?

Log in

No account? Create an account
Предыдущий пост Поделиться Следующий пост
Лондонские склоки в конце XVI - начале XVII вв
sigrig
mirrinminttu


На рубеже 1600-го года лондонские женщины из простонародья относились к своей репутации с огромнейшим пиететом. И были не прочь хорошенько потрепать репутацию ближнего. Желательно, публично. Как правило, репутацию другой женщины, хотя исключения были. Как правило, оскорбления были связаны с имеющей место быть или подозреваемой сексуальной активностью. В результате, лондонские суды не скучали, разбирая бесконечные склоки соседок.

Причиной таких столкновений была, конечно, перегруженность Лондона работающими молодыми мужчинами и женщинами, при соотношении 100 женщин на 113 мужчин. Причем, где-то в то же время власти Лондона попытались ограничить прирост населения запретом браков для лиц моложе 25 лет.
Город действительно был перегружен. Если за стенами Лондона плотность населения была 15 домов на акр, то внутри этих домов было 95 на тот же акр!

Причем, люди постоянно мигрировали. В пригородах Лондона около 45 % населения оставались всю жизнь членами одного прихода. В Лондоне – только 9,5%. Каждый седьмой житель Лондона жил в приходе не более года. Такое вот странное сочетание анонимности и скученности.

Количество судебных исков по обвинению в диффамации в Лондоне и его окрестностях в 1572 – 1640 гг

Город
Пригород
Восточный Лондон
Сельские р-ны
Женщины истцы
595
269
126
189
Мужчины истцы
231
97
36
143
Всего
826
366
162
332
Женщины ответчики
507
213
109
189
Мужчины ответчики
353
171
58
165
Всего
860
384
167
354
Тяжбы между женщинами
324
134
78
84
Тяжбы между мужчинами
76
32
11
51
Всего разных тяжб
801
354
156
318


Язык оскорблений почти не изменился. Цель тоже. Мужчин оскорбляли, ставя под сомнения их мужественность, роль главы дома и законное отцовство.

Например, в 1618 году некий административный служащий Ричард Пейнтер попытался арестовать слугу Абигейль Хеллам за то, что тот неуважительно отозвался о жене Пейнтера. Абигейль вступилась за своего слугу, ославив Пейнтера так: «Thowe art a troublesome fellowe and it were more fitter for thee to be at home with thie wife, and meddle with thie bastardes» («От тебя одни проблемы, парень! Лучше убирайся к себе домой, сиди там со своей женой и занимайся своими бастардами!»). Здесь Абигейль Хеллам подтвердила обвинения своего слуги в адрес жены Пейнтера, обозвав его детей бастардами, т.е. «нагулянными», а не рожденными от законного супруга.

И оцените ярость, с которой Анне Вебб набрасывается на соседку Марджери Данн в 1593 году, обвиняя ее в слишком доминирующем над мужем поведении! «thow hackney queane thow hackney jade comon ridden jade… codpeece quean thow monster thow, putt of thy long pettycote put on a pair of britches putt of the white kerchiff and putt on a flatt capp for thow hast a snaffle for thy husband to make him ly upon the boords all night and by the selfe upon two or thre feather bedes» («ты, продажная стерва, продажная кляча, заезженная всеми кляча, стерва с ширинкой, монстр, одела штаны под длинную юбку, одела передник, шляпу с полями одела, и все потому, что у тебя ничтожество мужем, который спит на полу, пока ты сама спишь на двух или трех перинах»). Здесь довольно причудливо откликнулось представление о «кроссдрессинге» (брюки, короткая стрижка и шляпа типа цилиндра, которые как раз были в большой моде) как признаке сексуальной доступности. Обоснуй довольно причудлив и длинен, так что я его опускаю.

Относительно мужественности и способности мужчины удовлетворить женщину тоже ходило немало оскорблений. Если верить Алану Хейнсу, то половое бессилие было самым страшным пугалом для англичан того времени. Разумеется, это нашло свое отражение в диффамации.

Любопытна таблица «популярности» оскорблений, которая собрана по двум временным периодам.



Поскольку угодить под суд за диффамацию было легко и просто, скандалисты зачастую использовали непрямую форму оскорбления: «Я никогда не играла в шлюху с Джоном Найтом за корсаж и голландскую рубашку». Помогало это не всегда. Например, за фразой, которую сказала Винифред Бланд Элизабет Холлиншед («я никогда не скакала на лошади 12 миль, и никогда не выносила корзину простыней из дверей Неда Бёрда… Бесс, Бесс, когда у меня будут дети, у них будет только один отец»), последовало аж три судебных разбирательства в 1608 году.

Своеобразным был случай, когда Энн Симс заставили покаяться в непристойном поведении перед Рождеством 1586 года, перед всеми прихожанами церкви св. Маргариты.

Она и призналась, что м-р Лисби, пастор церкви, «бесстыдно» совершал с ней «телесное совокупление» множество раз, и достаточно подробно описала, где именно и когда. Явно не то покаяние, которого ожидали прихожане, но вряд ли они были разочарованы. Вполне очевидно, Энн Симс не солгала, потому что на следующий год тот же м-р Лисби был обвинен в поползновениях на честь другой своей прихожанки.

Не менее забавна ссора, происшедшая в Степни, в 1627 году, когда Элизабет Вилли и Элизабет Итон изругали Анне Хупер: «away you whore you lay with a fleminge for 2 shillings and with an Englisn man for halfe a crowne I would have used an English man better than a fleminge you whore» («ты, шлюха, спала с фламандцем за 2 шиллинга, а с англичанина содрала полкроны! Я бы лучше дала англичанину, чем фламандцу, шлюха ты эдакая!»)

Или представьте, как высунувшаяся из окна дома на Флитстрит Сьюзен Симондс кричит своей соседке этажом ниже: «Ты шлюха, Элис Эмос! Я видела, как мой муж стоял у тебя между ногами и ты нагло положила свою руку на его ширинку!». А из глубины квартиры выкрикивает и сам муж: «Не забудь про кварту сливок, не забудь про кварту сливок!». Потом муж присоединяется к жене в окне, и уточняет соседке, что «шлюха ты и есть, потому что я поимел тебя шесть раз за эту кварту сливок!»

Соседская идиллия…

Источник: Laura Gowing, Domestic Dangers. Women, Words, and sex in Early Modern London, 1998
Метки:

  • 1
Наверное, судьям было иногда сложно оставаться серьезными. Кстати, работа была гигантская по каждому иску. Хотя стороны и были грамотны, как правило, в грамотности были ограничения. Те, кто умел читать, могли не уметь писать, а если и умели, то не могли составить историю из своих показаний. Клеркам суда приходилось и опрашивать свидетелей, и составлять связное показание самим.

И клерки без хлеба не остались.))

:) спасибо, приятно осозновать, что ничего не изменилось

некоторые черты человеческого характера вообще изменились мало))

Хм, Times New Roman какой оказывается древний шрифт.

  • 1