиях функционера-Кромвеля.

То, что произошло дальше, произошло по вине самой Анны. Пусть ее коронация была больше похожа на похоронную процессию, королевой она все-таки стала. И стала совершенно неуправляемой. Возможно, роди она королю наследника престола, все как-то со временем утряслось бы. Возможно, если бы она прислушалась к советам отца и дяди, она бы не пришла к известному финалу. Но Анна была, по какой-то причине, совершенно уверена в том, что держит короля под пятой своей туфельки. То есть, причина для такого мнения как бы была: разве не ради нее Гарри отвернулся от Рима и мнения Европы? Не ради, но ей так казалось. Ей казалось, что король бросил ей под ноги все королевство и саму свою репутацию. Значит, ей можно всё. И она, обладающая конфликтным характером, начала эффективно наживать себе врагов на каждом повороте. В конце концов она схлестнулась с Кромвелем, и приобрела на одного врага больше, чем могли вынести весы ее судьбы.



Глупая, глупая Анна. Если бы она была способна оценить и взвесить все, происходящее в 1533 – 1536 годах в Англии, она бы притихла. Потому что королевство в эти годы стало превращаться в королевство террора.
Tags: Томас Кромвель
Subscribe

  • Дарем, самые своеобразные принцы-епископы/7

    Сын короля Генри II от замужней дамы Нест Блоэ, Морган, был избран епископом Дарема в начале 1215 года. Папа Иннокентий III поставил условием своего…

  • "Секреты дома Йорков"/28

    Итак, "летопись окончилась моя", или чем всё дело кончилось, в этой альтернативной истории г-жи Салмон. Эдвард IV и Элизабет Вудвилл получили…

  • "Секреты дома Йорков"/27

    Я недооценила г-жу Салмон - располагая Эдварда IV и Элизабет Вудвилл "в исторический контекст", она таки приходит к выводу, что знак Ордена Подвязки…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments