?

Log in

No account? Create an account
Предыдущий пост Поделиться Следующий пост
История Пенелопы Деверос, леди Рич
sigrig
mirrinminttu
Пенелопе Деверос посчастливилось прожить свою жизнь так, как она считала нужным, и умереть сравнительно молодой, оставшись в истории яркой кометой на небосводе последних лет царствования королевы Елизаветы и первых лет царствования короля Джеймса. А ведь все начиналось достаточно скверно…

Дороти слева, Пенелопа справа

То есть, сначала-то все было прекрасно. Пенелопа и ее сестра, Дороти, были дочерями Летиции Ноллис от ее первого брака с Валтром Деверосом. Потом Летиция вышла за Роберта Дадли, а ее дочери вошли, таким образом, в блестящий и полубогемный клан Эссексов – Сидни. Полубогемный потому, что племянник графа Лейчестерского, Филипп Сидни, был популярным поэтом. Говорят, он был влюблен одно время в свою кузину Пенелопу, но в кого только не был влюблен этот Филипп, если верить его автобиографистам. В конце концов, Пенелопе на тот момент было всего 13 лет.

перманентно страдающий Филипп Сидни

Ситуацию с замужеством девушек из этих семейств осложняло то, что, несмотря на блеск и славу, денег там было маловато. Во всяком случае, со стороны Сидни. Сэр Генри Сидни был вице-королем Ирландии, но на практике это означало, что поддержание блеска титула осуществлялось за его собственный счет. Поэтому его дочери Мэри пришлось выйти замуж за Генри Герберта, который был гораздо старше ее, но имел деньги. То есть, прецедент выгодных браков в клане существовал.

леди Мэри Сидни, графиня Пемброк

Потом Роберт Дадли умер, и его вдова, мать Пенелопы, выскочила замуж за сына одного из служащих своего покойного мужа, Кристофера Блонта. Кристофер был, несомненно, интересным и непростым человеком, и брак был счастливым, но особого счастья среди родных и близких Летис он не вызвал. На тот момент семья Блонтов котировалась как старая, но обедневшая и впавшая в ничтожество. А уж учитывая, что королева терпеть не могла Летис, невозможно было бы и ожидать, что Пенелопа и Дороти, тогда несовершеннолетние, останутся при матери.

Сестра Роберта Дадли, Кэтрин, была замужем за Генри Гастингсом, графом Хантингдоном, которому и доверили опекунство. Кэтрин была хорошо знакома обеим девочкам, потому что, будучи сама женщиной широко образованной, обучала обеих еще при жизни брата. Этот Генри Гастингс был достаточно интересной фигурой, о которой нельзя не сказать пару слов, хотя эта история вовсе не о нем. Гастингсы были насквозь католической семьей, но Генри Гастингс начал свою политическую карьеру при протестантском дворе юного сына Большого Гарри.

Нет, он не изменил своим убеждениям, он просто проникся философией учителей Эдварда VI, Джона Чека и Ричарда Кокса. Этой философией был гуманизм. Парадоксально, как ученики больших гуманистов и гуманисты по убеждениям вели себя, получая реальную власть. Томас Мор, в свое время, не побрезговал основательно запачкать руки кровью и копотью, будучи канцлером Большого Гарри. А политика короля Эдварда VI была гораздо ближе к пуританскому террору, нежели к гуманизму.

Генри Гастингс не был человеком энергичным или честолюбивым, но замашки гуманиста, имеющего власть, проявились в том, как он попытался решить судьбу своих подопечных.

Надо сказать, что Пенелопа Деверос была красавицей. Во всяком случае, контраст темных глаз и золотистых волос делал ее внешность незабываемой. Когда она появилась при дворе в 1580 году, кузен Филипп объявил себя влюбленным, но, скорее, только для того, чтобы чувствовать себя несчастным. Возможно, поэту надо чувствовать себя несчастным для того, чтобы писать стихи. По его словам, красота Пенелопы нанесла ему рану, которая будет кровоточить, покуда он жив. Нет никаких оснований полагать, что Пенелопа когда-либо обращала внимание на кузена или пыталась ранить его сердце.

один из портретов Пенелопы

Ее опекун решил пристроить красавицу за Роберта Рича, барона Рича, в котором не было ничего хорошего, кроме его состояния. Скучный, мрачный, неумный, лишенный всякого шарма – разве такого мужа заслуживала девушка с талантами Пенелопы? Тем не менее, она, похоже, на момент своего замужества была совершенно свободна в отношении привязанностей, и вышла замуж без колебаний. И взяла свою жизнь в собственные руки.

барон Рич и его вторая жена

Каким-то образом семейная жизнь барона и баронессы Рич устроилась так, что супруги вполне счастливо жили раздельно, встречаясь в супружеской постели приблизительно раз в полтора года, чтобы произвести на свет очередного ребенка. Пенелопа же собрала вокруг себя кружок интересных людей, устроив что-то типа салона, которые войдут среди аристократок в моду гораздо позже. Возможно, она взяла пример именно с Мэри Сидни, которая и сама занималась переводами, композициями, химическими опытами, фармакологией и музыкой, и собрала вокруг себя круг дарований, известный как The Wilton Circle. Компания Пенелопы известна как The Essex Circle, и в этот круг входили многие из тех, кто был своим человеком в Вилтоне.

На этом и заканчивалось сходство между двумя женщинами. Мэри Сидни была фигурой более консервативной, и жила со своим мужем если и не душа в душу, то не бросая вызов обществу. Когда лорд Пемброк умер, он оставил ей изрядное состояние, приправленное условием, что она не должна выходить замуж. Есть мнение, что Мэри впоследствии была вполне счастлива со своим собственным врачом, но условие было соблюдено.

А вот Пенелопа, встретив человека, подходящего ей во всех отношениях, совершенно спокойно включила его в свой брак. Ее любовником стал еще один представитель семьи Блонтов, Чарльз. На тот момент Чарльз Блонт имел только красивый титул барона Монтжоя и ничего больше. Кроме красивой внешности и глубокой цивилизованности, конечно. Что было в елизаветинские времена неплохим капиталом для мужчины, надо заметить. В 1589 году Елизавета сделала этого Блонта одним из своих гвардейцев. Но отличать Блонта она начала раньше, что совсем не понравилось старшему брату Пенелопы, который решил защищать свое право на роль королевского фаворита с оружием в руках. Молодые люди даже дрались на дуэли, из которой победителем вышел Блонт.

Чарльз Блонт

В любом случае, Блонт стал любовником Пенелопы Рич где-то в 1580-х. Впоследствии историки будут ломать головы над тем, кто был отцом многочисленных детей Пенелопы? Семеро старших носили имя барона Рича, но наверняка ни Рич, ни Монтжой, ни сама Пенелопа понятия не имели, кто из детей родился от кого. В будущем Монтжой сделает завещание, включающее не только детей, носящих его имя, но и Пенелопу Рич, и Изабель Рич.

Неизвестно, как бы трио разбиралось в своих отношениях, если бы не скандал с братом Пенелопы и фаворитом королевы, Робертом Деверосом. За что Елизавета благоволила к этому кретину – непонятно. Разве что в первые годы появления при дворе недостаток ума компенсировался приятной внешностью, а ляпы доброжелательно объяснялись неопытностью. Но дело было вовсе не в неопытности, а в том, что Роберт Деверос любил себя превыше всего на свете, имел ни на чем не обоснованное большое мнение о своих способностях, и совершенно не умел и не хотел подчиняться.

Роберт Деверос

По мере того, как Роберт Деверос взрослел, королева срывалась на него все чаще. Известен даже достаточно некрасивый инцидент, когда королева съехала любимчику по уху за очередную бессмысленность, а тот, в ответ, начал вытягивать меч из ножен. Возможно, это только исторический анекдот. Вряд ли лорды были вооружены на заседаниях совета, иначе книга пэров стала бы гораздо короче.

Здесь не время и не место расписывать о том, почему возник и почему не удался так называемый мятеж Эссекса. Главным для Пенелопы Рич были последствия этой достаточно дурацкой выходки. Мало того, что брат попытался свалить вину на Пенелопу и Монтжоя, так еще и «привилегированная распутница» была сдана на поруки законному супругу! До этого она вполне добровольно провела изрядное количество времени у постели мужа, выхаживая его от какой-то тяжелой болезни, но теперь-то положение дел изменилось. Имя Деверосов было официально в немилости, и неизвестно, как повел бы себя барон Рич теперь. Пенелопа задумалась о разводе.

О разводе Пенелопы задумались и оба ее мужа. Монтжой хотел бы узаконить отношения так, чтобы у него были узаконенные наследники, ведь теперь ему уже было, что наследникам передать. Что касается барона Рича, то его положение в союзе Рич – Пенелопа – Монтжой было достаточно унизительно, определяясь одним словом: рогоносец. Ему захотелось нормальной семьи и менее богемной жены.

Поскольку Англия в те годы переживала волнения, связанные с переходом власти от королевы Елизаветы к королю Джеймсу, до развода барона и баронессы Рич руки дошли только в 1605 году. Барон подал на развод на основании супружеской неверности, баронесса уверенно эту неверность признала, но ведь развода-то в том смысле, в каком мы понимаем его сейчас, именно в те годы в Англии не было. Паре официально было разрешено расстаться, да. Но право на заключение нового брака получил только барон Рич, как сторона пострадавшая. Пенелопа потребовала, чтобы ей разрешили выйти замуж за отца своих детей и узаконить потомство пары, но ей было в этом отказано.

Но что значило дозволение или отказ для Пенелопы Деверос? Она и Монтжой поженились приватно, в его доме. Обряд совершил капаллан Монтжоя, Лауд, который стал впоследствии епископом кентерберийским. Кстати, хотя пара и поженилась вопреки судебному решению, их брак был, очевидно, признан законным, потому что старший сын, Монтжой Блонт, унаследовал титул в 1617 году.

Чарльз Блонт умер в апреле 1606 года. Пенелопа пережила его на год. Что касается барона Рича, то он, поверьте, не был обойденной стороной в этой истории. Лет 20 он жил в странном «браке втроем», не выказывая ни малейшего неудовольствия, и не отказывая в любовных связях себе. После развода, он женился на Франсис Врэй, и дожил до 1618 года. От этого брака детей у него не было, и титул барона Рича унаследовал его старший сын от Пенелопы
Метки:

  • 1
Солнышко, глянь в мое послание в личной информации, и избавь меня от нотаций. Ясно?

  • 1