mirrinminttu (mirrinminttu) wrote,
mirrinminttu
mirrinminttu

Categories:

Подведение итогов: Роберт Рантала



Чтобы быть точной, переведу заметки слово в слово:

1. «Ставший объектом международной дискуссии семилетний финско-русский мальчик останется в семье, заявили его родители в пятницу.
Мать мальчика рассказала, что родители и социальные работники подписали в пятницу договор, согласно которому мальчик останется в семье до 18 июня. За это время семья должна будет побывать у социальных работников 10 раз, и социальные работники должны посетить семью 6 раз.

Социальные службы не комментируют состояние дел в семье, потому что эти сведения, согласно закону, не подлежат разглашению. Семилетний ребенок финского отца и русской матери был помещен в срочном порядке в приют в феврале, потому что были подозрения в том, что мать его бъет. В прошлый понедельник мальчик сбежал обратно к родителям.

В России по поводу помещения мальчика в приют поднялся большой шум в СМИ, и об этом случае министр внешних отношений Сергей Лавров говорил на встрече со своим коллегой Александром Штубом.

На этой неделе в Финляндию прибыл уполномоченный президента России Павел Астахов, который уже в среду утверждал, что договорился о решении вопроса с социальными службами Турку и начальником службы социальной защиты Рииттой Лиуканен. Астахов заявил, что социальные службы изначально действовали неправильно, не побывав в семье до того, как ребенка у родителей забрали.

Согласно информации телевизионных новостей, Астахов в пятницу выразил мнение, что в Финляндии должны быть русскоязычнве социальные работники, потому что в стране проживает постоянно значительное языковое меньшинство – русские.»

2. «На прошлой неделе в Финляндии прошел своеобразный СМИ-спектакль. Уполномоченный русского президента Павел Астахов примчался в сопровождении 40 репортеров ознакомиться с одной семьей, проживающей в Турку. Социальные службы поместили несовершеннолетнего ребенка из этой семьи в приют, и родители заявили протест против действий властей.

Мать мальчика по происхождению русская, и семья пыталась повлиять на решение социальных служб, рассказав свою версию происшедшего российским СМИ. Семейная трагедия оказалась вкусной новостью, и семья из Турку заняла надолго место в заголовках российских газет. Российская пресса говорила о том, что решение социальных финских служб объясняется неприязнью к русским.

Российское политическое руководство вскоре взяло семью под свою защиту. Трагедию одной семьи и ребенка, таким образом, хладнокровно использовали в качестве инструмента националистической политики сверхдержавы. По мнению российского руководства, вопрос стоял просто о выполнении обещания заботиться о российских гражданах, где бы те ни проживали.

Посреди шума вокруг семьи, финские социальные службы хранили молчание на всех языках. Основанием для этого был закон о правах ребенка и защите частной жизни семьи. В результате, российские слушатели и читатели увидели в этом подьверждение тому, что дело нечисто.

В данный момент в Финляндии в приютах находятся 10 000 детей, и 60 000 находятся под наблюдением. В деятельности служб по защите детей часто камнем преткновения становятся различия культур, в частности отношение к физическому насилию.

Очень важно, чтобы службы защиты детей не съехали в своей деятельности к одобрению моделей отношений, которые, согласно финским заком, одобрять нельзя. Не менее важно умение объяснить смысл действий социальных служб семьям, чьи корни находятся в других культурах.

Случай с мальчиком из Турку получил временное решение фарсом, когда Астахов заявил, что лично поручается за семью, и готов лично забрать оттуда ребенка, если семья окажется не заслуживающей доверия. Не пора ли социальным службам Финляндии научиться доходчиво объяснять на любом языке, что их деятельность в стране определяется законом, а закон этот базируется на декларации ООН о детских правах?

Мнение ребенка важно при взвешивании вопроса об интересах ребенка, но эти понятия – не синонимы.»

Ну что тут скажешь? Совершенно очевидно, что социальные власти Турку изначально поверили финской учитильницы во всем, что она говорила, и не соизволили познакомиться с семьей, где мама оказалась «чужой». Слово финна против слова русского в Финляндии весит больше. Но это на эмоциональном уровне. А действовать социальные и прочии государственные службы должны не на основании эмоций, а согласно установленным процедурам. Например, взяв под наблюдение семью сразу после декабрьского скандала.

То есть, закон был нарушен, чего уж там. Нарушен он был еще раз (и нарушается хронически), когда матери/родителям запрещают говорить с ребенком на другом, кроме финского, языке в присутствии соцработников. Почему – ясно. Социальные службы избегают трат на переводчика, потому что муниципальные бюджеты урезаны до предела, а на официальных встречах должен присутствовать именно аккредитованный переводчик, который стоит дорого. Просто знающий язык посторонний не подойдет.

О том, кто в истории прав, а кто виноват, судить не берусь. Мой оппонент на ЖЖ сослалась на передачу «Пусть говорят», которую я не видела. Якобы там отец открытым текстом признал, что он – пивной алкоголик. Пивных алкоголиков я видела предостаточно, на ютубовском ролике мужчина их даже отдаленно не напоминает. Пиво пьет вся страна, семей абсолютных трезвенников здесь мало. Если изымать детей из всех семей, где отец вечером открывает пиво, а мать наливает бокал вина (или тоже пиво пьет), то проще ввести в стране снова сухой закон.
Tags: Околофилософское
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments