Предыдущий пост Поделиться Следующий пост
Элеонор Тальбот, тайная королева - брак с Эдуардом
sigrig
mirrinminttu
Была весна 1461 года. По дороге от Таутона к Лондону почти король Эдуард IV остановился в Норвиче (уже провозгласили, но еще не короновали), где его принимали члены семейства герцога Норфолка. Герцог был в фаворе, выбрав ту самую правильную сторону. Траур Элеонор к тому времени закончился, и, хотя она отчасти принадлежала к ланкастерианцам, ее дядя Варвик был важнейшим человеком в жизни начинающего короля.



Элеонор было 25 лет, ее сестре, герцогине Норфолк, 18. Элизабет считалась красавицей, то есть, можно предположить, Элеонор тоже была красива. Поскольку единственной блондинкой в семье Элеонор была ее мать, можно предположить, что обе сестры были кареглазы и темноволосы. Возможно – с рыжинкой. Их отец был довольно смуглым джентльменом, и дети унаследовали эту особенность. Рост Элеонор был 168 см.

Эдварду было 19 лет. Здоровяк ростом в 188 см, тоже темноволосый, стриженый в стиле «Генри V». У него уже была определенная репутация с женщинами, и в тот период его определенно притягивали те, которые были старше его. В общем, Элеонор приглянулась ему, а он приглянулся ей. Учитывая ранг Элеонор Батлер и склад ее характера, не может быть и речи о том, что она просто прыгнула в постель к проезжему молодцу. Последующие события доказали также, что никто из родни Элеонор не пытался «подсунуть» пригожую вдову молодому королю в своих интересах. Ричард Варвик, например, понятия ни о чем не имел чуть ли не до конца жизни. Пожалуй, единственным человеком, который был в курсе дела, была Элизабет, герцогиня. Но, скорее всего, и она узнала обо всем только со временем.

Почему, собственно, Эдварду понадобилось жениться на Элеонор секретно? Здесь есть два варианта. Первый – это то, что они могли встретиться еще в 1460 году, когда Эдвард еще не был провозглашен королем. Да, тогда ему была нужна осторожность во всех действиях. Второй вариант менее красив. Если они встретились в 1461 году, то Элеонор просто-напросто отказалась стать любовницей короля, и тот организовал тайный брак, чтобы заполучить желанную женщину – не имея ни малейших намерений сдержать слово. Будущее показало, что Эдвард вообще не стеснялся нарушать свои обещания, если они становились неудобными для него.

В случае с Элеонор, он совершил фатальную ошибку. На этой тайной церемонии был свидетель, будущий епископ Стиллингтон. На самом деле, заключение тайного брака свидетелей не требовало. Достаточно было обмена клятвами и следующей за ними физической близости. Церковь признавала такие браки браками по факту, хотя и не одобряла в моральном плане. Слишком уж много они порождали конфликтных ситуаций. Например, если в результате тайного брака появлялись дети, а потом выяснялось, что одна из сторон уже состояла в браке. В таком случае дети, все-таки, признавались законными, потому что одна сторона верила в то, что другая говорит правду.

Элеонор была такой дамой, для которой просто обещания (преконтракта, per verba de futuro) было бы недостаточно. Мало того, что она была хорошо образована и уже знала, несомненно, как и насколько можно вообще доверять кому-либо, кроме своих, она была еще и исключительно религиозна. Поэтому Эдвард и притащил на церемонию священника. Вряд ли он намеревался когда-либо выполнить условия преконтракта.

Хотя… Элеонор Тальбот была совершенно подходящей личностью на должность королевы. Происхождения она была прекрасного, вела род от короля по обеим линиям. Вдова? Но 45% вдов в то время заключали вторые браки, а многие ухитрялись и по 3-4 раза выйти замуж. Никакого запрета на женитьбу на вдовах для английских монархов не существовало. Так что не было у Эдварда никакой причины скрывать брак с Элеонор, кроме одной: он просто хотел настоять на своем, не приняв отказа. Уже осенью того же года у него был достаточно громкий роман с Элизабет Вайт, которая даже родила от него на следующий год дочь.



Если бы Эдвард женился на Элизабет Вудвилл открыто, английская история пошла бы другим курсом. Церковному браку предшествовало оглашение, во время которого все желающие могли вынести свой протест. Кстати, в случае Эдварда не было даже риска. Элеонор была далеко на севере, и просто не успела бы со своими протестами, даже если бы захотела их предъявить. Но король Эдди предпочел действовать по знакомому шаблону, и женился на Вудвилл тайно, что сделало его двоеженцем, а его детей от этого брака – бастардами. Что заставило его так поступить, никто не знает точно. Возможно, простое незнание закона. Возможно, благие намерения убедиться в том, что королева способна создать династию. Это, и еще твердая уверенность в том, что Элеонор не будет настаивать на своих правах. О том, что Стиллингтона начнет мучать совесть, он не подумал.



Никто и никогда не узнает, что именно отвратило Элеонор от Эдварда. То ли легкомысленный нрав юноши, то ли обращение, то ли то, что называют «не подошли друг другу». Как показали дальнейшие события, Элеонор считала себя замужней женщиной, но не была от этого факта счастлива, и явно глубоко не доверяла своему мужу. Не зря. Но отношения у них расстроились буквально за несколько месяцев. Тем не менее, Элеонор достаточно уважала себя, чтобы потребовать от тайного супруга некоторых вещей сразу. В первую очередь – милостей для своего свекра, которому те были нужны. Ральфа Седлера еще вызвали на первый парламент короля Эдди, но потом освободили от явок в парламент и уплаты всяких десятин, и пошлин, и налогов. Ему разрешили не принимать административных обязанностей в округе и от явки в случае военного призыва. В это же время в бумагах Элеонор начинают появляться доходы от таинственного надела в Вильтшире. В 1462 году, правда, подаренное было отнято, но компенсировано. Очевидно, в 1462 году отношения Элеонор и Эдварда расстроились до враждебных. Очень возможно, что причиной послужили открытые отношения Эдварда и Элизабет Вайт.

Любопытно, что и Элеонор, и Эдвард никогда не сделали никакой попытки расторгнуть преконтракт. Они просто стоически молчали. Оба. О чем Эдварду пришлось хорошо подумать, так это о том, как умаслить Стиллингтона с его беспокойной совестью. Особенно после того, как Эдвард объявил о своем тайном браке с Вудвилл. Скромный канонник стал, в результате, епископом. Похоже, что с королем у него были непростые отношения. Король то задаривал священника, то запугивал.

Могла ли Элеонор протестовать? Теоретически – да. Был, например, прецедент, по которому Мьюриэл де Данхем была признана законной женой Джона Барнота, хотя тот уже был женат на некой Джоан и очевидно счастлив в браке. Экклезиастический суд аннулировал брак Джоан и Джона на основании того, что у него был устный преконтракт с Мьюриэл, подтвержденный телесной близостью. Вряд ли Джон кротко вернулся к Мьюриэл, конечно.

В условиях начала 1460-х вызвать короля на суд было бы, как минимум, безответственно. Стране нужен был сильный, молодой король, способный создать династию.

Как максимум – времена сразу после войны были еще дикие, так что попытаться судиться с королем было бы опасно для жизни. Возможно, поэтому Элеонор и молчала, поэтому и поселилась при монастыре. Кстати, она никогда не стала монахиней, поэтому объяснений тому, почему богатая молодая женщина укрылась за монастырскими стенами, не так много. Если она и покидала укрытие, то всегда находилась рядом со своей сестрой, герцогиней.



Трудно сказать, кого именно она опасалась, короля или Вудвиллов. Элизабет Вудвилл точно знала о том, что ее муж был женат на момент их брака. Она не была самой сдержанной женщиной на свете, и несколько раз выражала вслух опасения относительно законности своих детей. Особенно всех потряс случай, приведший герцога Кларенса к смерти
Метки:

  • 1
Вроде и знаешь эту историю, но все равно интересно.

До исследований Эшдаун-Хилла, это все было на уровне дворцовых сплетен. Теперь ясно, что это были не просто сплетни.

Да там целый пожар получился,с такими-то последствиями. Мне вот как-то, по размышлениям, показалось, что вся история с Элеанор была еще более неприглядной, чем можно предположить. Она явно его не любила, судя по всему. Она боялась за свою жизнь. Она явно вытребовала от него компенсацию за что-то. И не доверяла тайному супругу. А не было ли там началом всего просто насилие, которое не сошло с рук? Эдуард был довольно жесток и не любил слова "нет".

  • 1
?

Log in

No account? Create an account