mirrinminttu (mirrinminttu) wrote,
mirrinminttu
mirrinminttu

Category:

Польша до Сигизмунда Вазы - 1

Для того, чтобы понять, как и почему Сигизмунд Йоханссон Ваза стал королем Польши, и в какую именно Польшу он попал, нельзя не обратиться к личности его бабки по матери, к Боне Сфорца. Говорили, что отцом Боны был Леонардо да Винчи, который рисовал свою мону Лизу именно с матери Боны, Изабеллы, а вовсе не с какой-то другой девы по имени Лиза. Но, зная Бону, можно предположить, что эти слухи распространяла и она сама. Вот портреты Изабеллы и моны Лизы, сходство не очень большое.





Бону пристроили за польского короля Сигизмунда I, когда жениху было уже 50 лет, а самой Боне 23 года. Не самый юный возраст для невесты, но выдать Бону замуж вообще не было легкой задачей из-за политической ситуации, образовавшейся вокруг ее семьи. Брак с королем Польши удался только благодаря энергичной политике дома Габсбургов, у которого в Италии были свои интересы, и которым Польша была дорогой и желанной союзницей.



Образована Бона была превосходно, в буквальном смысле слова академически: ее учителями были Крисостомо Колонна и Антонио Галатео. История, экономика, администрация и теология были сильнейшими знаниями этой принцессы, но самой необходимой для королевы особенностью была удивительная харизма Боны Сфорца. Ум, харизма и сила характера – очень скоро Польша узнала, какая у нее появилась королева.



Бона вовсе не собиралась тихо сидеть на своей половине и рожать детей престарелому супругу. Детей она, впрочем, родила ему немало: и наследника престола Сигизмунда Августа (1520), и будущую королеву Венгрии Изабеллу (1519), и Софию, будущую герцогиню Брауншвейг-Люнебург (1522). Самой же замечательной и имеющей прямое отношение к этой истории судьба была у Анны (1523) и Катаржины (1526).

Анна стала, заметьте, не королевой, а избранным королем Польши, и не герцогиней, а герцогом Литвы. Невероятный взлет, если учесть, что Анна засиделась в девушках до 52 лет. Дело в том, что Йохан Густавссон, будучи еще герцогом, явился в Польшу без мандата брата сватать за того Катаржину, а за себя – именно Анну. Первая была старше герцога на 11 лет, а вторая на 14, но обе представляли великую по тем временам державу, так что возрастная разница юного герцога не смущала. Но случилось так, что Йохан и Катаржина влюбились друг в друга, и Анна легко уступила жениха младшей сестре. Сама же она довольно охотно оставалась около матери, участвуя в политике и занимаясь религиозной деятельностью.



Именно Анна, собственно, и посадила племянника на трон. До этого она успела стать регентом, выйдя замуж за приглашенного короля Стефана Батория в возрасте 52 лет, и, после смерти мужа, королем Польши. Детей у нее по очевидным причинам не было, вот и было решено сделать королем дорогого племянника Зигги.

Вернемся к Боне. Буквально в первые годы, при полной поддержке короля, она собрала вокруг себя триумвират: Петра Кмиту Собе́нского, Петра Гамрата и Анджея Гжицкого. Первый представлял собой шляхту, второй – духовенство, а третий владел таким даром сатиры, что сам по себе был непревзойденным популяризатором действий Боны. Используя свои связи и авторитет Петра Гамрата, Бона ухитрилась через римского папу Льва X он же Джиованни ди Лоренцо де Meдичи, получить для своих ставленников аж 15 (!) важнейших бенефициарий в польской духовной иерархии.

Будучи совершенно уверенной в том, что власть без денег – не власть, Бона начала энергично приобретать и/или завоевывать огромные земельные владения в Литве, что и привело потом к образованию герцогства Литовского. Бона ввела упорядоченные налоги, особенно пройдясь по сельскохозяйственным продуктам.

За всеми этими действиями стоял довольно амбициозный план превратить польскую королевско-республиканскую систему в систему королевско-централизованную. Сигизмунда Августа она в 1527-28 гг сделала герцогом Литовским, а в 1529 –30 его короновали, при жизни отца, соправителем. Таким образом, Бона надеялась обеспечить династийное правление. Через браки своих детей и собственные наследственные титулы она вполне надеялась распространить свое влияние на довольно большую часть Европы. Понятно, что польское дворянство действия Боны приняло без восторга, но любви подданных она и не хотела. Ей было достаточно власти.

С Габсбургами Бона рассорилась из-за Силезии. Габсбурги хотели Силезию себе, но Бона считала, что Силезия очень удачно примкнет к ее собственным наследственным владениям в Баре и Розано. Неизвестно, как далеко могла бы зайти эта ссора, если бы не вмешался король, и не положил конец амбициям жены в этом плане. В виде жеста примирения, наследника престола в 1543 году женили на Елизавете Австрийской, которой было 17 лет.



Для бедной Елизаветы это стало катастрофой. Никто не любил в Польше стеснительную девушку, страдающую, как выяснилось, эпилепсией. Ее не любил муж, ее игнорировала шляхта, а свекровь откровенно ненавидела. Единственным человеком, относившимся к Елизавете по-человечески, был ее свекр, но он был уже слишком стар, чтобы защитить невестку. В 1544 году Сигизмунд Август был отправлен, как независимый правитель, в свое герцогство, в Литву. Разумеется, герцогиня отправилась в Вильну вместе с мужем. К тому времени, молодой наследник был уже вовсю вовлечен в роман с красавицей-аристократкой, молодой вдовой Барбарой Радзивилл, которая тоже отправилась в Вильну.

Можно только вообразить, насколько невыносимой была жизнь молодой герцогини в Литве. Поскольку для эпилептиков стресс губителен, припадки следовали за припадками, и в 1545 году, когда ее муж отправился в Краков получать ее наследство, герцогиня умерла. Ей было всего 19.

Есть и другая версия о болезни Елизаветы Автрийской. Поскольку о ее болезни до замужества не сохранилось никаких упоминаний, говорят, что невестку отравила Бона. Яд подействовал так, что у герцогини начались все учащающиеся припадки, напоминавшие эпилепсию, пока силы девушки не сдали настолько, что она умерла. Если так, то Бона немного выиграла – дочери Габсбургов изначально были предназначены для династических браков, так что о их личных трагедиях могущественный дом никогда не думал. Удар был нанесен в пустоту. Вдобавок к этому, для властной Боны было полной неожиданностью, когда она узнала о существовании Барбары Радзивилл, которая тайно вышла замуж за наследника престола. Дело в том, что Радзивиллы были кальвинистами, а ненависть Боны к Габсбургам не заходила так далеко, чтобы увидеть на троне кальвинистскую королеву.

Сигизмунд Август стал королем в 1548 году, и его первый сейм был сущим кошмаром. Дома бесновалась матушка, а на сейме – шляхта. Все требовали развода с Барбарой, обещая взять этот грех перед святым престолом на всю нацию.Сигизмунд Август отказался. Переменчивые поляки расчувствовались перед такой преданностью и твердостью, и благословили брак. Барбара была коронована в 1550-м королевой Польши.



Бона не расчувствовалась. Она всегда пыталась держать своих детей в ежовых рукавицах, надеясь использовать их согласно собственным планам, как это и было заведено в приличных королевских домах. Но поляки довольно плохо переносили попытки ограничения своей свободы. Муж дозволял Боне чудить, пока из этих игрищ была польза для государства. Катаржина сбежала замуж при первой возможности – несанкционированно. Сын научился скрывать свои дела от матушки достаточно рано. Бона была не из тех, кто прощает оскорбления. Барбару она, разумеется, просто отравила, в этом сходятся все. Но после этого властолюбивой вдовствующей королеве осталось только удалиться от двора в Мазовию, откуда она 8 лет переругивалась с сыном относительно своей вдовьей доли.



Сигизмунду Августу пришлось жениться еще раз, в 1553 году, причем на сестре покойной первой жены. Странный жест, но дело было в деньгах, недополученных за первую жену, которая так некстати умерла на пару недель слишком рано. Третья жена, Катарина, была совсем уж незавидной невестой, если судить по портрету, да и теплых чувств супруги друг к другу не испытывали. Вскоре они и вовсе разъехались.



Судя по всему, после этого Сигизмунд Август просто махнул рукой на династические интересы, и зажил в свое удовольствие. Интересно, что он тоже активно пытался соединить протестантизм и католицизм, как и муж его сестры в Швеции.

Закончила Бона, можно сказать, плохо. Она все-таки вывезла из Польши в Италию огромное состояние, из которого заняла Филиппу II Испанскому 420 000 золотых дукатов. Поскольку Филиппу вовсе не хотелось возвращать этот грандиозный долг, он предпочел купить одного из ближайших советников Боны, Лоренцо Паппакоду, который Бону и отравил. С другой стороны, Боне было уже 64 года, так что лучшие ее дни в любом случае были позади.

Польше она оказала одну неоценимую услугу: подружившись с Рокселаной, знаменитой женой знаменитого турецкого султана, Бона обеспечила Польше мир с Османской империей на несколько поколений. Рокселана даже собственноручно написала Сигизмунду Августу пару писем.





Другой неоценимой услугой Польше было то, что хотя бы одну дочь Боне удалось воспитать в своем духе. Время Анны пришло для той довольно поздно, но она стала достойной королевой, ни на минуту не сомневающейся в том, что женщина может править ничуть не хуже, чем мужчина
Tags: Шведы
Subscribe

  • Адище продолжается,

    поэтому продолжаю экономить силы. Собственно, на ногах я, кроме работы, часа 2 до отъезда (пытаясь привести себя в мобильное состояние), и часа 1,5…

  • И у нас вакцинация началась

    Как бы по всему Евросоюзу одновременно. Хотя первые партии - чисто символические, особенно если учесть, что внутри стран-то прибывшие несколько тысяч…

  • Словно к гадалке сходила

    Вернее, словно телефонной гадалке позвонила. У нас улучшайзинги в медицине достигли немыслимых высот. Теперь, более или менее быстро получить помощь…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments